Глобальный газовый рынок в условиях декарбонизации: перспективы и вызовы для компаний

Глобальный газовый рынок в условиях декарбонизации: перспективы и вызовы для компаний

Глобальный газовый рынок в условиях декарбонизации: перспективы и вызовы для компаний
Аналитика

27 июля, 13:31
Ольга Белоглазова, руководитель Энергетического центра EY, Центральная, Восточная, Юго-Восточная Европа и Центральная Азия
Для газовой индустрии серьезнейшими вызовами является обеспечение сокращения углеродного следа продукции и убеждение в своей низкоуглеродности

В течение прошлого года на газовых рынках наблюдалась серьезная волатильность, и еще в середине 2020 г. рост цен в 3-3,5 раза (до текущих $12-13/млн б.т.е. на ключевых рынках сбыта) был маловероятен. На 2022 г. форвардная цена на хабе TTF, по оценкам Reuters, сохраняется на высоком уровне — чуть ниже $10/млн б.т.е. В сложившейся ситуации интересно, что помимо традиционных фундаментальных факторов (погодные условия, состояние ПХГ, восстановление спроса после кризиса, плановые ремонты трубопроводов и т.п.) на рынке стало явно прослеживаться влияние климатической повестки.

К середине 2021 г. стоимость выбросов диоксида углерода в системе торговли выбросами (СТВ) ЕС по сравнению с аналогичным периодом прошлого года выросла почти в два раза до €50 за тонну СО2-экв. (к 2030 г. и вовсе ожидается €100 за тонну). Это дало дополнительный стимул для генерирующих компаний делать свой выбор в пользу газа вместо угля. В июле в Китае, который является вторым импортером СПГ (67 млн тонн в 2020 г. и уже 54 млн тонн за первое полугодие 2021 г.) и крупнейшим мировым эмиттером (около 10 млрд тонн СО2-экв.), была запущена собственная СТВ. На начальной стадии она будет покрывать только 2225 энергетических компаний с выбросами более 4 млрд тонн СО2 (для сравнения, в ЕС оборот 1,6 млрд т). Данное нововведение, вероятнее всего, найдет отражение в региональном спросе на газ (и в частности, СПГ) в скором будущем.

Всего в мировой энергетике, по оценкам Global Data, ожидается рост мощностей с использованием газового сырья в среднем на 2% в год до 2030 г. или на 22% от уровня 2020 г.

Помимо этого, метан (в различных формах) может получить карт-бланш и от ужесточения климатических требований в судоходстве, на который сейчас приходится около 2-3% мировых выбросов СО2 (в абсолютном выражении больше уровня Германии). В ЕС, согласно недавно представленному Еврокомиссией масштабному плану по достижению климатических целей Fit for 55, с 2023 г. предполагается постепенное включение морского транспорта в систему торговли выбросами. Уже к 2026 г. судовладельцам придется платить за свои подтвержденные выбросы (100% для судов, путешествующих внутри ЕС, и 50% — для отправляющихся из порта или прибывающих в порт любой страны ЕС). В свою очередь, Международная морская организация (IMO) в прошлом месяце определила обязательные меры по снижению выбросов, которое уже к 2026 г. должно составить 11% от уровня 2019 г., к 2050 г. — 50% от показателя 2008 г.

Применение СПГ в качестве судового топлива может способствовать снижению удельных выбросов СО2 почти на 25%, а оксидов серы — на 100%, и при этом он остается более безопасным в случае разлива. В прошлом году, когда начало действовать требования международной конвенции MARPOL (0,5% содержания серы в бункерном топливе и 0,1% для отдельных зон), потребление СПГ на морском транспорте выросло почти вдвое относительно 2019 г. до 1,5 млн тонн.

На сегодняшний день в мире насчитывается около 190 судов, работающих на СПГ-топливе (почти на 63% больше чем в 2017 г.), а еще 140 относятся к категории LNG ready (изначально спроектированы с возможностью быстрого переоборудования под СПГ). При этом около 20% заказанных в этом году «новостроев» приходится именно на СПГ-суда, что дает повод предполагать, что к 2030 г. сжиженный природный газ может занять 10-15% в структуре потребления бункерного топлива.

Действительно, большинство отраслевых агентств и участников рынка сходятся во мнении, что в ближайшие пару десятилетий «голубое» топливо станет неотъемлемой частью и связующим звеном процесса энергоперехода (в отличие от других ископаемых топлив).

В зависимости от источника прогноза ежегодный рост спроса на газ оценивается в 1-1,4% до 2040 г. В большей степени рост будет обеспечен азиатскими потребителями (чуть менее 50% от общего прироста за 20 лет), где необходимо будет существенно сократить долю угольной генерации (57% по состоянию на 2020 г.), чтобы приблизиться к поставленным рядом стран целям по достижению климатической нейтральности к середине века.

СПГ, который позволяет выходить на рынки, недоступные для трубопроводов, а также расширять торговые и стратегические отношения, станет важной составляющей газового рынка в ближайшие десятилетия. Компании, заморозившие свои проекты по сжижению газа в прошлом году из-за неопределенностей с коронакризисом, возвращаются к пересмотру и реализации своих планов. Так, по оценкам Global Data, мировые мощности по сжижению газа будут расти в среднем на 10% в год до 2030 г. Почти половина прироста ожидается за счет США, около 13% новых мировых мощностей планируется в России, 11% — в Канаде, 7% — Катаре и 3% — в Австралии.

При этом, чтобы вписаться в новую модель рынка и оставаться конкурентоспособными, производителям СПГ, чей углеродный след выше трубопроводного газа, придется внедрять инновационные решения на всех звеньях производственно-сбытовой цепочки, добиваясь сокращения эмиссии парниковых газов, а также «озеленять» свои поставки в регионы с заявленными климатическими целями (например, путем компенсации углеродного следа сертификатами на выбросы и углеродными кредитами, а также использования технологий CCUS/УХУ, как это уже делают некоторые компании). На сегодняшний день углеродно-нейтральный сжиженный природный газ составляет незначительную часть мировой торговли СПГ: с момента продажи первого груза в 2019 г. поставлено было всего 14 грузов (для сравнения, более 5 тыс. грузов СПГ в целом за 2020 г.). Однако компании уже активно делают шаги в этом направлении. Например, в июле англо-голландская Shell договорилась с Китаем о пятилетних поставках СПГ с нулевым выбросом.

Таким образом, сейчас для газовой индустрии в целом и СПГ в частности серьезнейшими вызовами является обеспечение сокращения углеродного следа продукции и убеждение в своей низкоуглеродности. При этом пока остается ряд вопросов относительно масштабирования торговли СПГ с нулевым выбросом, как охват учитываемых выбросов, их методология измерения и верификация.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter