«Труба» без победного конца

Аналитика
«Труба» без победного конца
«Труба» без победного конца
28 сентября, 13:42Анатолий Радченко
Даже если «Северный поток — 2» полноценно заработает в ближайшем будущем, политические баталии вокруг него далеко не окончены

Главный исторический урок, о котором можно говорить после завершения строительства газопровода «Северный поток — 2» («СП-2»), связан со слишком непредсказуемыми последствиями смешения политических и экономических соображений. Если бы два года назад Европа руководствовалась чисто экономической логикой, то «СП-2» был бы запущен по графику и сегодня европейский рынок газа вряд ли бы переживал ценовой шок. Путем титанических усилий Россия смогла завершить проект, но этот успех лишь раззадоривает противников, прилагающих все усилия, чтобы «СП-2» был введен в эксплуатацию с максимальными проволочками, а это, в свою очередь, провоцирует ответные действия России. И даже если газопровод полноценно заработает в ближайшем будущем и будет приносить «Газпрому» экономические дивиденды, политические баталии вокруг него далеко не окончены.

Авральная ситуация на европейском энергетическом рынке, сложившаяся в сентябре, когда цены на газ устанавливали новые рекорды чуть ли не каждый день, сама собой напоминает о последних месяцах 2019 года, когда стоимость газа, наоборот, находилась на рекордно низких уровнях. Несмотря на то, что у истории нет сослагательного наклонения, можно легко смоделировать дальнейшее развитие событий, представив, что укладка «СП-2» завершилась бы по первоначально намеченному графику — не позднее последнего квартала 2019 года. Возможно, ввод «трубы» в эксплуатацию занял бы довольно продолжительное время, но к середине текущего года «СП-2» в любом случае был бы запущен и помог бы европейцам довести запасы газа в хранилищах до приемлемого уровня в преддверии зимы. Но тогда у европейских политиков не нашлось решительных контраргументов против позиции США, угрожавших российскому проекту все новыми санкциями.

Теперь же Европа имеет ровно то, что имеет. Биржевые цены на газ галопируют, но получить газ по «СП-2» быстро не получится — трубопроводу и его оператору Nord Stream 2 еще требуется пройти сертификацию. 18 сентября секретарь Еврокомиссии Вивьен Лунела сообщила, что эта процедура может продлиться более двух месяцев, то есть при самом оптимальном сценарии Европа сможет получить газ этому маршруту только ближе к Новому году. До какого уровня к тому времени дойдет цена на газ, можно только догадываться.

Однако вместо того, чтобы максимально ускорить запуск «СП-2», Евросоюз устраивает очередные политические демарши. Через несколько дней после завершения укладки труб Европарламент одобряет доклад, подготовленный бывшим премьер-министром Литвы Андрюсом Кубилюсом, где, помимо прочего, говорится, что Евросоюз должен быть «готов к постепенному прекращению импорта нефти и газа из России». А затем Федеральное сетевое агентство Германии (BNA) включает в список сертификаторов «СП-2» польский нефтегазовый холдинг PGNiG, который был одним из главных противников российского проекта.

Ситуация накалилась еще больше после того, как «Газпром» сообщил, что не будет бронировать дополнительные объемы транзита газа через Украину на октябрь, а мощности газопровода «Ямал — Европа» на тот же месяц выкупит лишь на треть.

На помощь Европе тут же пришел Госдепартамент США, требующий от России как можно быстрее нарастить поставки через Украину, чтобы снизить дефицит газа. Обозначило свою позицию и Международное энергетическое агентство (МЭА), заявившее, что Россия могла бы сделать больше для увеличения доступности газа на европейском рынке, заодно подчеркнув свою репутацию надежного поставщика.

Очевидно, что политика и экономика в истории вокруг «СП-2» переплелись до степени неразличимости, и рассчитывать на то, что в дальнейшем две эти сферы будут дистанцироваться друг от друга, практически не приходится.

Вокруг «СП-2» слишком много политических споров, зачастую не подкрепленных соображениями экономической целесообразности, констатирует заместитель директора Международного института энергетической политики и дипломатии МГИМО Игбал Гулиев. Экономическая логика, указывает он, совершенно понятна: Россия со своим трубопроводным газом, реализуемым в Европу в рамках долгосрочных контрактов, всегда предлагала гораздо более выгодные условия, застрахованные от ценовых шоков. Для Германии — точки входа «СП-2» — данные условия выгодны вдвойне, поскольку эта страна является газовым хабом Европы, а кроме того, газ может компенсировать мощности атомной энергии, от которой Германия отказалась.

В то же время Евросоюз сам приложил все усилия для того, чтобы альтернативы были дороже, чем российский газ. Курс Еврокомиссии на рыночное ценообразование привел к заметному повышению биржевых цен на газ, отмечает Игбал Гулиев, а процессы либерализации европейского газового рынка и динамичное развитие СПГ-сегмента, по сути, привели к объединению европейского рынка с азиатским, где цены на газ традиционно были значительно выше европейских. Политическая задача демонополизации решена, но европейские покупатели газа в рамках долгосрочных контрактов с нефтяной привязкой цен по-прежнему выигрывают.

Еще одна политическая интрига, связанная с «СП-2», — новая конфигурация правительства Германии после выборов в Бундестаг 26 сентября.

Первоначальные прогнозы по поводу предвыборной кампании благополучно не подтвердились. Главным конкурентом христианских демократов в борьбе за победу в итоге стали не «зеленые», а социал-демократы, лидер которых Олаф Шольц в какой-то момент даже вышел на первое место в опросах на тему, кого бы немцы хотели видеть новым канцлером. Это дезавуировало еще один возможный сценарий: выборы выигрывают христианские демократы, место Ангелы Меркель занимает их новый лидер Армин Лашет, а младшим партнером по правительственной коалиции становятся социал-демократы. Завоевав общественное мнение, Шольц в начале сентября заявил, что хотел бы сформировать правительство вместе с «зелеными», с которыми у его партии много общих пунктов в программах, а не с правоцентристами.

«Представители Социал-демократической партии Германии известны достаточно теплым отношением к России, — комментирует Валдис Плявиньш, независимый энергетический эксперт. — В целом отношения СДПГ и России уходят корнями к политике канцлера ФРГ Вилли Брандта, который продвигал „новую восточную политику“, направленную на разрядку отношений между Восточной и Западной Европой. Однако на деле все будет зависеть от того, с кем СДПГ будет формировать правящую коалицию в Бундестаге. Вероятность правящей коалиции с участием „зеленых“ достаточно высока, поэтому не стоит рассчитывать на быстрое смягчение отношений между Россией и Германией, равно как и на быстрое решение вопросов „СП-2“. Однако в том случае, если „зеленые“ не войдут в коалицию, можно ожидать достаточно быстрого решения по „СП-2“. В случае скорого введения „СП-2“ в эксплуатацию увеличится предложение газа, что значительно снизит цену и приведет к нормализации рынка».

Впрочем, даже если новое правительство Германии пойдет по самому радикальному сценарию — с ускоренным переходом к водородной энергетике, — и здесь «СП-2» может оказаться кстати. При снижении потребностей Евросоюза в природном газе новый газопровод, напоминает Гулиев, может быть достаточно легко трансформирован для транспортировки водорода, а транспортировать по нему метано-водородную смесь можно уже сейчас. Так что в геоэкономическом контексте риски проекта минимальны, считает эксперт.

Зрелое понимание того, что Германии нужно переходить на закупку новых больших объемов газа, который экологически чище, чем нефть и уголь, рано или поздно возникнет, считает берлинский политолог Александр Рар, один из ведущих экспертов по российско-германским отношениям. Но в любом случае, подчеркивает он, в дело будет вмешиваться политика: «С одной стороны, в Германии есть своя экономическая и климатическая логика и повестка, с другой — есть внутреннее противостояние всему, что происходит в России. Этот момент будет педалироваться определенными силами, которые даже себе в ущерб не захотят идти на сотрудничество с Россией в экономической сфере. „Зеленые“ хотят, чтобы будущее правительство приостановило поддержку „СП-2“. Если это произойдет, американцы теоретически смогут вводить санкции против европейских компаний, которые задействованы в проекте».

В более долгосрочной перспективе палки в колеса российскому газу могут вставить институты, отвечающие за формирование «зеленых» таксономий, и предпосылок для этого уже более чем достаточно.

Несмотря на то, что новая администрация США, по сути, закрыла глаза на достройку «СП-2» после достижения договоренностей с Германией, ее позиция в отношении этого проекта в определенном смысле стала еще жестче, чем во времена Дональда Трампа. «Одна из причин, помимо геополитических вопросов, связанных с Россией, по которой я считаю этот трубопровод очень опасным, заключается в том, что по нему транспортируется самая грязная форма природного газа на Земле», — заявила в мае министр энергетики США Дженнифер Грэнхолм.

Этот же тезис озвучил и президент Украины Владимир Зеленский во время недавнего визита в Америку, в ходе которого обсуждалось будущее украинского газового транзита. Сам факт, что в середине 2021 года данный вопрос по-прежнему актуален, служит еще одним доводом в пользу того, что достройку «СП-2» нельзя считать безоговорочной победой. Хотя многие, наверное, уже и забыли, что исходно этот проект должен был ликвидировать принципиальную необходимость в украинской газотранспортной системе, а возможно, и ее саму.

Однако Украина — даже при всей ее минимальной политической субъектности на международной арене — регулярно демонстрирует умение играть по принципу «хвост виляет собакой». Полное прекращение транзита газа через Украину может привести к значительным репутационным издержкам для «Газпрома», поэтому такой шаг можно будет назвать скорее политическим, чем экономическим действием, отмечает Валдис Плявиньш. Впрочем, это вряд ли произойдет. В ходе встречи с Ангелой Меркель в августе Владимир Путин заявил, что Россия готова продолжать транзит газа через Украину и после 2024 года, хотя объемы прокачки будут зависеть от готовности Европы закупать российские энергоресурсы.

В то же время для Германии, которая усилиями Ангелы Меркель за последние 7 лет регулярно выступала в роли модератора в российско-украинском конфликте, запуск «СП-2», несомненно, позволит стряхнуть с плеч гору проблем, связанных с Украиной.

«Для нового канцлера — если, конечно, это не будет представитель „зеленых“ — значимость Украины в повестке дня очень сильно упадет, потому что у Германии есть проблемы гораздо больше и серьезнее, как минимум на уровне Евросоюза,

— говорит Александр Рар. — Германии сейчас не до Украины, да и украинская проблематика просто утомила людей. В то же время украинская повестка для Германии точно не обнуляется в связи с „Северным потоком — 2“ в силу политических моментов, которые зафиксированы».

Германия, напоминает немецкий эксперт, чтобы получить разрешение от США на достройку «СП-2», договорилась с американцами, что в случае новых конфликтов между Москвой и Киевом она во всех отношениях будет на стороне Украины. «Очень надеюсь, что этот момент не станет поводом для провокаций, которые позволят Украине представить себя жертвой российской агрессии и вынудить Запад принимать односторонние решения в ее пользу. Эти риски тоже нужно предвидеть», — резюмирует Александр Рар.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter