Соглашение продлили, но роста цен на топливо не избежать
Аналитика

Соглашение продлили, но роста цен на топливо не избежать

26 марта 2019, 15:09Мария Ромашкина
Хоть правительство продлило соглашение с нефтяными компаниями по заморозке цен на топливо на II квартал 2019 года, эксперты уверены в последующем росте цен

1 апреля истекает соглашение между правительством и десятью нефтяными компаниями, по которому нефтяники сдерживают цены на АЗС и в мелком опте. Вице-премьер Дмитрий Козак уже обозначил нежелание правительства продолжать управлять стоимостью топлива «в ручном режиме», но принятый налоговый маневр пока не предоставляет других вариантов влияния на внутренний рынок ГСМ. Правительство продлило соглашение с нефтяными компаниями по заморозке цен на топливо на II квартал 2019 г. «НиК» опросил экспертов, как будет развиваться ситуация дальше.

Антон Быков, главный аналитик Центра аналитики и финансовых технологий, считает, что предпринимаемые действия заставляют усомниться в стабильности топливного рынка, хотя именно об этом рапортуют соответствующие ведомства, в частности ФАС. Стремительный рост цен на топливо в 2018 г. удалось остановить лишь благодаря соглашению между правительством РФ и ВИНКами.

Согласно условиям до 31 марта 2019 г., цены можно было увеличить лишь на 2%, заложив увеличение НДС с 18% до 20%; остальные факторы не были учтены.

«Здесь и ускорившаяся в I квартале 2019 г. инфляция, возросшие акцизы на топливо, сезонное повышение спроса во II квартале, наконец, желание нефтяников компенсировать миллиардные убытки от неправильного срабатывания компенсационных мер за продажу топлива на российский рынок», — говорит Быков.

По его мнению, очень вероятно, что во II квартале 2019 г. цены взлетели бы еще на 4-6%, всколыхнув общественность, которая не может успокоиться после пенсионной реформы и повышения НДС.

Чтобы не рисковать, правительство решило продлить действие соглашения до июля, но непонятно, как будет улажено недовольство нефтяных компаний.

«Вовсе не значит, что роста цен на топливо не будет. Власти пообещали, что он не превысит 4,3% к концу 2019 г. Учитывая, что с января цены выросли на 1,5-2%, с помощью несложных вычислений можно прийти к выводу, что во II квартале есть возможность поднять их до обозначенного уровня. Темпы роста, вероятно, будут зависеть от договоренностей правительства и нефтяников», — считает эксперт.

Быков предполагает, что, если правительство пойдет на значительные финансовые уступки, рост цен растянут на апрель и май. Если же нефтяники останутся недовольны, рост до 4,3% может быть скачкообразным, как это было в начале 2019 г.

Дмитрий Константинов, генеральный директор компании «АвтоСпецЦентр KIA Столица», дополняет, что, несмотря на то что на рынке наблюдается избыток топлива, ситуацию вряд ли можно назвать стабильной.

«С начала года нефтяники потеряли порядка 55 млрд руб. Главная причина упущенной прибыли — налоговый маневр, на случай если стоимость бензина в России оказывается ниже, чем на внешнем рынке.

Но сам возврат небольшой — 60% разницы между ценой топлива на экспорт и минимальным уровнем 50 тыс. руб. за тонну для бензина и 56 тыс. за дизельное топливо», — комментирует Константинов.

По его словам, очевидно, что недополученную прибыль нефтяники захотят компенсировать за счет розницы. До 31 марта благодаря договоренностям с правительством цены резко поднимать нельзя. Но если бы продления соглашения не было, после 1 апреля начался бы прогрессирующий рост стоимости. Хотя, вероятно, в первый месяц-два процесс не носил бы резкого характера.

«Имеет место обычное рыночное ценообразование — спрос рождает предложение. Когда рынок стабилен, цена топлива не может расти быстрее уровня инфляции. Мы помним, что по итогам 2018 г. инфляция была на уровне 4,3%, а стоимость бензина выросла на 9,4%, дизельного топлива — на 15%. Если цены на нефть останутся низкими весной, экспортировать топливо нефтяным компаниям будет невыгодно, а упущенную прибыль захочется получить», — говорит Константинов.

От оптовых цен отталкиваются сельхозпроизводители и транспортные компании, а потому стоимость топлива необходимо регулировать. Но розницу корректировать нецелесообразно — будет дефицит топлива и отложенный резкий рост цен.

Сейчас, отмечает эксперт, ситуация устойчива как на внутреннем рынке, так и на внешнем. Резкое изменение цен на бензин произошло весной и осенью 2018 г. В марте 2018 г. литр АИ-92 можно было купить за 38 руб., дизеля — за 41 руб. Сегодня цены находятся на уровне 42,1 руб. за АИ-92 и 46,9 руб. за дизельное топливо.

«Ключевой фактор — цены на нефть. Когда нефтяникам выгоднее экспортировать топливо, страдает внутренний рынок — поставки сокращаются. Дефицит бензина на АЗС приводит к росту цен. Именно поэтому государство начинает вмешиваться и вводить ограничительные меры»,

— убежден Константинов.

Гайдар Гасанов, эксперт «Международного финансового центра», отмечает, что сдерживать цены на топливо в стране не является разумным решением при экспортно-сырьевой модели экономики России. Понятно, что нефтяные компании ежемесячно будут отчитываться о ценах и объемах, которые они реализовали, перед Минэнерго РФ, а те совместно с ФАС будут контролировать ситуацию на рынке.

«Мы должны понимать, что поставки на внутренний рынок значительно сократятся, что может создать дефицит топлива, несмотря на то что было заявлено о запасах.

Грядущий сезонный фактор еще больше усугубит положение. Возникнет ситуация, когда нефтяные компании перестанут продавать требуемые объемы топлива независимым АЗС, им будет выгоднее направлять его на свои»,

— говорит эксперт.

По его мнению, в итоге это может привести к банкротству большинства независимых АЗС, на долю которых сейчас приходится порядка 60% автозаправок РФ, — у них нет никаких договоренностей с правительством. Те, кто останется на плаву, резко поднимут цены, и летом мы увидим 60-65 руб. за литр.

Денис Лисицын, директор департамента управления активами ERARIUM Group, полагает, что ситуация, сложившаяся с ценами на рынке топлива, достаточно стабильна. За все время действия соглашения между правительством РФ и нефтяными компаниями ничего страшного не произошло. Хотя, если сравнивать цену год к году, они, конечно, выросли. Достаточно вспомнить весенние подорожания 2018 г., когда цены взлетели на 10%, а в некоторых регионах и выше. При соглашении с правительством РФ нефтяники не получили своих сверхприбылей, но это не означает, что они работают в убыток.

«Что касается ценообразования, государство должно навести порядок в данной области. Принцип нетбэка и классический принцип добавленной стоимости — рыночное ценообразование.

Для улучшения экономической ситуации и повышения благосостояния граждан лучше снизить налоговую нагрузку на нефтяные компании, обязав их для внутреннего рынка использовать принцип ценообразования по добавленной стоимости»,

— считает эксперт.

По его мнению, если ситуацию отпустить, мы увидим европейский уровень цен на бензин на бензоколонках, так как российские нефтяные компании используют именно принцип нетбэка: берется рыночная стоимость бензина на европейской торговой площадке, вычитается стоимость доставки и таможенные расходы, прибавляются налоги.

Александр Сапов, CEO международного сервиса бронирования трансферов и аренды автомобиля с водителем GetTransfer.com, ситуацию на сегодня тоже называет стабильной, поскольку рост цен был остановлен.

Согласно протоколу совещания в аппарате вице-премьера Козака, максимально возможный рост цен на АЗС, принадлежащих нефтяным компаниям, в январе 2019 г. составил 1,7%. В дальнейшем он должен остаться на уровне годовой инфляции в пересчете на каждый месяц.

Сапов отмечает: в правительстве рассчитывают, что повышение рыночных цен на бензин будет происходить в темпе, не превышающем уровень инфляции, даже при учете выросшего НДС и акцизов.

«Но мы не знаем, насколько сработают предусмотренные правительством сдерживающие меры. На мой взгляд, не следует забывать про общемировые тенденции, влияющие на работу российских НПЗ», — комментирует эксперт.

По его мнению, прогнозировать изменение цен на топливо непросто, так как многие влияющие на него факторы не зависят ни от правительства, ни от нефтяных компаний.

Средняя цена бензина марки АИ-95 в Европе в марте 2019 г. составила €1,22. В России она вдвое ниже — €0,61.

«Ожидать двукратного роста цен в среднесрочной перспективе, конечно, не стоит, потому что это приведет к слишком серьезным социально-экономическим последствиям для страны. Если подобная тенденция намечается, правительство скорее перейдет к жесткому ручному управлению нефтяной отраслью, нежели отпустит цены до неприемлемого для потребителей уровня», — убежден Сапов.

В то же время, дополняет эксперт, вниз цены на бензин и дизель, естественно, не пойдут даже при учете «отрицательного» акциза, введенного для некоторых НПЗ. Предпосылки роста оптовых расценок на топливо сохраняются из-за повышения акцизов и налога на добычу полезных ископаемых. Подстегнет весеннее повышение цен начало посевной кампании и фактор дачников.

Сапов обращает внимание, что средняя цена АИ-95 за период с марта 2018 г. по март 2019 г. выросла на 5,29% (с €0,586 до €0,617). Дизтопливо подорожало больше: за год его средняя стоимость выросла на 16,11% и составила €0,656. В национальной валюте рост цен оказался еще заметнее: для АИ-95 он составил 7,89%, для дизеля — 19%. Указанные цифры роста цен превышают официальный уровень инфляции.

Теймураз Харитонашвили, бывший начальник управления контроля химической промышленности и агропромышленного комплекса ФАС, отмечает, что биржевые цены на топливо и цены на нефть в течение длительного времени на мировых рынках остаются без существенного повышения. Внутренняя ситуация в экономике РФ также стабильна.

По его словам, необходимо понимать специфику антимонопольного контроля. Для повышения цены, тем более в условиях монопольного рынка, производителю необходимы серьезные основания: отсутствие запасов на складах (базах), повышение цен на сырье и материалы смежников, рост внутризаводских затрат, налоговые изменения и ряд других факторов.

«Я не вижу объективных факторов, кроме инфляционных, которые позволят производителям резко поднять цены; непродление соглашения не дало бы участникам рынка возможности быть вольными в своих действиях. Но это не означает, что цена на топливо после отмены соглашения не повысится»,

— подчеркивает Харитонашвили.

Например, может повлиять уровень достигнутой промышленной инфляции или если в будущем на формирование цены объективно повлияют какие-то внешние факторы, среди которых снижение объемов добычи или значительное колебание цен на мировых рынках.

Харитонашвили дополняет, что во всех случаях должны работать принципы рыночного ценообразования. И рынок топлива здесь не исключение даже в силу его особого статуса и социальной значимости. Цены на топливо могут повышаться по экономическим причинам. Производители топлива несут, как и другие отраслевые производители, значительные структурные затраты, им нужно улучшать технологии, обновлять оборудование, повышать социальные выплаты и т. д.

«На мой взгляд, ключевой момент в том, что государство располагает достаточным набором мер своевременного регулирования рынка топлива и пресечения монопольных злоупотреблений на нем. Многое зависит, в случае возникновения такой необходимости, от эффективных и оперативных действий регуляторов — и не только ФАС, но и Минэнерго, Минэкономразвития и Минфина», — заключил эксперт.

Мария Ромашкина

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter