Сделка ОПЕК+ — взгляд с другой стороны
Аналитика

Сделка ОПЕК+ — взгляд с другой стороны

24 марта , 12:24Ринат Хантемиров
Сделка с ОПЕК+ стратегически невыгодна России, и она помогает развитию американской сланцевой отрасли

Неожиданный для рынка переход Саудовской Аравии от сотрудничества с Россией к открытой ценовой войне, обваливший цены на нефть, заставляет повнимательнее приглядеться к сделке ОПЕК+.

В свое время ОПЕК неоднократно предлагал России, а ранее и СССР совместные действия по ценовому контролю на нефтяном рынке и даже готов был предоставить место в рядах картеля.

Россия (и СССР) отказывались, понимая, что тактическая выгода от временного повышения цен на нефть достигается ценой принятия на себя обязательств согласовывать свою добычу с третьими странами, к тому же еще и конкурирующими за доли на существующих и перспективных рынках. Максимум того, к чему удалось склонить Россию, — это к односторонним заявлениям о временном сокращении, от которых всегда можно было отказаться.

Однако в 2016 г. нам был сделан целый букет заманчивых предложений, причем кроме очевидной выгоды от повышения нефтяных котировок бонусом было то, что добычу надо было снижать от уровня октября 2016 г. Стоит напомнить, что именно в этом месяце Россия, как, впрочем, и многие страны ОПЕК, поставила рекорд по добыче. Кроме того, снижать добычу можно было постепенно в течение нескольких месяцев.

В итоге, имея столько потенциальных тактических выигрышей, Россия согласилась на альянс с ОПЕК.

Очевидно, что эпидемия короновируса вызвала сильное падение спроса на сырьевые товары. У поставщиков в такой ситуации есть две возможности: сокращение предложения для выравнивания баланса, либо снижение цены для стимулирования спроса.

Саудовская Аравия предлагала пойти по первому пути. Россия же предложила продлить сделку на прежних условиях — скорее всего, по причине того, что члены ОПЕК (и, прежде всего, саудиты) уже не раз сокращали добычу в одностороннем порядке. Например, это было сделано перед IPO Saudi Aramco с целью поддержать котировки акций этой компании. Можно было предположить, что нуждающиеся для балансирования своих бюджетов в более высоких, чем Россия, ценах на нефть страны ОПЕК вновь снизят добычу в одностороннем порядке.

Но вместо этого началась ценовая война. Почему?

Посмотрим, как сделка ОПЕК+ выполнялась ее участниками.

Страна-производитель

Добыча, млн б/с

Октябрь 2016

Средняя в 2016

Средняя в 2017

Средняя в 2018 г.

Средняя в 2019

Январь 2020

Россия

11,247

11,08

11,17

11,35

11,44

11,49

ОПЕК в целом

32,31

32,195

32,017

31,864

29,851

28,859

Саудовская Аравия

10,566

10,406

9,954

10,311

9,771

9,733

Данные по добыче доступны на сайте ОПЕК (www.opec.org).

Нетрудно подсчитать, что, по данным ОПЕК, в январе 2020 г. Россия добывала на 3,7% больше нефтяного сырья, чем в 2016 г.

В то же время ОПЕК в целом снизил добычу на 10,36%, а Саудовская Аравия — на 6,47%.

При оценке этих данных становятся понятнее причины ярости саудитов и их выход с крупными объемами сырья и большими скидками на покупателей нефти марки Urals.

Очевидно, что даже продление сделки с ОПЕК на прежних условиях — не говоря уже о ее разрыве — неминуемо вело к падению нефтяных котировок.

Как следует из интервью Леонида Федуна, «отдельные государственные компании ее [идею о выходе из сделки ОПЕК+] активно лоббировали». Зачем же было это делать? Предполагалось, что это хитрый тактический ход, который ударит по сланцевым добытчикам из США. Дело в том, что весной у этих компаний «перекредитовка» — продление кредитных линий. Падение нефтяных цен могло побудить банки не возобновлять кредитование «сланцевиков».

У нас порой бытует представление, что добывающие сланец компании — это такой местный малый и средний бизнес (по американским меркам, конечно).

Видимо, вдохновленные своими победами над российским малым и средним бизнесом, «отдельные государственные компании» решили победить таковой и у американцев.

Но, по мнению ряда аналитиков, сланцевая добыча — это не совсем бизнес, это часть государственной политики США. В 2016 г. был отменен действовавший 40 лет запрет на экспорт американской нефти. Нефть больше не является достоянием будущих поколений американцев, ее нужно добыть прямо сейчас и продать всем желающим. Более того, США методично расчищали место для своей нефти на мировом рынке, убирая конкурентов, например, ввели санкции против Ирана и Венесуэлы.

Поэтому сланцевый фактор может сойти на нет только при изменении американской концепции, которая заключается в том, что сланцевая нефть — это уходящий ресурс, теряющий свою ценность и подлежащий продаже, пока за него еще дают нормальную цену.

Либо же надо ждать, пока добыча упадет сама собой по причине истощения месторождений. Сланцевым компаниям (а это, кроме всего прочего, рабочие места и вклад в рост ВВП США) помогут: кого-то купят нефтяные компании-мэйджоры (этот процесс идет уже давно), кому-то помогут очиститься от долгов на государственном уровне.

И последнее — по порядку, но не по значимости — разборки между сторонами сделки ОПЕК+ случились в очень неудачное время.

В связи с эпидемией мировой финансовый рынок пребывал на грани паники. После отказа ОПЕК+ от сокращения добычи и падения цены на нефть на 30% за один день рынок эту грань перешел. В этот же день торги на американской фондовой бирже приостанавливались из-за резкого падения индексов. Позже это повторялось еще несколько раз.

Сделка с ОПЕК+ действительно стратегически невыгодна России, и она действительно помогает развитию американской сланцевой отрасли.

Но выходить из сделки, вероятно, стоило при более стабильной ситуации в мировой экономике.

В этом случае мы бы не увидели двукратное падение нефтяных котировок всего за 10 дней с соответствующими последствиями для курса рубля и благосостояния российских граждан в период проведения конституционной реформы.

Ринат Хантемиров

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter