Европейские газопроводы для Туркменистана
Аналитика

Европейские газопроводы для Туркменистана

26 июля 2019, 21:58Екатерина Вадимова
Соединенные Штаты продолжают помогать любым газовым проектам, способным помешать российскому экспорту, к тому же активный интерес к туркменскому газу начинают проявлять в ЕС

12 августа по инициативе Ашхабада должен состояться первый Каспийский экономический форум. Можно предположить, что на мероприятии обязательно возникнут вопросы диверсификации экспорта туркменского газа, поскольку ЕС и Туркмения уже работают над рамочным соглашением по этому вопросу. Однако общий политический фон не способствует спокойному проведению данного форума. В 20-х числах июля в СМИ появилась информация о кончине президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова. Позже она была опровергнута, но неприятный осадок возможных внутриполитических проблем страны остался.

Стоит отметить, что в последнее время, несмотря на экономические сложности, Туркменистан активно развивал свою газовую промышленность. Не так давно открыт первый в мире крупный комплекс по производству бензина из газа. По данным местных СМИ, комплекс собирался производить 600 тыс. т бензина стандарта Евро-5, а также 12 тыс. т дизельного топлива и 115 тыс. т СПГ в год. Стоимость проекта оценивается в $1,7 млрд. Финансирование осуществлялось за счет средств Банка международного сотрудничества Японии.

Россия поставляет в Туркменистан трубы Челябинского трубопрокатного завода, которые используются при строительстве газопроводов. Поэтому все разговоры о том, что Москва якобы воспринимает Ашхабад в качестве конкурента на газовом рынке, несостоятельны.

Кроме того, после разграничения акватории Каспийского моря активный интерес к туркменскому газу начинают проявлять в ЕС.

В середине июля временный поверенный представительства ЕС в Туркменистане Любомир Фреборт сообщил, что Евросоюз и Туркмения работают над рамочным соглашением о поставках газа в Европу.

«Декларация о развитии сотрудничества в области энергетики между Туркменистаном, Азербайджаном, Турцией и ЕС, подписанная 1 мая 2015 г., служит основой для сотрудничества по подготовке рамочного соглашения о будущих поставках природного газа из Туркменистана в Европу», — сообщил дипломат в интервью правительственной газете «Нейтральный Туркменистан». В числе отраслей, привлекательных для европейских инвесторов, он назвал развитие туркменской газопроводной инфраструктуры, служащей интересам энергетической безопасности Евросоюза.

К идее строительства «Южного газового коридора», по которому туркменский газ через TAP (ТАП, Трансадриатический трубопровод) и TANAP (ТАНАП, Трансанатолийский трубопровод) должен дойти до ЕС, всегда благосклонно относился и Вашингтон. США еще с начала 1990-х гг. активно продвигали строительство газопровода Nabucco (Набукко) для транспортировки среднеазиатского газа в Европу в обход России. Затем от проекта отказались.

Но Соединенные Штаты продолжают помогать любым газовым проектам, способным помешать российскому экспорту.

Впрочем, как неоднократно сообщали в экспертном сообществе, хотя запасы газа Туркменистана и большие, но работать с ними сложно.

Это одна из самых закрытых стран Средней Азии, она не входит в большинство региональных объединений, таких как Евразийский экономический союз (ЕАЭС), Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Загадочная история с исчезновением туркменского президента является красноречивым тому подтверждением.

Заметим, что в свое время, как отмечали отраслевые аналитики, Евросоюз уже пытался вкладывать деньги в газовую промышленность Туркменистана, но потребовал от руководства страны финансовой отчетности. После этого сотрудничество было свернуто. Сейчас основным покупателем туркменского газа остается Китай, который, несмотря на своеобразную внутреннюю политику в стране, сумел своими силами обустроить там газовые месторождения и проложить газопроводы.

В настоящее время, как отметил в комментарии «НиК» политолог Марк Калмыков, добыча газа в Туркменистане напрямую зависит от политических факторов.

«Временное „исчезновение“ президента может свидетельствовать о продуманном политическом шаге. Не исключено, что правящая элита таким образом „зондировала настроения“, хотела понять, что будет происходить, если президент на недельку отойдет от правления.

Вместе с тем можно предположить, что во внешнеполитическом поле данная история большого эффекта не произвела», — заметил политолог.

По его словам, в области газодобычи в Туркменистане присутствовали большие российские интересы, сейчас там активно работают китайцы, хотят работать итальянцы, а местное руководство постоянно балансировало между заинтересованными сторонами.

«При смене власти добывающим компаниям грозит все, вплоть до национализации. Но позиции китайских компаний наиболее сильны, и они, скорее всего, в случае смены президента страны мало что потеряют.

Их проблемы могут коснуться в наименьшей степени. В то же время в Туркменистане до сих пор не решен вопрос российского имущества; не очень понятно, что происходит с европейским», — рассказал эксперт.

Все это говорит о том, что в среднесрочной перспективе туркменский газ вряд ли сможет конкурировать с российским на европейском рынке. Хотя, конечно, инфраструктура для транспортировки голубого топлива из Туркменистана уже активно строится. В частности, газопровод TAP, последняя часть «Южного газового коридора» (ЮГК), завершен более чем на 95%. Строительство ведется в Греции, Албании и Италии — всего 765 км. Газопроводная компания Румынии «Трансгаз» строит газопровод ROHUAT для подключения к ЮГК. Румынский участок должен соединить Болгарию, Румынию, Венгрию и Австрию. Интерес к проекту выразила и Украина.

Однако при отсутствии туркменского газа месторождения Азербайджана не смогут полностью наполнять эту систему. Поэтому, скорее всего, «Южный газовый коридор» будет подпитываться российским голубым топливом. По словам министра энергетики РФ Александра Новака, запуск первой нитки «Турецкого потока» ожидается с 1 января 2020 г.

Екатерина Вадимова

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter