Нефтегазохимики! Объединяйтесь!

Аналитика
Нефтегазохимики! Объединяйтесь!
Нефтегазохимики! Объединяйтесь!
26 апреля, 13:37Екатерина ВадимоваФото: СИБУР / facebook.com/siburholding
Объединение СИБУРа и ТАИФа необходимо создания национально лидера нефтегазохимии, который мог бы реально бороться за долю на международных рынках

СИБУР и ТАИФ приступили к началу объединения нефтегазохимических бизнесов компаний. Это хорошая новость для реализации амбициозных планов по росту доли России на мировом нефтегазохимическом рынке до 7-8% к 2030 году.

Напомним, что соглашение о начале объединения нефтегазохимических бизнесов СИБУРа и ТАИФа подписано 22 апреля. В объединенной компании на базе «СИБУР Холдинга» действующие акционеры АО «ТАИФ» получат долю в размере 15% взамен на передачу контрольного пакета акций группы ТАИФ, состоящей из нефтехимических и энергетических предприятий. У объединения будет опцион на выкуп оставшегося пакета акций АО «ТАИФ». В 2020 году доля группы ТАИФ в общем объеме производства РФ составила: по каучукам — 64%, по пластикам — 28%, при этом ТАИФ является единственным в России производителем поликарбонатов, сэвилена и ряда других востребованных видов полимерной продукции. Общая численность его сотрудников насчитывает 36 тыс. человек.

В сообщение пресс-службы СИБУРа подчеркивается, что объединенная компания обеспечит эффективное распределение сырьевых потоков, необходимых для полной загрузки мощностей и дальнейшего развития нефтехимического кластера в Татарстане, а также продолжит финансирование утвержденной инвестиционной программы АО «ТАИФ», развитие активов группы и сохранит накопленный ТАИФом опыт по управлению бизнесом и человеческий капитал предприятий группы. «После завершения всех инвестиционных проектов, находящихся в стадии реализации, объединенная компания войдет в ТОП-5 глобальных лидеров по производству полиолефинов и каучуков», — говорится в документе.

По словам председателя правления ПАО «СИБУР Холдинг» Дмитрия Конова, которые приводятся пресс-службой, группа «ТАИФ» обладает уникальным продуктовым портфелем и технологиями, которые вместе с компетенциями СИБУРа позволят объединенной компании успешно реализовать амбициозную программу роста.

В интервью «Коммерсанту» Конов отметил, что все основные акционеры ТАИФ будут участвовать как в первой части сделки, то есть обмене акций на акции СИБУРа, так и второй части сделки — опционе.

Однако сделка будет закрыта только после одобрения российскими и иностранными регуляторами и при условии прохождения необходимых корпоративных процедур и регуляторных согласований. В связи с этим Конов считает, что ФАС помимо введения ценовых индикаторов при согласовании сделки, может предписать вывод из периметра сделки ряда активов. Он напомнил, что ТАИФ имеет очень большую рыночную долю в каучуках, а СИБУР — в полимерах, и объединение мало изменит ситуацию с точки зрения доминирования одной компании в каждом из этих сегментов.

Согласно данным ТАСС, структура владельцев «Сибур холдинга» после закрытия сделки может выглядеть следующим образом: основным акционером компании останется глава НОВАТЭКа Леонид Михельсон с 30,6% акций, акционеры ТАИФа будут владеть 15%, доля Геннадия Тимченко снизится до 14,45%. Действующий и бывший менеджмент компании будут владеть 12,325% акций, «Согаз» — 10,625%, китайская Sinopec и Фонд Шелкового пути — по 8,5%.

Стоит отметить, что развитие нефтегазохимических проектов имеет важное значение для всех производителей углеводородного сырья, так как позволяет нефтегазовым экспортерам постепенно менять структуру экономики и уходить от сырьевой зависимости. Кроме того, развитию данного сектора способствует климатическая повестка, а также увеличение в мировом энергобалансе альтернативной генерации.

В России курс на нефтегазохимию фактически был официально объявлен 1 декабря 2020 года в Тобольске на совещании с участием Владимира Путина. Тогда президент РФ заявил, что у российской нефтехимии огромный потенциал роста, наши производители способны обеспечить не только внутренние потребности в качественной продукции, но и занять более весомые позиции на глобальном рынке. По его словам, ожидаемый среднегодовой темп роста мирового спроса на продукцию нефтегазохимии находится на уровне 4%, а увеличение потребления нефти в ближайшие 5 лет ожидается не выше 1%, а потом и вовсе будет снижаться на 0,1%.

Вице-премьер Александр Новак на совещании рассказал, что производство нефтегазохимической продукции в России к 2030 году может вырасти более чем в два раза, а несырьевой неэнергетический экспорт — в пять раз. Однако он отметил, что России необходимо использовать инструменты господдержки для развития нефтехимической отрасли, добавив, что Китай, Иран, Саудовская Аравия и даже США активно пользуются такими стимулами.

Кстати, одним из таких важных стимулов для отрасли стал принятый в октябре 2020 года закон о введении обратного акциза на этан и СУГ, а также инвестиционного коэффициента, применяемого при определении размера обратного акциза на нефтяное сырье. Замминистра энергетики РФ Павел Сорокин считает, что благодаря этому закону инвестиции в нефтегазохимическую отрасль в ближайшей перспективе могут составить до 3 трлн рублей.

Впрочем, на этом российские власти решили не останавливаться. В апреле 2021 года по итогам совещания с представителями деловых кругов по вопросам повышения инвестиционной активности президент РФ дал поручение правительству и РСПП до 1 мая подготовить предложения по обратному акцизу для нефтегазохимии.

Таким образом, усилия президента и правительства по стимулированию нефтегазохимии, а также объединение крупнейших отраслевых активов наглядно показывают, что Россия всерьез намерена бороться за повышение своей доли на мировом нефтехимическом рынке.

Хотя, конечно, возникает вопрос о форме слияния нефтегазохимического бизнеса компаний, поскольку объединение предполагается именно на базе «СИБУР Холдинга», а не за счет создания какой-то новой структуры.

Тем не менее, отраслевые эксперты, опрошенные «НиК», считают, что данное объединение продиктовано необходимостью создания национально лидера нефтегазохимии, который мог бы реально бороться за увеличение доли на мировом рынке.

Председатель Комитета по экономике Ассоциации нефтепереработчиков и нефтехимиков, профессор, доктор экономических наук Тамара Канделаки не сомневается, что российские регуляторы одобрят эту сделку: «Для российской нефтехимии эта сделка выгодна. После объединения нефтегазохимического бизнеса СИБУРа и ТАИФа российская нефтехимия в мировом масштабе будет выглядеть более солидно. СИБУР по мощности пиролиза войдет в число крупнейших компаний мира», — отметила эксперт.

По ее мнению, среди объективных причин, по которым ТАИФ пошел на эту сделку, главной является наличие у этой компании нескольких крупных проектов: «В частности, один из них достаточно интересный — это расширение „Казаньоргсинтеза“, где планировалось установка этанового пиролиза. Компании было сложно реализовать данный проект, поскольку она работает на покупном сырье. Однако теперь, после объединения с СИБУРом, этот вопрос будет решен», — рассказала Канделаки. Кроме того, эксперт напомнила, что для больших компания кредиты стоят дешевле, что очень важно при реализации крупных проектов.

В то же время она заметила, что есть одна особенность при объединении бизнесов двух компаний, которая должна волновать регулятора, — это возможные негативные последствия для подрядчиков этих компаний: «При эффекте масштаба выигрывает только заказчик. Любое объединение бизнеса жестко сказывается на подрядчиках. Заказчиков становится меньше, значительная часть работ с рынка пропадает. Однако нефтехимия не может существовать без подрядных организаций. Кроме того, у нас в стране не очень хорошо с рабочими местами, в том числе и квалифицированными», — подчеркнула Канделаки.

Аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков уверен, что все вопросы по поводу антимонопольного регулирования стороны решили еще до объявления о слиянии нефтехимических бизнесов, это не новость для ФАС, скорее всего, компании получили одобрение и у президента России: «Де-факто мы видим создание если не монополиста в нефтегазохимии, то национального чемпиона. Это будет компания мирового масштаба и конкурентов на российском уровне у нее по большому счету не будет», — пояснил эксперт.

По его мнению, иностранным регуляторам вряд ли удастся помешать сделке: «С китайскими компаниями, которые входят в российские нефтегазовые проекты, проблем не будет. Их доли сохранятся, они не пострадают в результате этого слияния. Поскольку СИБУРу и ТАИФу не принадлежат крупные активы за рубежом, западные регуляторы никак не смогут повлиять на сделку.

В любом случае, объединенная структура ТАИФ и СИБУРа будет занимать на мировом рынке не больше 10%, поэтому данная сделка — скорее внутрироссийский вопрос»,

— пояснил эксперт.

Он отметил, что, скорее всего, именно бенефициары СИБУРа были инициаторами объединения: «Для ТАИФа плюс этой сделки заключается в том, что СИБУР больше не будет конкурентом. В последнее время инвестиции шли именно в проекты СИБУРа, когда говорили о развитии отрасли, в основном предполагались проекты данной компании, а тут получится, что и проекты ТАИФа будут пользоваться лоббистскими возможностями СИБУРа. В последнее время для собственников ТАИФа проблем возникало все больше и больше, ситуация ухудшалась год от года по мере развития СИБУРа», — считает Юшков. При этом он еще раз подчеркнул, что все же инициатива по объединению нефтегазовых бизнесов компаний исходила от бенефициаров СИБУРа, которые хотели создать национального лидера, способного уверенно конкурировать на международных рынках.

Аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Калачев полагает, что антимонопольный регулятор может одобрить сделку, несмотря на то, что объединенная компания займет доминирующее положение на российском рынке каучуков и полиолефинов: «В последнее время ведомство редко ограничивает консолидацию в отраслях. Последний пример — согласование сделки по покупке ЧТПЗ со стороны ТМК. Там по ряду позиций получается положение почти монопольное, однако, невозможно выделить и продать какие-то подразделения этих предприятий, чтобы снизить долю на рынке, поэтому ФАС ограничился формулировкой поведенческих условий по ограничению дискриминации на рынке и недопущению необоснованного роста цен. То есть там, где ФАС не может обеспечить реальную конкуренцию, ведомство контролирует поведение монополиста на рынке. Видимо, это будет распространяться и на деятельность компании после объединения активов СИБУРа и ТАИФа», — пояснил эксперт.

Калачев отметил, что владельцы ТАИФ после объединения потеряют контроль над финансовыми потоками своих предприятий. Однако взамен они получат капитализацию своей собственности и ее справедливую рыночную оценку:

«Откэшить» бизнес на его пике — это тоже неплохо.

СИБУР не отказался от планов выхода на IPO, и в новой конфигурации на фондовый рынок выйдет крупная корпорация, которая будет оценена очень высоко. Ее акции будут иметь более высокую ликвидность и значительный потенциал роста. Альтернативой был бы выход самой ТАИФ на IPO, о чем шли разговоры еще несколько лет назад. Но шансы получить высокую оценку и ликвидность в этом случае ниже, тем более в конкуренции с СИБУРом», — рассказал эксперт.

По его словам, объединенная структура будет иметь ряд преимуществ в плане оптимизации по сырью, логистике, продуктовой линейке, в способности концентрировать инвестиционные ресурсы и привлекать заемные средства: «Индустрия быстро развивается и постоянно нуждается в обновлении. Возможности ТАИФ по этим позициям более ограничены. Конкурировать с новым холдингом в России будет практически некому. Это будет крупнейший игрок на рынке каучуков и полиолефинов в РФ, который по объемам может войти в ТОП-5 мировых лидеров отрасли», — резюмировал Калачев.

Екатерина Вадимова

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter