Электрокары въезжают на рынок Европы со скрипом

Аналитика
Электрокары въезжают на рынок Европы со скрипом
Электрокары въезжают на рынок Европы со скрипом
21 января, 15:28Илья Круглей
В ЕС электротранспорт «проталкивают» на правительственном уровне, но пока что этого хватает, чтобы спрос на электрокары среди населения и транспортных организаций продолжал расти

В Евросоюзе всячески пытаются поддержать производство и продажи электромобилей, параллельно готовясь к запрету выпуска авто с ДВС. Однако население и транспортные компании в ЕС пока что не демонстрируют того рвения по отношению к электрокарам, которое хотели бы видеть политики.

Общемировой тренд по развитию и наращиванию объемов генерации «зеленой энергетики» в последние годы активно набирает обороты. В отчете МЭА говорится, что в 2019 году 72% введенных объектов генерации энергии в 2019 году — это ВИЭ. В 2020 году этот показатель возрос до 90%.

«Зеленый» тренд отразился не только на энергетике, но и на автопроме.

Вместе с отказом от промышленного производства и генерации, которые провоцируют выбросы СО2, в Европе, США, Китае и некоторых азиатских странах все активнее разрабатывают и внедряют стратегии по отказу от авто с двигателем внутреннего сгорания (ДВС). Речь идет не о дежурных фразах политиков «сделаем воздух более чистым», а о вполне конкретном планировании на ближайшие 10-20 лет, где законом будет запрещено производить авто с ДВС, а электрокары и другие альтернативы получат льготы и финансовую поддержку государства.

В ноябре 2020 года правительство Великобритании объявило о запрете продаж новых бензиновых и дизельных автомобилей с 2030 года (гибридов — с 2035 года). Примерно к этому же году планируют отказаться от производства машин с ДВС и многие страны Евросоюза. Дания, Ирландия, Нидерланды — к 2030 году, Франция, Испания и Шотландия — к 2040 году, а Норвегия так и вовсе к 2025 году.

В Германии пока что правительство официальной даты отказа от производства и продаж легковых авто с ДВС не озвучило, но похоже, что ФРГ также «включится» в эту игру. «Есть большая вероятность, что в Германии уже осенью 2021 года примут решение о запрете ДВС в легковых машинах к 2035 году», — пишет Deutsche Welle, ссылаясь на то, что ведущие автопроизводители Германии активно перестраивают свое производство для работы с электрокарами, а политики вроде премьер-министра Баварии Маркуса Зедера публично одобряют идею отказа от авто на бензине и дизеле к 2035 году.

При этом крупнейшие производители грузовых автомобилей в Евросоюзе решили прекратить продажи большегрузных машин с бензиновыми и дизельными двигателями к 2040 году.

Соглашение подписали Daimler, Scania, Man, Volvo, Daf, Iveco и Ford. Все они намерены сосредоточиться на развитии транспорта на водородном топливе и электромоторах. Как уточнил в интервью для Financial Times гендиректор Scania Хенрик Хенрикссон, на развитие этих технологий компании готовы потратить от €50 млрд до €100 млрд.

В Северной Америке наблюдается похожий тренд.

Местные власти в канадских провинциях Квебек и Британская Колумбия, в которых проживает 13 млн человек (1/3 населения всей страны), заявили о запрете продаж новых автомобилей с ДВС с 2035 года. Аналогичное заявление сделали власти крупнейшего по населению (40 млн человек) штата США — Калифорнии. Не стоит забывать и о программе президента Джо Байдена, основные задачи которой — сделать США мировым лидером в электромобилестроении, построить в стране за госсчет 500 тыс. электрозаправок, выделить дотации автоконцернам на отказ от ДВС, ввести резкое ужесточение экологических норм для автомобилей на бензине и дизеле.

Не отстает и Китай. Ассоциация автомобильных экспертов КНР объявила своей целью к 2035 году остановить продажу и производство машин исключительно с бензиновым или дизельным двигателем. «50% новых авто должны быть полностью электрическими или на топливных элементах (т.е. водородными), оставшиеся 50% — гибриды, совмещающие ДВС с электро- или водородным двигателем», — сообщает Asia Nikkei.

Ассоциация автомобильных экспертов — это, конечно, общественная организация, а не правительство КНР. Но она создана и существует под управлением Министерства промышленности и информационных технологий Китая. Организация де-факто является основой для выработки законодательных решений в отношении автомобильной промышленности Поднебесной, поэтому ее задачи в данном случае можно рассматривать, как анонс к действиям официальных властей КНР.

Безусловно, все эти страны имеют огромный опыт и долю в мировом автопроизводстве. Но обладают ли они в достаточной мере технологиями, сырьем и инфраструктурой, чтобы достичь таких планов к 2025–2040 годам? Эксперт Центра энергетики Московской школы управления Сколково Екатерина Грушевенко считает, что обладают, но с некоторыми оговорками.

«Многие страны имеют необходимые технологии и мощности для производства нужного количества электромашин.

Но при этом остается вопрос с развитием сопутствующей инфраструктуры, предоставлением государственных субсидий и налоговых льгот.

Более того, производители автомашин на традиционном виде топлива не собираются отступать в конкурентной борьбе. Многие ведущие автопроизводители уже сейчас работают над усовершенствованием технологий, предлагая более «чистые» двигатели на водороде или природном газе», — говорит эксперт.

В последнее время развитие индустрии электромашин было больше связано с технологиями литий-никель-марганец-кобальт-оксидными аккумуляторами (NMC), констатирует Екатерина Грушевенко. В настоящее время развивается технология литий-никель-кобальт-алюминий-оксидных аккумуляторов (NCA), которые, к примеру, использует Tesla. Однако никель и кобальт очень дороги и сложны в добыче, в связи с этим производители систем накопления энергии будут стараться найти им замену. В среднесрочной перспективе, по мнению эксперта Сколково, будет расти доля литий-железо-фосфатных аккумуляторов (LFP), на которые тоже делают ставку американские и китайские автопроизводители.

Все это говорит о том, что технологии по удешевлению электрокаров еще не «уперлись в потолок», а значит, потенциал в борьбе с ДВС у транспорта, не нуждающегося в топливе из углеводородов, действительно есть.

«За последние десять лет батареи для электромашин подешевели почти в 10 раз, средняя стоимость литий-ионной батареи в 2020 году составила 137 долл./кВт*ч, при этом стоимость паритета оценивается в 100 долл./кВт*ч.

К слову, из Китая недавно поступали сообщения, что батареи по такой цене для электробусов уже изготовлены», — сообщил «НиК» эксперт Центра энергетики Московской школы управления Сколково Никита Доброславский.

Статистика продаж показывает, что среди альтернатив авто с ДВС наилучшую динамику роста продаж показывают электрокары. Как утверждает The Guardian, ссылающийся на отчет Schmidt Automotive Research, в течение первых 10 месяцев 2020 года в Европе было продано 500 тыс. электрокаров (за тот же период 2019 года было продано 354 тыс. электромобилей). Впрочем, по сравнению с общим числом продаж всех автомобилей (с ДВС и его аналогами) в Европе это относительно невысокая доля. Для сравнения: в 2019 году (с января по декабрь) в ЕС всего было продано 19,7 млн новых автомобилей, в 2020 году (с января по декабрь) — 13,3 млн.

По данным Ассоциации Европейских Производителей Автомобилей (ACEA), во втором квартале 2020 года доля рынка электромобилей в ЕС хоть и увеличилась до 7,2% от общего объема продаж авто, процент проданных машин на дизеле и бензине все равно остался на отметке 80. Да, динамика роста продаж у авто с ДВС в Евросоюзе снизилась из-за пандемии, проблем в мировой экономике и падения покупательской способности простого населения в Евросоюзе. Но электрокары все же не вытеснили с рынка машины на бензине и дизеле.

Мы видим хорошую динамику роста продаж (на 45%) в 2019 году, когда население Европы приобрело около 562 тыс. электромобилей. Но, судя по тому, что за первые 10 месяцев в ЕС продано лишь 500 тыс. машин, такого же роста объема продаж по итогам 2020-го уже не будет. К слову, консалтинговая компания McKinsey анонсирует итоговый рост продаж электромобилей в Евросоюзе в 2020 году не более чем на 25%. Это при том, что у европейского потребителя сегодня есть довольно широкий выбор из электрокаров, производимых на территории ЕС, а также экспортируемых из Японии, Южной Кореи, Китая и США. Renault Zoe, Hyundai Kona EV, Volkswagen ID.3, Smart Fortwo, Volkswagen e-Golf, Volkswagen e-Up, Tesla Model 3, Opel Corsa E, BMW i3 и Mazda MX-30 — это лишь Топ-10 по популярности электромобилей на рынке ЕС, а весь перечень доступных авто такого типа намного шире.

Конечно, в 2020 году было несколько знаменательных событий для электрокаров. Например, судя по отчетам JATO Dynamics, в ноябре объем продаж электромобилей в Евросоюзе впервые превысил количество проданных авто на дизеле. В октябре 2020 года в Норвегии 79% от всех проданных в стране машин пришлось на электромобили, правда с небольшой оговоркой — в их число также входили и гибриды, которые работают не только за счет электричества, но и бензина.

Но в целом популярность электрокаров среди жителей Евросоюза растет не по принципу устойчивого роста, а рывками — в отдельные месяцы (как в ноябре 2020-го) или в отдельных странах (как в Норвегии).

Похожая ситуация в Европе наблюдается в последние годы и в случае со средними и тяжелыми (более 3,5 тонн) грузовиками на электротяге (ECV). При этом их доля на рынке пока что ничтожна мала. В 2019 году 97,9% грузовиков в Европейском союзе, работали на дизельном топливе, и лишь 0,2% — с помощью электричества (оставшиеся 0,1% — на бензине).

Если крупнейшие производители грузовых автомобилей в Евросоюзе, о которых говорилось в начале статьи, действительно намерены прекратить продажи большегрузных машин с бензиновыми и дизельными двигателями к 2040 году, то им придется, начиная с 2021 года, каждый год повышать объем производства ECV на 5% от показателя 2019 года. При этом цена для покупателя должна оставаться привлекательной. Очевидно, что в условиях пандемии добиться таких результатов будет крайне трудно.

С электробусами в Европе ситуация немного лучше. Как утверждают аналитики из консалтинговой фирмы Chatrou — CME Solutions, в последние два года в Евросоюзе можно заметить устойчивый восходящий тренд: в 2018 году доля продаж электробусов на рынке общественного транспорта составила 4,6%, а в 2019-м общее число проданных городских автобусов на электронной тяге увеличилось до 11,6% (из общего числа продаж за год — 14500 автобусов). Как утверждает издание Deutsche Welle, около трети всех электрических автобусов в Европе в 2019 году было произведено в Польше компанией Solaris Bus& Coach, которая с 2018 года принадлежит испанской CAF.

Если в 2017 и в 2018 году общая доля действующих дизельных автобусов в странах ЕС падала (до 72% и 61% соответственно), то в 2019 году она, наоборот, выросла до 85% (а доля электробусов — 4%).

То есть электробусы в Европе покупают чаще, но дизельный общественный транспорт, если верить отчету АСЕА, все равно пока остается бесспорным лидером.

Впрочем, нужно признать, что тенденция по снижению продаж автобусов с дизельным двигателем продолжается. За первые 3 квартала 2020 года только 27% закупок на рынке автобусов в ЕС пришлись на дизель (в 2019 году был 31%).

Однако за счет одних только электробусов революция на рынке автопрома Евросоюза не произойдет. Грузовой и легковой транспорт на электронной тяге пока что не приобрел такую популярность среди населения и бизнеса, как этого хотели бы политики некоторых европейских странах и международных организаций, выступающих за стратегию сокращения выбросов СО2.

Такая тенденция роста продаж электрокаров (легковых авто, грузовиков и автобусов) обусловлена в первую очередь двумя факторами.

Первый важный момент — это дороговизна. Одни из самых дешевых электромобилей в Европе сегодня — это Renault Zoe, Fiat 500E и отчасти Volkswagen ID.2. Ценник на них, как пишет Forbes, стартует от $24,3 тыс. (после уплаты всех налогов). Это почти в два раза дороже, чем бюджетный автомобиль со схожими характеристиками, но с бензиновым двигателем.

В декабре 2020 года аналитики Bloomberg NEF радостно сообщили, что впервые цены на батареи для электромобилей упали ниже $100/кВт*ч, а значит, такой тип транспорта становится еще более доступным. Но почему-то мы видим, как новая электромашина Volkswagen ID.4 в базовой конфигурации в Германии сейчас стоит €43,3 тыс., а ее бензиновый аналог (по размеру и классу) VW T-Roc — €26 5 тыс. Учитывая мощность батареи в Volkswagen ID.4, ее стоимость должна обходиться около €6 тыс., но тогда выходит, что без батареи авто стоит €36,3 тыс.? А ведь многие эксперты неоднократно утверждали, что за вычетом батареи цена на электромашины должна быть более низкой, чем на бензиновые аналоги, поскольку их эксплуатация обходится дешевле.

Второй важный момент — недостаточное количество станций подзарядки в странах Евросоюза. В стратегии Еврокомиссии по сокращению выбросов СО2 к 2050 году, пишет Reuters, для 30 млн авто с нулевым выбросом вредных веществ ЕС понадобится около 3 млн общественных зарядных станций, тогда как сейчас на его территории работает лишь 200 тыс. станций.

Если руководство большинства стран Евросоюза и дальше продолжит вливать колоссальные средства на льготы для производства и покупки электрокаров, то осторожное увеличение спроса этого типа транспорта сохранится.

Подводя итог, можно сказать, что электрокары в Европе нельзя назвать продуктом, который самостоятельно «пробивает» себе дорогу на авторынке ЕС. Его сознательно «проталкивают» на правительственном уровне. Впрочем, пока что этого хватает, чтобы спрос на электрокары среди населения и транспортных организаций в Европе продолжал расти, причем даже во время COVID-19, при котором объем продаж машин на дизеле и бензине снижается.

Илья Круглей

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter