Экспорт угля поставили в советскую очередь

Аналитика
Экспорт угля поставили в советскую очередь
Экспорт угля поставили в советскую очередь
31 августа, 11:59
Первоочередной провоз эльгинского угля по железной дороге на восток дорого обойдется угольщикам из Хакасии и Бурятии — доходов недосчитаются не только компании, но и региональные бюджеты

Рост мировой экономики после ковидного 2020 года, а также «гримасы» энергоперехода привели к неожиданному результату — самому большому за последние 15 лет росту мирового потребления угля. Российские компании, разрабатывающие угольные месторождения, оказались готовы к такой благоприятной рыночной конъюнктуре, но подвела логистика. По ряду экспертных оценок, российские железные дороги с трудом справляются с возросшей нагрузкой. Более того, в борьбе за экспорт одни компании, вооружившись своими лоббистскими возможностями, стали «выталкивать» конкурентов и добиваться преференций для провоза своего угля по Байкало-Амурской магистрали (БАМу), ставя под угрозу другие проекты и бюджеты целых регионов.

В частности, по данным СМИ, в правительстве уже практически договорились предоставить «Эльгауглю», разрабатывающему Эльгинское угольное месторождение коксующегося угля в юго-восточной части Якутии, право первоочередного провоза 20 млн тонн угля в год по БАМу. Как пишет «Коммерсант», в профильных ведомствах согласились на эти преференции, так как они нужны компании для создания за 97 млрд рублей железнодорожной ветки до поселка Чумикан на берегу Охотского моря, которая позволит «Эльгауглю» уйти от перевозок по БАМу.

План хороший, однако для его реализации придется «подвинуть» других участников рынка и снизить в 2022–2023 годах вывоз угля из ряда регионов на 18 млн тонн.

Это не коснется Кузбасса, поскольку президент РФ поручил нарастить поставки угля из Кемеровской области на восток к 2024 году на 30%. Однако первоочередной провоз эльгинского сырья дорого обойдется угольщикам из Хакасии и Бурятии. Напомним, что в этих регионах работают такие крупные компании как СУЭК, «Коулстар» и «Русский уголь». В 2020 году их совокупная добыча составляла порядка 37,5 млн тонн. Получается, что они либо на 18 млн должны будут снижать свою добычу, либо отправлять уголь в другом направлении. Однако в любом случае это сильно отразится на бюджетах Бурятии и Хакассии, а также на доходах населения.

Представитель одной из угольных компаний, которой возможно будет закрыт экспорт в страны АТР в связи с новой ситуацией на российских железных дорогах, отметил, что они узнали из СМИ о планах предоставить «Эльгауглю» право первоочередного провоза 20 млн тонн угля по БАМу: «Мы в растерянности. Где федеральная антимонопольная служба, где наши договоренности с РЖД? Получается, что проводится политика дискриминации регионов по доступу к общей инфраструктуре. Мы не требуем возможности увеличения поставок, но хотим рассчитывать хотя бы на то, что было ранее. Однако нам сказали, что на восток вы больше не поедете, отправляйте свой уголь на запад! Но ведь там не так много потребителей, и это как минимум 20-30% дополнительных затрат». Угольщик отметил, что Хакассия — один из самых закредитованных регионов России, ее долг составляет почти 100% от ВРП:

«При нынешней благоприятной ценовой конъюнктуре на мировом энергорынке экспорт угля в страны АТР позволил бы дополнительно перечислить в региональный бюджет порядка 2-3 млрд рублей. Это большая сумма региона».

Представить угольной компании также уточнил, что президент давал поручение увеличить отгрузку угля из Кемеровской области, но не имел в виду, что для этого нужно ставить под удар угольную отрасль в других регионах России.

И действительно, а куда смотрят регуляторы? Почему отмалчивается ФАС, закрывая глаза на нарушение конкуренции, когда одним угольным компаниям хотят дать карт-бланш на провоз 20 млн тонн, а других просто останавливают. Ведь очевидно, инвестиции в проекты привлекали все, кредиты брали все, причем под экспортные поставки. Теперь же получится, что одна компания находится в более привлекательных условиях из-за привилегированного доступа к перевозкам их сырья, а для других весь рынок стран АТР будет закрыт, что ставит под сомнение эффективность инвестиций. Самое печальное, что такая ситуация складывается в период высоких цен на уголь, когда кредиторы просто не смогут понять, почему угольщики плодят убытки.

Лоббизм «Эльгаугля» конечно поражает, но не в меньшей степени вызывает удивление позиция Минэнерго. Ведь профильное ведомство должно обеспечивать развитие отрасли в целом и предоставлять возможность для отраслевых проектов расширить сове присутствие на международных рынках. Кстати, глава Хакассии Валентин Коновалов уже общался с министром энергетики России Николаем Шульгиновым по вопросу поставок угля по БАМу. Однако результаты этой встречи не известны. Хакасские СМИ лишь разместили слова губернатора о бедственном положении предприятий региона по объемам вывоза угля: «За 7 месяцев прошлого года в восточном направлении из Хакасии было вывезено 7,9 млн тонн угля. За семь месяцев этого года — 4,3 млн. Почти 8 млн тонн в прошлом году и почти 4 в этом, вдумайтесь. При том, что в прошлом, что в этом году нам установлен объем на вывоз в 13,7 млн тонн. Мы понимаем, что такими темпами за 2021 год из Хакасии больше 7 млн тонн на восток не уйдет. В этом случае наш бюджет недосчитается 2,6 млрд рублей. Но мы уже запланировали эти деньги в бюджете, исходя из утвержденных нам объемов вывоза! Недополучив эти деньги, мы не сможем в полном объеме финансировать наши расходы, а они у нас на 70% социальные. А что будут делать угольные предприятия, которые не получат деньги за добытый уголь? Сокращать работников? Но это жители Хакасии и их семьи», — заявил Коновалов в интервью порталу 19rus.info.

Эта же тема обсуждалась и на совещании, которое провела зампредседателя правительства России Виктория Абрамченко. «Я хочу отметить, что при высокой цене на уголь, особенно на Востоке, мы будем сидеть без полноценной прибыли», — подчеркнул Коновалов.

Таким образом, от предполагаемых преференций бизнес «Эльгаугль» пойдет в гору, а вот другим предприятиям, а также регионам грозит увеличение дефицита бюджета и безработица. Это, мягко говоря, несправедливо, особенно в ситуации, когда мировая конъюнктура предоставляет угольной отрасли благоприятный, но не длительный период. Как ранее отмечал «НиК» директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин, в настоящий момент перед активным внедрением технологий декарбонизации уголь имеет окно возможностей, но оно ограничено этим десятилетием.

Примечательно, что несмотря на все планы профильных ведомств, приоритетный провоз 20 млн тонн в год угля с Эльгинского месторождение отнюдь не гарантирует строительства новой ветки железной дороги до Охотского моря, так как инвестиционного решения по реализации данного проекта пока не принято.

«При принятии инвестиционного решения о строительстве железной дороги необщего пользования Эльга-Чумикан и порта мы не учитывали и не учитываем любые изменения правил недискриминационного доступа к инфраструктуре железнодорожного транспорта, как и получение приоритетного провоза и других льгот со стороны государства, а также не планируем отключения от БАМа, тем более уплаты штрафов», — передала пресс-служба слова гендиректора УК «Эльгауголь» Александра Исаева изданию «Коммерсант». Поэтому не понятно, в чем собственно будет заключаться государственная выгода от льгот для Эльгинского месторождения, и, собственно, почему от этого должны страдать другие экспортеры сырья и угольные регионы?

Руководитель Центра анализа стратегии и технологии развития ТЭК РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина Вячеслав Мищенко заметил, что в настоящее время уголь является единственным альтернативным газу топливом: «Лето было достаточно жарким, что увеличило спрос на электроэнергию. Однако после сильно подскочивших цен на газ в Европе и в Азии, электрогенерация начала искать альтернативное топливо, и кроме угля, по сути, ничего доступного нет», — пояснил эксперт. Он заметил, что летом в РЖД наблюдался дефицит полувагонов, применяемых для перевозки угля, и ставки на их аренду росли. Однако для развития отрасли и реализации проекта Восточный полигон российские железные дороги должны быть полностью укомплектованы для увеличения поставок сырья по БАМу Транссибу.

Напомним, что 14 августа президент РФ Владимир Путин поручил правительству до 31 декабря проработать возможность заключения между РЖД и угледобывающими организациями соглашений по объемам вывоза угля, кроме того, до 15 сентября правительство должно представить предложения по увеличению объемов вывоза угля из Дальневосточного и Сибирского федеральных округов, а до 1 ноября принять меры по ускоренному развитию провозной и пропускной способности инфраструктуры БАМа и Транссиба и представить соответствующий доклад.

Вместе с тем в настоящее время в правительстве активно обсуждается вопрос об увеличении вывоза угля в восточном направлении, но, судя по всему, главным образом из Кемеровской области.

На недавнем совещании по развитию угольной отрасли первый вице-премьер Андрей Белоусов сообщил, что объем вывоза угля из Кузбасса в восточном направлении к концу 2024 года должен вырасти с 53 млн тонн до 68 млн тонн. Кроме того были рассмотрены дополнительные меры, которые позволят увеличить объем перевозок, прежде всего за счет совершенствования существующих технологий. «Мы достаточно долго обсуждали те меры, которые нужно реализовать для того, чтобы увеличить вывоз. Меры связаны прежде всего с развитием технологии перевозок. Повышением веса поезда, ускорения поездов и так далее», — заявил Белоусов.

При этом важно, чтобы недискриминационная возможности для экспорта была у производителей угля во всех российских регионах, по крайней мере, есть надежда, что именно этот тезис будет отражен в новом договоре РЖД с российскими угледобывающими организациями.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter