«Татнефть» против Коломойского: спор длиною в десятилетие

«Татнефть» против Коломойского: спор длиною в десятилетие

«Татнефть» против Коломойского: спор длиною в десятилетие
Аналитика

23 ноября 2016, 09:00
Высокий суд Лондона 8 ноября отказал в иске «Татнефти» к украинскому олигарху Игорю Коломойскому и его партнерам. Десятилетнее противостояние, связанное с переделом российско-украинских активов, между тем, продолжается.

Высокий суд Лондона 8 ноября отказал в иске «Татнефти» к украинскому олигарху Игорю Коломойскому и его партнерам. Десятилетнее противостояние, связанное с переделом российско-украинских активов, между тем, продолжается.

Иск российской «Татнефти» к украинским бизнесменам лондонский суд отклонил «в связи с отсутствием реальных шансов на успех». Британское судопроизводство допускает, что при наличии весомых доводов ответчика судья может не давать делу ход, прервав его разбирательство уже на предварительной стадии.

Нефтяная компания через суд добивалась возмещения $380 млн долга и процентов по нему с Игоря Коломойского, Павла Овчаренко, Александра Ярославского и Геннадия Боголюбова. «Татнефть» утверждает, что в 2009 году бизнесмены мошенническим способом присвоили деньги, которые должны были быть выплачены за поставки нефти на Кременчугский нефтеперерабатывающий завод, крупнейшее предприятие Украины такого рода.

С иском в Высокий суд Лондона «Татнефть» обратилась 23 марта 2016 года, и в апреле добилась краткосрочного успеха: суд в качестве обеспечительных мер заморозил активы ответчиков на те самые $380 млн. Арест был наложен на частный самолет Коломойского и недвижимость в Европе, а также дом Боголюбова близ Букингемского дворца. Но, отклонив иск «Татнефти» 8 ноября, суд одновременно снял обеспечительные меры с части имущества украинцев.

Почему судебный процесс проходил в Великобритании?

Лондон принимает иски по местонахождению ответчиков и их активов, в этом случае считая, что рассмотрение в его компетенции, объясняет партнер международной юридической компании King&Spalding Илья Рачков. Вместе с тем и Россия, и Украина являются участниками конвенции СНГ, которая гласит, что иски к украинским гражданам должны рассматривать суды Украины. Этот момент учтен не был, отмечает Рачков.

Юрисдикцией королевского суда может воспользоваться гражданин любой страны – достаточно лишь доказать, что английский суд является ощутимо более подходящим для рассмотрения дела с позиции правосудия, и что ответчик должным образом уведомлен. Именно поэтому иски Бориса Березовского к Роману Абрамовичу и Олега Дерипаски к Михаилу Черному рассматривались в британской столице, объясняет член совета Адвокатской палаты Татарстана Тимур Баязитов.

Формулировка «в связи с отсутствием шансов», с которой отказали «Татнефти», встречается в британском праве довольно редко: считается, что истцы, как правило, советуются с профессиональными юристами, и все риски заранее взвешены, продолжает Рачков. По его словам, поскольку в иске, все же было, отказано, на российскую компанию, вероятно, лягут судебные расходы ответчиков.

Конфликт между нефтяной компанией и украинскими бизнесменами корнями уходит еще в середину 2000-х. Виной всему стал спорный актив — АО «Укртатнафта». Это совместное предприятие было учреждено на базе Кременчугского НПЗ в 1994 году по решению тогдашних президентов Украины и Татарстана Леонида Кучмы и Минтимера Шаймиева. По соглашению между сторонами Украина передала в уставный капитал СП Кременчугский завод, а Татарстан — право собственности на нефть и газовый конденсат, добываемый на 25 месторождениях, писала газета «Коммерсантъ».

В «Укртатнафте» Татарстан получил долю в 57% (напрямую, а также через «Татнефть» и ее дочерние структуры), а Украине принадлежали 43%, хотя украинский Фонд госимущества Украины оценивал стоимость Кременчугского НПЗ выше, чем месторождений – $450 млн против $267,6 млн.

Вопросы в этой связи возникли уже в 2006 году, когда по поручению украинского правительства Генпрокуратура начала расследовать историю создания СП. Предстояло выяснить, справедливо ли были разделены доли в уставном капитале «Укртатнафты».

К 2007 году коллизия переросла в открытое противостояние, принимающее иногда вооруженную форму. Сначала с двух офшорных структур «Татнефти» – AmRuz и Sea Group – в одностороннем порядке была списана доля в 18,3% «Укртатнафты» в пользу правительственного «Нафтогаза Украины».

Затем украинская сторона повторно провела в совет директоров СП Павла Овчаренко, ранее уволенного из органов правления. Полномочия Овчаренко, считающегося креатурой Коломойского, восстановил украинский суд, татарстанские акционеры отнеслись к этому как к рейдерскому захвату.

20 октября 2007-го на официальном портале правительства Татарстана появилось сообщение о силовом захвате совместного предприятия. «На территорию АО «Укртатнафта» проникли более 50 вооруженных людей, которые избили охрану, ворвались в кабинет председателя правления и завладели документацией и печатью предприятия. Члены правления АО «Укртатнафта», в числе которых были и российские граждане, были принудительно собраны и закрыты в одном из кабинетов», – говорилось в сообщении за подписью Рустама Минниханова, в то время премьер-министра Татарстана.

В течение последующих двух лет решениями украинских судов российская сторона полностью потеряла долю в «Укртатнафте». А в 2010 году контроль над Кременчугским НПЗ получила группа «Приват» Коломойского.

«Татнефть» уже заявила, что не удовлетворена решением лондонского суда и собирается его обжаловать. Вероятность пересмотра достаточно высока: простая смена состава судебной коллегии может означать переоценку шансов российской компании, считает Баязитов.

По мнению Рачкова, шансов у компании мало. Британские судьи, несмотря на непредвзятость, стараются принимать такие решения, чтобы минимизировать возможность обжалования в апелляции и кассации, говорит он.

Сюжеты:
Татнефть
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter