Заройте нефтяные деньги в землю: геотермальная энергетика может стать новым трендом энергоперехода

Аналитика
Заройте нефтяные деньги в землю: геотермальная энергетика может стать новым трендом энергоперехода
27 января , 14:59Перевод: Сергей Танакян
Несмотря на кратный рост инвестиций в ВИЭ, вложения геотермальную энергетику невелики, однако ситуация может измениться в самое ближайшее время

Извлечение энергии из недр Земли пока занимает мизерную долю в инициативах, связанных с возобновляемыми источниками энергии (ВИЭ), но уже в ближайшем будущем на это направление инвестиций, скорее всего, обратят внимание крупнейшие игроки нефтяного рынка в рамках диверсификации портфелей своих проектов. О том, как и почему это произойдет, рассуждает в своей статье для портала Quartz американский климатический обозреватель Майкл Корен.

В ситуации, когда традиционный энергетический сектор переживает тяжелейший экзистенциальный кризис, сегмент ВИЭ доказал свою высокую устойчивость, превратившись в единственное направление энергетики, где фиксируется рост. Последний отчет Bloomberg New Energy Finance (BNEF), демонстрирует, что общий объем инвестиций в глобальный энергетический переход в 2020 году достиг рекордного уровня $501,3 млрд, увеличившись на 9% к предшествующему году. Основная их часть — $303,5 млрд, или на 2% больше, чем в 2019 году — пришлась на государственные и частные инвестиции в ВИЭ, в основном благодаря крупнейшим проектам в солнечной энергетике и увеличению портфеля проектов в ветроэнергетике на $50 млрд.

На этом фоне бросается в глаза почти полное отсутствие геотермальной энергии. Компания PitchBook, занимающаяся исследованиями в области прямых инвестиций, отмечает, что в прошлом году вложения в геотермальную индустрию составили всего $675 млн. Несмотря на шестикратный рост в сравнении с 2019 год, это минимальный объем в сравнении с такими новыми технологиями, как улавливание и хранение углерода (здесь инвестиции обнадеживающе утроились до $3 млрд), или водородной энергетики, которая привлекла $1,5 млрд новых инвестиций.

Однако вскоре ситуация может измениться в пользу геотермальной энергетики.

Крупнейшие нефтегазовые компании уже собираются осуществить крупнейшие инвестиции в этот сегмент за последние более чем 30 лет, поскольку экономика геотермальных проектов улучшается, а финансовые показатели сектора ископаемого топлива по-прежнему весьма проблематичны в условиях стабильно низких цен на энергию. Уже в прошлом году инвесторы поддержали 98 компаний, занимающихся геотермальной энергией (в том числе множество стартапов) — самое большое количество за два десятилетия наблюдений PitchBook.

Производство геотермальной энергии напрямую связано с основной деятельностью компаний нефтегазового сектора, все чаще использующего сложные технологии бурения, которые позволяют извлекать ископаемое топливо с глубин в несколько километров. Одна из таких технологий — высокоэнергетические лучи миллиметрового диапазона (MMW) (она известна как Direct Energy Drilling — прямое энергетическое бурение), разработанные для бурения в труднопроходимых местностях и в скальных образованиях.

В 1970-80-х годах американские нефтяные компании пробурили сотни геотермальных скважин по всему миру, занимаясь разведкой многочисленных участков вдоль Тихоокеанского побережья, от Калифорнии до Филиппин. Руководители нефтяных компаний всегда рассматривали геотермальную энергию как потенциальный источник дохода, однако в эпоху, когда цены на нефть превышали $100 за баррель, это направление было явно непривлекательным в качестве основного бизнеса. Большинство геотермальных скважин не давали никакого результата или не могли покрыть затраты на поиск и разработку новых месторождений. В результате в начале 1990-х годов компания Unocal, на тот момент крупнейший в мире производитель геотермальной энергии, обошедший в этом направлении таких нефтяных мейджоров, как Chevron и Texaco, продала большую часть своих геотермальных активов. Вскоре за ней последовали и крупнейшие нефтегазовые компании.

Однако новые технологии постепенно меняют экономику бурения в пользу геотермального сектора. Если в 1990-х годах прибыльными были лишь примерно 10% новых пробуренных геотермальных скважин, то сейчас этот показатель уже превышает 90%. Во многом это произошло благодаря технологиям добычи сланцевой нефти, таким как геологическое зондирование, горизонтальное бурение и высокоинтенсивный гидроразрыв пласта.

При этом источники геотермальной энергии можно обнаружить практически в любом месте Земли, не только в сейсмически активных очагах. Эта энергия порождена процессами формирования планеты, распадом радиоактивных элементов, а также нагревом от трения при погружении более плотных веществ в направлении ядра Земли. По оценке специалистов, уже на глубине 10 тысяч метров содержится в 50 тысяч раз больше энергии, чем способны обеспечить все ресурсы нефти и природного газа в мире.

По сравнению с ветровой и солнечной энергией геотермальная энергия более надежна, поскольку ее можно постоянно вырабатывать в течение всего года независимо от сезона или погоды.

Средний коэффициент готовности геотермальных электростанций превышает 90%. В сравнении же с энергогенерацией на ископаемом топливе геотермальная энергия гораздо «чище». По данным Управления энергетической информации США, геотермальные электростанции выбрасывают примерно на 99% меньше углекислого газа и на 97% меньше соединений серы, вызывающих кислотные дожди, чем электростанции на ископаемом топливе аналогичного размера. Столица Исландии Рейкьявик, где 95% зданий отапливается с помощью геотермальной энергии, считается одним из самых чистых городов в мире.

В настоящий момент будущее геотермальной энергетики ассоциируется с так называемыми усовершенствованными геотермальными системами (EGS), которые позволят увеличить площади использования геотермальной энергии, а также повысить ее выработку из скважин на меньших площадях. EGS представляют собой геотермальные резервуары, позволяющие экономично использовать низкопроницаемые проводящие породы за счет создания гидравлической связи в изначально низкопроницаемых породах посредством гидравлического, термического или химического воздействия. Исследование Массачусетского технологического института еще в 2006 году показало, что только в США в ближайшие 50 лет EGS способны обеспечить 100 ГВт конкурентоспособной мощности. Уже существующие в Штатах геотермальные электростанции обеспечивают стоимость киловатт-часа в $0,04-0,14.

Поэтому ряд экспертов полагают, что геотермальная энергетика может повторить траекторию сланцевой индустрии в США, став повсеместным вариантом использования ВИЭ с предсказуемой отдачей.

Американские инвесторы уже обратили на это внимание: за последние 12 месяцев курс акций Ormat Technologies Inc., единственной крупной публичной компании в сфере геотермальной энергии, вырос на 33%. Кроме того, еще в прошлом году, несмотря на противостояние администрации Дональда Трампа, Конгресс увеличил финансирование Министерства энергетики по направлению геотермальной энергетики с $84 млн до $110 млн.

Первые признаки того, что геотермальной энергетикой может заинтересоваться именно нефтегазовый сектор, уже есть. Джон Редферн, соучредитель стартапа Eavor, утверждает, что на днях его проект объявит о первых значительных инвестициях от одной из крупных нефтегазовых компаний. Хотя, добавляет предприниматель, раньше они издевались над геотермальной энергией. Тим Латимер, соучредитель еще одного геотермального стартапа Fervo, также регулярно контактирует с представителями нефтегазовой отрасли, заинтересованных в наращивании портфеля ВИЭ. Сейчас, утверждает он, у каждой американской нефтяной компании есть геотермальная стратегия, хотя еще три года назад интерес к подобным начинаниям отсутствовал вовсе.

Перевод: Сергей Танакян

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter