Тема недели: сланцу припомнили экологию
Аналитика

Тема недели: сланцу припомнили экологию

22 ноября 2019, 18:58Владимир Путин
Путин на непрофильном для нефтегазового сектора форуме «Россия зовет!» сделал ряд важных заявлений по стратегии нашей страны на нефтяном рынке

Энергетическая повестка прошедшей недели во многом была сформирована выступлением Владимира Путина на инвестиционном форуме «Россия зовет!». Российский президент на этом «непрофильном» для нефтегазового сектора мероприятии сделал ряд важных заявлений, касающихся стратегии нашей страны на нефтяном рынке. Он также весьма эмоционально охарактеризовал экологические проблемы добычи сланцевой нефти США, а также рассказал о формах господдержки российских нефтегазовых проектов.

Выступая на пленарной сессии форума, Путин сообщил, что Россия «серьезным образом» влияет на мировой энергетический рынок, но наибольшего эффекта достигает тогда, когда работает вместе с другими производителями «черного золота»: «В этом смысле мы будем продолжать работать с Саудовской Аравией, со странами Персидского залива, со странами ОПЕК в рамках системы, которая была создана за последние годы, — ОПЕК+», — подчеркнул президент.

Он отметил, что у России и ОПЕК+ общая задача, и она заключается в том, чтобы рынок был сбалансированным, приемлемым как для производителей, так и для потребителей и, самое главное, чтобы он был прогнозируемым.

При этом российский лидер позволил себе пошутить в отношении главного оппонента соглашения ОПЕК+ — сланцевой нефти США. «Что касается сланцевой нефти, давайте мы подождем, когда американцы истратят деньги на новые технологии по добыче сланцевой нефти, а потом у них цап-царап — посмотрим, мы вообще заинтересованы в этом сегодня или нет — и задешево купим», — сказав Путин, добавив, что пошутил.

Однако в отношении экологического влияния добычи нефти из низкопроницаемых коллекторов в США президент России шутить не стал и назвал их варварскими: «Мы внимательно наблюдаем за этим. Дело в том, что сегодняшние технологии добычи сланцевой нефти, сланцевого газа, они являются без всякого преувеличения варварскими, они уничтожают экологию, — цитирует Владимира Путина РИА „Новости“. — В некоторых районах, где добывается сланцевая нефть, у граждан из крана идет не вода, а черная жижа. Такая добыча, несмотря на все возможные экономические преимущества, нам не нужна, мы на это не пойдем никогда. У нас есть возможности и на шельфе, и на территориях на земле, поэтому такой острой необходимости нет», — подчеркнул президент.

Стоит отметить, что представители международных экологических организаций, а также отраслевые эксперты согласны с тем, что сланцевая добыча в плане экологических последствий, мягко говоря, далека от идеала. Однако, по их мнению, в планетарном масштабе главный вред от нее заключается прежде всего в увеличении объемов сжигания попутного нефтяного газа (ПНГ).

Руководитель программы по экологической ответственности бизнеса Всемирного фонда дикой природы в РФ (WWF) Алексей Книжников сообщил, что, согласно последним отчетам об уровне выбросов ПНГ, США являются лидерами по этому показателю именно из-за увеличения сланцевой добычи. За один год они рекордно нарастили объем сжигания ПНГ на 4,5 млрд кубометров:

«По нашим оценкам, освоение российских сланцевых месторождений может быть менее опасным с экологической точки зрения, поскольку глубина залегания нефти там намного больше.

Если в США это сотни метров, то в России свыше 5 км. Поэтому, по нашим оценкам, угроза загрязнения грунтовых вод за счет нагнетаемых в скважину жидкостей в России ниже. Но в любом случае добыча сланцевой нефти подразумевает бурение большего количества скважин и, соответственно, неизбежно влечет увеличение объемов выхода попутного газа. Поэтому угроза увеличения сжигания ПНГ на факелах существует», — пояснил эколог в интервью «НиК».

Он напомнил, что российские нефтегазовые компании проводили опытные работы по освоению российских месторождений сланцевой нефти, но это дорогостоящая добыча, а режим санкций приостановил этот процесс: «Однако все равно данные месторождения находятся в поле внимания природоохранных организаций. В стране должна быть создана взвешенная госполитика для освоения этих месторождений, поскольку российские ТРИЗы — например, Баженова свита — находятся в системе освоения Западной Сибири, где уже существует инфраструктура, и надо воспользоваться ею, чтобы не повышать экологический след от добычи», — рассказал Книжников.

По его словам, к сланцевой добыче отношение неоднозначно и в самих Соединенных Штатах: «В ряде густонаселенных районов, где сланцевая добыча приводила к загрязнению грунтовых вод, проходили активные выступления экологов. В некоторых штатах принят запрет на применение таких технологий добычи. Однако в целом такая добыча разрешена, и большая часть углеводородов США добывается с ее помощью. В Европе делались попытки разработки сланцевых месторождений, но этому не способствовало серьезное сопротивление местного населения. Украина также хотела развивать сланцевую добычу: несколько лет назад там собирались реализовать пилотные проекты. Активно данные технологии развиваются в Китае», — указал эколог (подробнее о перспективах сланцевой добычи в Китае можно ознакомиться в материале «Спящая угроза китайского сланца» в «НиК» № 12).

Директор Российского газового общества, член экспертного совета при Минэнерго РФ Роман Самсонов в интервью «НиК» отметил, что для него как специалиста совершенно очевидны экологические проблемы тех способов и методов, которые применяются для добычи сланцевой нефти в США. «Там очень высокая частота бурения скважин, и, если посмотреть на данную территорию с высоты, становится понятно, что вся она надолго выводится из системы какой-либо жизнедеятельности человека», — заметил эксперт.

Однако он пояснил, что американское население получает хорошую компенсацию и может себе позволить приобрести другое жилье, поэтому, например, сжигание ПНГ является куда больше экологической проблемой, чем снижение объемов доступной питьевой воды в этом регионе.

При этом эксперт указал, что в СМИ достаточно однобоко освещают американский нефтегазовый сектор: например, практически нет информации по тем проектам разведки и добычи, которые сейчас ведутся на Аляске. «Внимание обращается на сланцевые месторождения, которые являются основной ресурсной базой для сжиженного метана. Именно торговый протекционизм для расширения сбыта американского СПГ и явился поводом для санкций в отношении России и торговой войны с Китаем», — заметил эксперт.

По словам Самсонова, президент России, касаясь в своей речи сланцевой добычи США, имел в виду, что США в экономическом соревновании используют средства политического давления на оппонентов. «Российскому рынку активно предлагают развивать ВИЭ, хотя США законодательно изменили свои внутренние правила, вышли из Парижского климатического соглашения и вернулись к активному потреблению жидкого топлива и совершенно не переживают по этому поводу», — рассказал Самсонов.

Он также считает, что главный политический посыл отрасли, который хотел донести в своем выступлении президент РФ, заключается в том, что российским компаниям надо обращать большее внимание на уже разрабатываемую ресурсную базу, а не вестись на пропаганду новых способов добычи, которые, по сути, являются инструментом давления в торговых и конкурентных войнах. «Самое важное, что с точки зрения ресурсной базы Россия обладает большими запасами традиционных углеводородных ресурсов и они доступны для разработки. На этом фоне заниматься планированием использования альтернативных запасов, таких как сланцевые месторождения, как минимум экономически необоснованно. У нас эти ресурсы расположены, как правило, в арктической зоне, где существуют сложности для создания инфраструктуры», — пояснил эксперт.

Заметим также, что Владимир Путин в своем выступлении сделал заявление, что добыча в самих Соединенных Штатах вышла «на полку» и серьезного роста не прогнозируется. В то же время большинство опрошенных ранее «НиК» отраслевых экспертов высказывали несколько иную точку зрения. Они предположили, что сланцевая добыча вырастет еще до 15 млн б/с. Кроме того, по их мнению, правительство США использует достаточное количество финансовых и промышленных рычагов для поддержания и развития этого сектора. В Соединенных Штатах, правда, это не называется господдержкой, однако, по сути, она именно таковой и является.

Касаясь российского нефтегазового сектора, Владимир Путин в своем выступлении отметил, что государство не вмешивается в деятельность компании «Роснефть», которая работает на рыночных условиях: «Роснефть» хоть и компания с преимущественно государственным участием, но она работает на рынке. И она подчиняется решениям, которые принимаются акционерами. Государство не вмешивается в текущую деятельность компании», — сказал Путин. Президент также заявил, что считает справедливым переход значительной части пакета акций «Башнефти» в собственность республики.

Путин указал, что не планируется использовать средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) на развитие нефтегазовой отрасли: «Мы не собираемся тратить ФНБ на развитие нефтегазовой отрасли. Мы собираемся тратить его на развитие инфраструктуры, мы готовы это делать для развития высокотехнологичных отраслей, — заявил президент. — Например, нас ограничивают в приобретении современного нефтегазового оборудования. Значит мы должны просто подумать о том, как мы должны это сделать у нас в стране…», — пояснил он.

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев в интервью «НиК» заметил, что неиспользование ФНБ не означает отсутствие госпомощи: «У нас есть бюджет, госгарантии кредитов, другие фонды. Я не верю в отсутствие поддержки со стороны государства для нефтяников. Это государствообразующая отрасль экономики, тем более, что на носу нормандский формат. Есть мнение, что там будет попытка еще более четко проработать стратегию энергетического взаимодействия в треугольнике Франции-Германия-Россия.

Трудно поверить, что государство не поддержит нефтегазовую отрасль в нынешних условиях»,

— рассказал эксперт.

Руководитель информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев напомнил, что прежде всего именно нефтегазовая отрасль и формирует ФНБ: «Лучше бы хотя бы часть этих денег оставалась в отрасли. Видимо, правительство считает, что нефтянка без них обойдется. Но учитывая, что мы связаны ОПЕК+, и, я надеюсь, будет загружен Северный морской путь, то ничего в отрасли не случится.

Я надеюсь, что при поддержке административной мощи „Роснефти“ арктические нефтегазовые проекты получат льготы»,

— заметил аналитик.

Финансовый аналитик «БКС Премьер» Сергей Дейнека в комментарии для «НиК» также отметил, что нефтегазовая отрасль не является основным претендентом на средства из ФНБ, в связи с этим «мы не ожидаем изначальных изменений в инвестиционных программах нефтяных компаний и отказа от каких-либо масштабных проектов», — пояснил аналитик.

По его мнению, вопрос удовлетворения потребностей нефтяников в финансировании при освоении ресурсов Арктики будет решаться в особом порядке: «Мы не исключаем того, что определенная часть нефтяных сверхдоходов будет „зарезервирована“ под арктические инвестиции, в то время как основной объем возвращаемых в экономику средств из ФНБ будет сосредоточен на отраслях, альтернативных нефтегазовой», — пояснил эксперт.

Он считает, что в настоящий момент налоговые условия оказывают существенное давление на бизнес российских компаний в нефтегазовой отрасли. «Более того, денежные вливания в отрасль из ФНБ вряд ли смогут исправить ситуацию в долгосрочной перспективе, и в случае их реализации будут иметь лишь временный характер воздействия. Такое положение вещей, вероятно, может указывать на возможность изменений налогообложения в отрасли в перспективе ближайших лет», — заявил аналитик.

Екатерина Вадимова

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter