Энергопереход не обойдется без инвестиций в нефть и газ

Аналитика
Энергопереход не обойдется без инвестиций в нефть и газ
Энергопереход не обойдется без инвестиций в нефть и газ
22 ноября, 16:02Александра ОреховаФото: adipec.com
ADIPEC-2021, подчеркнув готовность нефтегаза принять вызовы энергоперехода, завершилась инвестсоглашениями в развитие традиционных источников энергии

Международная нефтегазовая выставка и конференция ADIPEC, ежегодно проходящая в Абу-Даби (ОАЭ) в ноябре, позволяет всем участникам отрасли обсудить актуальные проблемы и новые тренды накануне формирования бюджетов на следующий год. И так как в этот раз она стартовала через день после окончания климатического саммита в Глазго COP26, то тема снижения углеродных выбросов просто спустилась с уровня глав государств до руководителей и топ-менеджеров крупнейших производителей «черного золота» и «голубого топлива». И несмотря на то что никто из участников не оспаривал необратимость энергоперехода, чтобы избежать климатической катастрофы, эмират-хозяин мероприятия, являющийся производителем нефти и экспортирующий газ, сразу расставил акценты на ближайшее будущее.

Министр промышленности и передовых технологий ОАЭ, управляющий директор и генеральный директор группы Национальной нефтяной компании Абу-Даби (ADNOC) Ахмед Аль Джабер на открытии ADIPEC заявил: «Текущая ситуация на энергетических рынках выявила, что наряду с желанием ускорить энергопереход мир по-прежнему сильно зависит от нефти и газа […] После того, как спрос опередил предложение, и после почти десятилетнего недоинвестирования в отрасль мир погрузился в кризис. Пора просыпаться!» — цитирует его слова «Интерфакс».

По его мнению, нефтегазовая отрасль должна будет ежегодно инвестировать более $600 млрд до 2030 года, чтобы не отставать от ожидаемого спроса.

Возобновляемые источники энергии будут наиболее быстрорастущим сегментом энергобаланса, но нефть и газ остаются крупнейшими источниками энергии, пояснил он.

«Мы должны добиваться прогресса с прагматизмом. И если мы хотим успешно перейти на новую энергосистему завтра, мы не можем просто отключиться от существующей системы. Мы не можем просто щелкнуть выключателем», — добавил министр.

При этом Аль Джабер добавил, что ОАЭ продолжает привлекать международные компании к сотрудничеству по нефтегазовым проектам, но также зовет их присоединиться в путешествии к энергопереходу.

ОАЭ, в частности, стремится к 2030 году полностью прекратить импорт газа, который сейчас поставляется по газопроводу из Катара и морским путем. Внутреннее потребление газа в стране составляет около 7,5 млрд куб. футов в сутки. При добыче в 8,5 млрд куб. футов в сутки на внутренний рынок попадает менее 5 млрд куб. футов, так как остальной объем газа закачивается обратно в пласт для поддержания давления.

Из российских нефтегазовых компаний в стране работает пока только ЛУКОЙЛ, который в 2019 году приобрел 5-процентную долю в шельфовой газовой концессии Ghasha в Абу-Даби и сразу заявил о планах по наращиванию присутствия в ОАЭ. Ожидается, что в рамках проекта, где партнерами выступают ADNOC (55%), Eni (25%), Wintershall (10%), OMV (5%), производство начнется примерно в 2025 году и до конца десятилетия увеличится до более 1,5 млрд куб. футов в сутки. Газ этой концессии сможет удовлетворить более 20% потребностей ОАЭ в этом топливе.

Однако на данный момент позиции ЛУКОЙЛа не изменились, а единственный проект подорожал. «Мы сегодня оцениваем экономическую эффективность проекта Ghasha, идет удорожание капитальных вложений, не все просто», — сообщил журналистам в кулуарах форума президент российской копании Вагит Алекперов, отметив что ADNOC заинтересован в работе ЛУКОЙЛа в стране.

Удалось ли партнерам разрешить появившиеся сложности, пока не известно, но ADNOC через пару дней сообщил, что заключил два контракта на проектирование, закупки и строительство (EPC) на общую сумму $1,46 млрд для газового проекта Dalma, являющегося частью концессии Ghasha. Контракты заключены с Национальной нефтяной строительной компанией (NPCC) и совместным предприятием (СП) между Tecnicas Reunidas и Target Engineering.

NPCC за $514 млн возьмет на себя морское устьевое оборудование, трубопроводы и гибкие подводные кабели на месторождениях Хайр-Далма (Hair Dalma), Сата (Satah) и Бу-Хасир (Bu Haseer), а СП Tecnicas Reunidas и Target Engineering за $950 млн — установки подготовки и компримирования газа, сопутствующих коммунальных услуг на острове Арзана в 80 км от Абу-Даби.

Именно ценовые газовые рекорды в этом году, по мнению производителей, говорят о несбалансированном подходе к энерготрасформации: прекращение инвестиций в традиционное ископаемое топливо происходит на фоне недостаточно развитой альтернативной энергетики.

Газовый кризис показал, что нужно лучше управлять энергопереходом и не допускать дефицита сырья.

«В этом году и в Европе, и в других регионах мы увидели, что происходит, когда спрос возвращается неожиданно высоким после пандемии, а предложение не успевает за ростом спроса», — сказал глава австрийской OMV Альфред Штерн на ADIPEC. «За последние два года мы увидели рост спроса на СПГ и рост в Азии, который привлек туда СПГ из Европы, увеличив цены там», — пояснил он, отметив, что нужно «управлять энергопереходом должным образом», чтобы не допустить дефицита энергии, потому что, по всем прогнозам, спрос на энергию будет повышаться ввиду роста численности населения.

Что же касается цен на нефть, то производители не верят или боятся верить, что когда-либо еще увидят больше $100 за баррель. «Нет причин думать, что есть какое-то супервосстановление спроса, суперцикл, и все снова вернется к $100-140 за баррель. Я так не паникую», — цитирует РИА Новости министра нефти и газа Омана Мухаммеда ар-Румхи на ADIPEC. По его мнению, разговоры о том, что цены вернутся к $100, спровоцированы паникой. «А мы не хотим включать режим паники. Я думаю, что причин паниковать нет. Данные ОПЕК показывают, что и спрос, и предложение (на рынке нефти — авт.) в порядке. А в случае чего в ближайшие месяцы поставки на рынок вырастут еще», — продолжил министр.

Алекперов солидарен с оманским министром и не думает, что в ближайшее время мы увидим цену на нефть в $100 за баррель. «Сегодня энергетические компании обладают уникальным добывающим и финансовым потенциалом, который должен быть использован для удовлетворения в потреблении нашей продукции», — пояснил президент российской компании. «Страны ОПЕК+ обладают уникальной возможностью реагировать на то, что происходит на рынке», — добавил он. «В 2022 году мы не должны допустить резкого всплеска цены не нефть и на газ, мы должны работать над тем, чтобы удовлетворить рынок», — сказал глава ЛУКОЙЛа, уточнив, что в бюджет на 2022 год компания закладывает цену в $60 за баррель.

«Мы должны развивать альтернативную энергетику. Но наша миссия — обеспечить рынок источниками энергии, какими — это уже второй вопрос, но мы не должны допустить энергетическую бедность», — подчеркнул Алекперов. «COP26 требует дополнительного анализа, но надеемся, что уже COP27 и COP28 заложат реальную „дорожную карту“ того, куда мы будем двигаться», — сказал он на сессии «Энергия будущего: как будут эволюционировать нефтегазовые компании».

Генеральный секретарь ОПЕК Мохаммед Баркиндо добавил, что нефтегазовая отрасль обладает потенциалом, ресурсами и инновационным мышлением, чтобы справиться с задачей снижения парниковых газов. «Нам нужно, чтобы мир понял, что эта отрасль должна быть частью решения проблемы изменения климата.

Мы не отрицаем климат, и мы готовы сыграть свою роль в обеспечении того, чтобы результаты переговоров на COP26 в Глазго были всесторонне инклюзивными и справедливыми, реализованными всеми сторонами, включая наши страны ОПЕК»,

— заявил он.

«Мы должны сделать больше для ускорения обезуглероживания, но мы не можем просто отключиться от сегодняшней энергетической системы и перейти к более чистой энергетической модели будущего», — резюмировал председатель ADIPEC 2021 и генеральный директор ADNOC Sour Gas Тайба Аль Хашеми.

По итогам конференции ADNOC объявила о рекордных инвестициях в размере $6 млрд для обеспечения роста бурения, так как страна намерена к 2030 году увеличить производственные нефтяные мощности до 5 млн б/с. Также компания сообщила, что вместе с химической Borealis, контролируемой OMV, продолжит расширение производства полиэтилена в ОАЭ, на что будет направлено $6,2 млрд.

В области технологий для энергоперехода ADNOC пока договорилась работать с малазийской Petronas и американской Baker Hughes, а также согласовала с Национальной энергетической компании Абу-Даби TAQA создание предприятие по производству зеленого водорода. В партнерстве с японской Mitsui и южнокорейской GS Energy компания намерена разработать установки по производству низкоуглеродистого голубого аммиака.

Российские экспортеры по итогам переговоров на ADIPEC могут заключить контракты на 11 млрд рублей.

В ходе выставки и конференции отечественные компании уже подписали семь соглашений о сотрудничестве и поставках российского оборудования для нефтегазовой отрасли на общую сумму в $5 млн (более 360 млн руб.), сообщили РИА Новости в Российском экспортном центре. «Росгеология», презентовавшая на выставке пилотный проект по обработке сейсмики для ADNOC, рассчитывает в 2022 году получить от компании основной контракт.

Кроме того, министерство промышленности и торговли РФ подписало с министерством промышленности и передовых технологий ОАЭ меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в области развития водородных технологий. При этом ОАЭ в настоящее время уже производит около 300 тыс. тонн водорода в год на производственных мощностях ADNOC.

Таким образом, ADIPEC-2021, подчеркнув готовность нефтегазового сектора принять вызовы энергетического перехода, завершилась соглашениями об инвестициях в развитие традиционных источников энергии. На этом фоне практически незаметным стало сообщение заместителя главы министерства энергетики Португалии Жуана Галамба, что страна, где генерация на 60% состоит из возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и на 40% — из газа, в декабре закроет последнюю угольную станцию.

Глава ЛУКОЙЛа же, заявив, что компания интересуется новыми нефтегазовыми проектами, из Абу-Даби направился Казахстан, чтобы заключить соглашение о принципах по новому шельфовому нефтегазовому проекту «Каламкас-море и Хазар», инвестиции в который оцениваются в $5 млрд.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter