Новое женское лицо немецкой политики: чем Анналена Бербок отличается от Ангелы Меркель

Аналитика
Новое женское лицо немецкой политики: чем Анналена Бербок отличается от Ангелы Меркель
Новое женское лицо немецкой политики: чем Анналена Бербок отличается от Ангелы Меркель
28 октября 2021, 12:35Текст: Николай ПроценкоФото: ianed.ru
Как Анналена Бербок вошла в политическую жизнь Германии, и почему она вряд ли способна повторить путь Ангелы Меркель

Лидер немецкой Партии зеленых Анналена Бербок в новом коалиционном правительстве Германии претендует на пост министра иностранных дел, сообщают различные источники. Новость во всех отношениях безрадостная для России, поскольку фрау Бербок известна как принципиальный противник улучшения российско-германских отношений в целом и проекта «Северный поток-2» в частности. В то же время отношение к Бербок среди немцев далеко не однозначно положительное, и это обстоятельство, несомненно, будет отражаться на ее дальнейшей политической карьере.

О том, как Анналена Бербок вошла в политическую жизнь Германии и почему она вряд ли способна повторить путь Ангелы Меркель, недавно подробно рассказало влиятельное американское издание Politico в материале берлинской журналистки Эмили Шультайс под заголовком «Быть женщиной в немецкой политике по-прежнему нелегко». Как следует из этой публикации, недавняя кампания по выборам в Бундестаг показала, что немецкому обществу еще предстоит долгая работа над толерантностью и предрассудками.

Теплым вечером в начале сентября Анналена Бербок вышла на сцену на переполненной берлинской площади. До выборов в Бундестаг оставалось чуть больше трех недель, и около двух тысяч человек пришли, чтобы увидеть первого в истории кандидата на пост канцлера от прогрессивной Партии зеленых, выступающих за защиту окружающей среды. «Вы можете ощутить изменения прямо здесь, на Вильгельмплац», — сказала Бербок аудитории под аплодисменты.

Тем времен четыре стоявшие впереди девушки, взобрались на металлическую перегородку, чтобы лучше рассмотреть кандидата. Бербок, энергично жестикулируя с микрофоном в руке, иногда упоминала их в своем выступлении. Когда пришедшая на встречу горстка правых противников «зеленых» поднимала крик, она напоминала, что здесь присутствуют дети, а когда наступило время вопросов и ответов, она подошла к девушкам и ответила на их вопрос о том, какой должна быть жизнь, более благоприятная для климата.

У этих девушек есть политический опыт, которого нет у американок, поскольку в истории США женщина никогда не занимала самый высокий пост в стране. В течение последних 16 лет Германией правила твердой рукой Ангела Меркель, ставшая, возможно, самой влиятельной женщиной в мире.

Что же касается Бербок, то ее фигура в реальном времени демонстрирует, что даже в Германии — стране, которую часто называют образцовым примером женщины-лидера, — в политике нелегко искоренить сексизм.

Быть может, эти два понятия даже трудно разделить.

Бербок стала одним из первых претендентов на пост канцлера Германии. Весной она в течение нескольких недель опережала двух своих главных соперников — Армина Лашета из блока ХДС/ХСС и социал-демократа Олафа Шольца: беспрецедентное достижение для «зеленых», у которых никогда прежде не было реальных шансов на победу в борьбе за власть. После этого Бербок подверглась безжалостной атаке за ряд непредвиденных ошибок, включая разоблачение плагиата в ее книге, хотя ее соперникам-мужчинам оказалось легче выпутаться из собственных мелких скандалов. Кроме того, о Бербок распространялась дезинформация с гендерным уклоном: в одной из публикаций ее лицо с помощью фотошопа было прикреплено к изображению обнаженной женщины с подписью «Я была молода, мне были нужны деньги», указывающей на то, что политик была секс-работницей. Одновременно Бербок сталкивалась с более привычными образцами сексизма наподобие вопросов о том, сможет ли она одновременно справляться с канцлерством и ролью матери.

Сама Бербок избегала слишком откровенно затрагивать тему сексизма в ходе своей кампании. «Всегда будут такие моменты, особенно когда у людей заканчиваются реальные доводы, и они начинают приводить аргументы ниже пояса. Но на этих выборах также присутствовал элемент ненависти и клеветы, иногда по гендерному признаку, и все это усиливались социальными сетями», — сказала Бербок в интервью Politico.

Ее кандидатура заставила немецких политических обозревателей биться над вопросом, насколько Германия действительно лишена предрассудков, когда дело касается женщин-лидеров. Бербок оказалась второй женщиной, претендовавшей на высший пост в стране, но была первой, кто ощутил на себе новую атмосферу для женщин-политиков после предстоящего ухода в отставку Меркель. «Нельзя сказать, что немцы не доверяют женщинам быть канцлером — первый пример у нас уже есть. Но все же кандидат-женщина сталкивается с другими нападками и на другом уровне, чем мужчины», — считает депутат Бундестага от «зеленых» Франциска Брантнер, возглавлявшая кампанию партии в земле Баден-Вюртемберг.

Во многих отношениях Бербок является противоположностью Меркель.

Она молода (Бербок всего 40 лет), она выступает за системные перемены (Меркель же возглавляет одну из двух основных центристских партий) и открыто признает себя женщиной и матерью, тогда как действующая фрау-канцлер до недавнего времени в основном избегала обсуждения гендерной проблематики. Когда Меркель впервые баллотировалась на пост канцлера в 2005 году, она сама сталкивалась с затруднениями: при восхождении по карьерной лестнице в ХДС, где доминируют мужчины, ее называли «девушкой Коля», имея в виду бывшего канцлера Гельмута Коля, наставника и предшественника Меркель. Ей задавали вопросы об одежде, критики намекали на то, что Меркель, будучи бездетной женщиной, не до конца понимает жизнь немецких матерей и семей. Даже ее известное прозвище Мутти («мать») имеет сексистский подтекст.

Тяжелая атмосфера, в которой оказалась Меркель, помогает объяснить, почему за 16 лет ее пребывания на посту канцлера женщинам так и не удалось добиться такого прогресса в политике, на который надеялись некоторые. Меркель изначально решила не делать стратегического акцента на своем поле, вероятно, посчитав, что для лидера консервативной ХДС активно отстаивать феминистскую политику будет некстати. И только после того, как Меркель заявила, что не будет баллотироваться на пятый срок, она стала более открыто говорить на гендерные и феминистские темы. В 2019 году в редком большом интервью канцлер рассказала о проблемах, с которыми сталкивается женщина в политике («когда я одеваю один и тот же пиджак четыре раза в течение двух недель, мне по этому поводу сразу начинают сыпаться письма»), и о необходимости гендерного паритета в общественной жизни. А в начале нынешнего сентября Меркель наконец заявила: «Да, я феминистка».

В прошлом созыве Бундестага на долю женщин приходился 31% депутатов, что выше, чем в Конгрессе США (27%) и в среднем по миру (25%), но ниже, чем у многих европейских соседей Германии. Четыре года назад эта доля была деле выше — 37%, но она упала, когда в 2017 году места в Бундестаге заняла крайне правая партия «Альтернатива для Германии», состоящая преимущественно из мужчин. На руководящих же должностях женщины встречаются гораздо реже: они составляют лишь 9% среди мэров городов Германии и возглавляют только две из 16 федеральных земель.

Тот факт, что для Меркель стало более комфортно говорить на гендерную тему, может быть признаком изменения ситуации. Бербок в ходе предвыборной кампании значительное внимание посвятила вопросам улучшения положения женщин в Германии. Однако кандидат от «зеленых» столкнулась с проблемой, которой у Меркель, до сих пор не имеющей даже аккаунта в твиттере, не могло быть в 2005 году: разжигание ненависти в интернете и дезинформационные атаки. Некоторые из них были основаны на предвзятых представлениях о «зеленых»: утверждалось, например, что партия хочет запретить держать домашних животных, чтобы сократить выбросы углерода. Другие же нападки были явно сексистскими.

Кандидаты-женщины, представляющие весь политический спектр Германии, знакомы с подобным отношением.

Журнал Der Spiegel выяснил, что 69% женщин-парламентариев сталкивались с проявлениями женоненавистничества, а 36% сообщили о нападениях как лично на себя, так и на свои офисы или жилье. Вибке Винтер, 25-летняя представительница ХДС/ХСС, баллотировавшаяся в Бундестаг, в ходе кампании утверждала, что в целом политическая сцена Германии стала более гостеприимной для женщин. Однако после выступления на телевидении, где она сообщила, что теперь будет советником своей партии по вопросам климата, ее аккаунт в твиттере был наводнен ненавистническими нападками. «Думаю, что я сломала сразу слишком много клише: я женщина, которая отвечает за климат в ХДС, а это не тот сюжет, и это не та история, которую люди хотят слышать», — прокомментировала ситуацию Винтер. В то же время после твиттер-атаки она получила поддержку многих немцев, в том числе сторонников других партий.

Представительнице СДПГ Сосан Чебли в ходе кампании вообще пришлось перемещаться под защитой полиции из-за большого количества реальных угроз убийством, которые она получала. В случае с Чебли совпало несколько факторов: она не просто женщина, но еще и выходец из семьи мусульман-беженцев, открыто говорящая о расизме в Германии.

Удары, которые сыпались на Анналену Бербок в ходе предвыборной кампании, подорвали доверие к ней в глазах избирателей. После почти безупречного апрельского старта она занимала первое место в опросах и появилась на обложке Der Spiegel, уверенно позируя, положив руки на бедра, демонстрируя уверенность и легкость, которых не хватало тогда ее оппонентам-мужчинам. Но после серии ошибок рейтинг «зеленых» начал снижаться. Сначала немецкие СМИ сообщили, что Бербок не раскрывает дополнительные доходы от своей партии. Затем появились доказательства того, что она преувеличивала отдельные эпизоды своей биографии и обильно использовала в своей книге отрывки из чужих работ без указания источников (за плагиат Бербок извинилась, пообещав уточнить цитаты). Однако эти ошибки быстро стали определяющим сюжетом ее кампании: «Даже четверть немцев так и не верят Бербок!» — гласил один из заголовков таблоида Bild.

Сторонники Бербок признают, что в ходе кампании были допущены ошибки, однако некоторые полагают, что гендерная предвзятость слегка усиливала представление о некомпетентности и неопытности лидера «зеленых».

У обоих ее соперников, Армина Лашета и Олафа Шольца, тоже были скандалы с плагиатом и уклонением от уплаты налогов, однако они не приобрели такой же масштаб, как разоблачение Бербок, и не настолько предопределили ход их кампаний.

«Анналена Бербок, очевидно, должна соответствовать более строгим стандартам, чем ее конкуренты», — прокомментировала эту ситуацию немецкая писательница Таня Дюкерс в колонке для издания Deutschlandfunk. «Мелкие оплошности, которые произошли с Анналеной, случились не по ее вине: это всё ее консультанты, которые не проверяли факты так тщательно, как следовало бы. Если бы такое случилось с мужчиной, все бы просто сказали: ну, он очень занятой человек», — считает Петра Вайсфлог, глава отделения «зеленых» в восточногерманском городе Котбус.

Сама Бербок в беседе с Politico провела определенные параллели с президентской кампанией в США несколько лет назад, где гендерный аспект также играл большую роль в победе Дональда Трампа над Хиллари Клинтон. Однако, добавляет американское издание, с момента прихода к власти Ангелы Меркель в 2005 году в немецком обществе открытая дискуссия на темы гендерной дискриминации и неприемлемого поведения в этой сфере стало гораздо более приемлемой.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter