О новом суперцикле на нефтяном рынке говорить не приходится — эксперты Argus

Аналитика
О новом суперцикле на нефтяном рынке говорить не приходится — эксперты Argus
О новом суперцикле на нефтяном рынке говорить не приходится — эксперты Argus
21 июня, 16:34
О новом суперцикле на рынке нефти, безальтернативном топливе для танкеров и роли правительств в энергопереходе — о чем еще говорили на конференции «Argus Рынок нефти 2021: Глобальные рынки и СНГ»

О новом суперцикле нефти говорить пока преждевременно

Быстрое восстановление нефтяных котировок до уровня середины 2019 года во многом объясняется ускорением инфляционных процессов в мировой экономике, однако риски падения нефтяных цен по-прежнему присутствуют, заявил главный экономист независимого ценового агентства Argus Дэвид Файф в ходе международной конференции «Argus Рынок нефти 2021: Глобальные рынки и СНГ».

По его словам, сейчас быстро восстанавливающийся спрос в мировой экономике сталкивается с узкими местами на стороне предложения, и это формирует инфляционные эффекты — цены на многие товары стремительно растут. Опасения, связанные с инфляцией, обычно уводят инвесторов в товарно-сырьевые рынки, напомнил Дэвид Файф. С конца прошлого года цены на многие сырьевые товары, включая нефть, значительно выросли именно потому, что эти товары выполняют функцию хеджирования от инфляции. Не исключено, что она будет продолжаться от 6 до 12 месяцев до тех пор, пока полностью не восстановятся цепочки поставок.

К тому же, добавил главный экономист Argus, восстановление мировой экономики асимметрично. Согласно прогнозам МВФ, некоторые развивающиеся страны, активно потребляющие сырьевые ресурсы, до 2024 года могут не выйти на те показатели, которые ожидались до пандемии, тогда как Китай и развитые страны восстанавливаются гораздо быстрее. Но даже в Китае, где производство и сфера услуг уже полностью вернулись к докризисным показателям, транспортный сектор по-прежнему испытывает сложности. В апреле транспорт КНР в показателях пассажиро-километров находился на уровне порядка 50% от допандемического.

Спрос на нефть, по оценке Argus, в этом году вырастет примерно на 5,5 млн баррелей в сутки, однако это не компенсирует 9 млн баррелей прошлогоднего падения.

Не исключено, что полное восстановление произойдет не раньше 2023 года, во многом из-за по-прежнему недостаточного спроса в сегменте авиакеросина. К концу этого года спрос на него будет по-прежнему на 25% ниже, чем до пандемии, однако остальная часть рынка нефтепродуктов уже почти восстановилась во многих регионах.

Сделка ОПЕК+, напомнил Дэвид Файф, заканчивается в апреле 2022 года, и если после этого альянс будет наращивать добычу на 2-2,5 млн баррелей в сутки, он столкнется с предложением других поставщиков. В силу того же фактора в этом году цены на нефть вряд ли сильно превысят уровень $70 за баррель, но есть риск, что они упадут до $60 и ниже. Поэтому, резюмировал Файф, пока не приходится говорить о том, что для нефти наступил очередной суперцикл, — возможно, это произойдет лишь после 2023 года, а пока взлету цен на нефть препятствует конкуренция поставщиков.

СПГ пока остается безальтернативным топливом для танкеров

«Рассматривая все альтернативы традиционному бункерному топливу для танкеров — водород, аммиак, метанол, биотопливо — мы пришли к выводу, что альтернативы СПГ как топливу для наших танкеров в настоящий момент на рынке нет», — заявил руководитель отдела стратегического планирования и развития бизнеса Gazprom Neft Trading Алексей Корниенков в выступлении на конференции «Argus Рынок нефти 2021: Глобальные рынки и СНГ».

По его словам, ряд танкеров уже работают на метаноле, однако они относятся преимущественно к типоразмеру MR с дедвейтом 25-45 тысяч тонн. Однако в классе Aframax с дедвейтом 80-120 тысяч тонн на смену СПГ вряд ли придет какое-то другое топливо в течение не менее ближайших 5-10 лет.

Чтобы создать инфраструктуру для новых видов топлива как со стороны потребления, так и со стороны их производства и доставки в точки бункеровки, требуются большие вложения, подчеркнул Алексей Корниенков. При этом уже существующие суда на газомоторном топливе являются достаточно экологичным вариантом. В настоящее время «Газпром нефть» намерена увеличить долю танкеров на СПГ, используемых для доставки сырья с арктических месторождений, которая уже составляет около 50%.

Первым номером в энергопереходе будут выступать правительства

Государство будет ключевым инвестором экономики в послекризисный период, заявил заместитель руководителя Аналитического центра ТЭК РЭА при Минэнерго России Алексей Давиденко в выступлении на конференции «Argus Рынок нефти 2021: Глобальные рынки и СНГ».

В тех странах, которые наиболее активно включились в процесс энергоперехода, уже присутствует синергия намерений: с одной стороны — наращивание инвестиций для восстановления экономики, с другой — развитие низкоуглеродной энергетики и стимулирование инвестиций в нее, становящееся одним из основных направлений экономической политики.

Пандемия коронавируса в целом увеличила неопределенность относительно того, как будет выглядеть энергетика будущего, констатировал Алексей Давиденко. Темпы роста спроса на нефть после завершения пандемии, вероятно, будут ниже темпов, которые прогнозировались прежде:

«Три-пять лет назад пик спроса на нефть ожидался на пять-десять лет позже, чем сейчас. Текущие ожидания более скорого наступления пика потребления — это следствие работы драйверов энергоперехода и развития технологий».

Однако по-прежнему существует широкий диапазон оценок того, по какому пути будет развиваться энергетическая отрасль и как будет меняться потребление нефти. В базовых сценариях аналитических агентств спрос на нефть к 2040 году варьируется от 95 до 115 млн баррелей в сутки, а в «зеленых» сценариях — от 75 до 90 млн баррелей в сутки.

В целом энергопереход будет побуждать нефтяные компании оптимизировать портфель активов, снижать выбросы парниковых газов, развивать технологические компетенции, улучшать бизнес с точки зрения факторов ESG и диверсифицировать деятельность, отметил Алексей Давиденко. По его словам, компании продолжат пересматривать стратегии в поисках оптимальных путей трансформации, однако сама трансформация в будущем, вероятно, будет осложнена общим снижением инвестиционной привлекательности нефтяной отрасли.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter