Тема недели: Западное полушарие заливается нефтью!
Аналитика

Тема недели: Западное полушарие заливается нефтью!

21 февраля , 18:19Екатерина Вадимова
Добыча нефти в Бразилии растет — вопрос в том, как это повлияет на мировой спрос на нефть, и без того снижающийся из-за фактора коронавируса

Не успел нефтяной рынок переболеть коронавирусом, как ему начала угрожать новая напасть: Бразилия вышла на показатели добычи выше 3 млн б/с и собирается в ближайшие годы достичь 7 млн б/с.

И эта страна вряд ли захочет связывать себя какими-либо ограничениями, поскольку ей надо оправдать инвестиции в шельфовые проекты. Впрочем, большинство аналитиков считает, что бразильской нефти будет затруднительно попасть на европейские и азиатские рынки, поэтому влияние этих объемов на мировые нефтяные цены будет ограниченным. Между тем, назначенная на начало марта встреча участников соглашения ОПЕК+ должна будет определить дальнейшую стратегию нефтяных экспортеров, а будет ли как-то учитываться новая «угроза» в лице Бразилии, пока не известно.

По информации Национального агентства нефти, природного газа и биотоплива Бразилии, в январе добыча нефти в стране выросла на 20,4% по сравнению с аналогичным месяцем прошлого года. Производство сырья достигла 3,168 млн б/с.

Совокупный же объем добычи нефти и природного газа в Бразилии также установил новый рекорд — 4,041 млн баррелей нефтяного эквивалента в день.

На такие показатели страна вышла после запуска шельфовых месторождений так называемой «подсолевой» зоны (разработка запасов углеводородов под двухкилометровым слоем соли). В январе 2020 года на этих проектах добывалось 2,68 млн баррелей нефтяного эквивалента в день, что составляет 66,37% всей бразильской добычи.

В целом за вторую половину 2019 года добыча сырой нефти в Бразилии увеличилась на 550 тыс. б/с. Этот рост обеспечили месторождения Lula, Buzios, Sapinhoá, Jubarte, и Sul De Lula глубоководного подсолевого бассейна Santos. Ожидается, что в этом 2020 году производство на залежах бассейна вырастет еще на 330 тыс. б/с. Не так давно правительство страны объявило, что собирается повысить добычу нефти и газа до уровня, обеспечивающего подъем Бразилии с девятого до пятого места среди мировых экспортеров энергоресурсов.

Стоит отметить, что путь нефтяной промышленности Бразилии к высоким показателям добычи был весьма драматичен. Напомним, что относительно недавно было завершено крупное расследование коррупции в государственной компании Petrobras, где вскрылась схема миллиардных откатов от строительных компаний в обмен на получение контрактов по завышенным ценам, вывода средств за границу и отмывания денег. В него были втянуты и другие коммерческие структуры, которые участвовали в финансировании предвыборных кампаний политиков. Дело росло как снежный ком. Дилме Руссефф, которая в 2016 году была президентом Бразилии, был вынесен импичмент. Ее пост занял Мишель Темер, однако и против него были выдвинуты обвинения в коррупции, в результате в мае 2019 года политика арестовали. Был приговорен к многолетнему сроку другой экс-президент — Луис Инасиу Лула да Силва. На этом фоне убыток бразильской корпорации в 2014 году, когда о коррупционной схеме впервые было заявлено публично, составил более $7 млрд. Тем не менее, Petrobras смогла восстановиться.

А в 2016 году в результате изменений в законодательстве бразильские власти разрешили иностранным компаниям участвовать в реализации шельфовых проектов, тем не менее, оставив за Petrobras право оперативного контроля. Не заставили себя долго ждать и торги по новым участкам на шельфе страны, интерес к которым проявили такие крупные мировые компании как Exxon, Shell, Repsol, CNOOC, Total и BP. Регистрировалась на ряд раундов торгов и дочка российской «Роснефти», которая затем, однако, приняла решение отказаться от участия. «Роснефть» работает в Бразилии на проекте в бассейне реки Солимойнс в штате Амазонас, владея 13 участками с перспективными ресурсами нефти и конденсата в 57 млн тонн, газа — 176 млрд куб.м (оценка DeGolyer and MacNaughton).

В настоящий момент бразильский нефтегигант заявил о грандиозной распродаже собственных активов, благодаря которой планирует до 2023 года получить от $20 до $30 млрд, и цифра может дойти до $35 млрд. Цель этой распродажи — не только привлечь средства к финансированию шельфовых проектов, но и преодолеть последствия коррупционного скандала, нанесшего Petrobras не только репутационный, но и финансовый ущерб. Началась распродажа с непрофильных активов, которые должны принести Petrobras от $10 млрд. Затем корпорация решила не мелочиться и выставила на торги сразу 8 НПЗ общей мощностью 1,1 млн б/с и сеть заправок PUDSA в Уругвае. Всего у компании 13 НПЗ, обеспечивающих 98% переработки нефти в стране.

Следующим этапом компания планирует распродать свои доли в 27 нефтегазовых зрелых месторождениях в штате Эспирито Санто на юго-востоке страны. Позже стало известно о продаже компанией 34 небольших месторождений в штате Рио-Гранде ду Норте на северо-востоке.

И сегодня Petrobras, преодолевшая кризис, находится на пути к тому, чтобы стать одним из крупнейших производителей нефти в мире к 2030 году.

По мнению Rystad, к этому моменту добыча нефти в Бразилии составит более 5,5 млн б/с. Министр шахт и энергетики Бразилии Бенту Албукерке гораздо более оптимистичен: по его прогнозу добыча нефти в стране может вырасти более чем вдвое, до 7 млн б/с.

Вполне естественно, что в данной ситуации страной очень заинтересовался ОПЕК. Картель провел переговоры, в результате которых на декабрьском заседании ОПЕК+ Бразилия присутствовала в качестве наблюдателя. Однако позже официальные лица этой страны объявили, что Бразилия не планирует ни вступать в Организацию стран — экспортеров нефти, ни участвовать в соглашении по ограничению добычи.

Отраслевые эксперты, опрошенные «НиК», пока не определились по вопросу возможного влияния бразильской добычи на мировой нефтяной рынок. Они считают, что словесные интервенции о выходе Бразилии на лидерские позиции в добыче углеводородов, конечно, могут усилить пессимистические настроения нефтяных трейдеров. Однако как таковая бразильская нефть останется на региональном рынке Америки и не будет сильно влиять на дела и планы нефтяного картеля, интересы которого в большей степени сосредоточены на рынках Евразии.

Главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов напомнил, что ситуация с ростом добычи Бразилией ожидалась: «Бразилия в течение почти 10 лет активно инвестирует в разработку месторождений на своем шельфе. Те инвестиции, которые были сделаны несколько лет назад, начали давать свои первые результаты. Изначально предполагалось, что снижение стоимости нефти в 2014–2015 годах разрушат экономику бразильских шельфовых проектов, но были применены все возможные способы повышения экономической эффективности, и страна уже с этого года начинает уверенно входить в лидирующую группу нефтяных производителей, а в перспективе может стать серьезным экспортером углеводородного сырья», — заявил эксперт.

Он указал на то, что сегодняшний рост добычи в Бразилии — это только начало, в разработке у этой страны находится еще порядка десяти крупных нефтяных объектов, поэтому в ближайшие годы рост продолжится:

«В условиях сложной конъюнктуры, которая сейчас присутствует, когда спрос на нефть тормозится из-за ситуации с коронавирусом в Китае, и не очень понятно, какой системный эффект будет иметь торможение китайской экономики в первом квартале 2020 года, растет предложение нефти за счет Бразилии. Этот фактор нельзя сбрасывать со счетов.

Эти проекты и их масштабы могут повлиять на настроение ведущих игроков мирового нефтяного рынка и давить на нефтяные цены. И тут важен не масштаб роста экспорта Бразилии, это еще предстоит оценить, а сама новость об этом. Рынок нефти — это рынок ожиданий, и он очень сильно подвержен психологическому воздействию», — пояснил Громов.

Вместе с тем он заметил, что внутренний рынок нефтепродуктов в самой Бразилии достаточно сложный: «Бразилия, несмотря большую нефтяную добычу и развитие различных биотоплив, испытывает острый дефицит нефтепродуктов. Она до сих пор вынуждена закупать ГСМ из других стран и поставлять на рынки сырую нефть, так как нефтеперерабатывающих мощностей в Бразилии, во-первых, не хватает, а во-вторых, даже те НПЗ, которые есть, не могут переработать нефть с шельфовых проектов. Даже при росте добычи страна продолжит импортировать нефтепродукты, как она это делала в предыдущие годы», — рассказал эксперт.

Аналитик Райффайзен банка Андрей Полищук также уверен, что серьезный прирост добычи Бразилией повлияет на общую ситуацию на рынке, тем более на фоне проблем со спросом из-за коронавируса: «Однако ситуация должна в этом году стабилизироваться, поскольку спрос на нефть все равно будет расти, может быть, не столь высокими темпами, как ожидалось, то есть не на 1,6 млн баррелей, а на 1-1,2 млн баррелей. Все будет зависеть от ситуации с коронавирусом, но так или иначе спрос вырастет», — заявил аналитик.

Независимый эксперт Вячеслав Мищенко напомнил, что бразильский рынок все же относительно локален: «Это регион Южной и Северной Америки. Логистически он сложен для поставок на рынки ЕС, Китая и стран АТР. Бразильская нефть будет потребляться локально. В самой Бразилии растет потребление топлива, это активно развивающаяся экономика.

Бразильская нефть не будет существенно влиять на баланс спроса-предложения на рынке и соответственно на сделку ОПЕК+»,

— пояснил эксперт.

Эксперт «Международного финансового центра» Владимир Рожанковский заметил, что для ОПЕК основные нефтяные потоки всегда были сосредоточены в Восточном полушарии: «Трансатлантические поставки нефти всегда были не очень большими. Это связано с дефицитом свободных танкеров. Вопрос: что будет делать Бразилия с этой нефтью — поставлять США или в Китай в Восточное полушарие? В 2011–2012 годах из 13 курсирующих трансатлантических танкеров не зафрахтованным были 1-2. Сегодня ситуация вряд ли сильно изменилась. При Трампе США начали строительство нефтеналивных судов, но потребуется еще 5-6 лет, пока новая партия этих танкеров увидит свет.

До этого момента дефицит свободных танкеров ограничивает поставки энергоресурсов из Западного полушария в Восточное»,

— указал Рожанковский.

Однако он напомнил, что нефть — это биржевой товар, и если Бразилия увеличит предложение, это будет давить на цены в сторону снижения, но в первую очередь на сорт WTI: «США уже сейчас крупнейшие экспортеры, экспортирует нефть Мексика, пытается экспортировать Канада. Теперь еще и бразильская нефть будет искать региональный сбыт. Получается конфликт с объемами Соединенных Штатов и Мексики. Избыток предложения нефти в Западном полушарии в первую очередь будет давить на WTI. Вопрос в том, насколько Brent может быть устойчив в случае сильной просадки WTI? Были времена, когда разница в цене между этими сортами нефти достигала $23, а порой она составляла всего $1. В этой ситуации может быть повторение большой ценовой дивергенции до $20 между Brent и WTI», — считает эксперт.

По его мнению, для нефтяного рынка очень важно, какую стратегию сейчас выберет Китай: «Потребность Китая в нефти более-менее удовлетворяется местными поставками из Саудовской Аравии, Ирана, России. И я не уверен, что Китаю нужны сейчас дополнительные объемы сырья. Сейчас все на карантине и морской товарооборот КНР упал за месяц на 60%. В этой ситуации Китай может либо ждать конца эпидемии и после этого резко нарастить спрос на нефть, либо, что более реалистично, формировать запасы нефти, чтобы не было резких скачков спроса и предложения на рынке», — рассказал эксперт.

Екатерина Вадимова

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter