Топливные рынки Запада лихорадит, но серьезные перемены еще впереди

Аналитика
Топливные рынки Запада лихорадит, но серьезные перемены еще впереди
Топливные рынки Запада лихорадит, но серьезные перемены еще впереди
20 июня, 15:37Илья Круглей
Изменения в торговле дизелем и бензином между странами становятся все более нетипичными для мировой экономики

Энергокризис, который начался в 2021 году, продолжает доставлять проблемы многим странам, внося хаос и высокую волатильность цен в торговлю газом, углем, нефтью и нефтепродуктами. Подливают масла в огонь санкции и эмбарго отдельных государств по отношению к углеводородам из России. Все это в сумме уже сегодня частично меняет структуру и объем поставок устоявшихся маршрутов экспорта и импорта моторного топлива в разные уголки мира.

В 2022 году трейдеры стали отправлять в Евросоюз американское дизтопливо в гораздо больших объемах, чем за последние годы. По оценкам Vortexa, экспорт дизельного топлива из Мексиканского залива США в марте 2022 года вырос до 1,04 млн б/с, достигнув самого высокого уровня с августа 2019 года. Из этого объема 84,7 тыс. б/с уходило в Европу. Вроде не так много, однако для поставок дизеля из США в ЕС это рекорд с августа 2021-го.

Большие, чем обычно, объемы экспорта моторного топлива из США наблюдались не только в марте, но и всю весну. В среднем продажи дизтоплива за рубеж составляли чуть более 1 млн б/с. По сравнению аналогичным периодом в 2020-го и 2021-го это выше на 25% (на 200 тыс. б/с). При этом главными покупателями американского дизтоплива, несмотря на рекордные поставки в ЕС, стали традиционные для Вашингтона покупатели — латиноамериканские страны (Мексика, Бразилия и Чили). Их не отпугнули даже растущие цены. Дизтопливо, произведенное на побережье Мексиканского залива США, уже в апреле выросло до $1,4 за литр, что почти в 2 раза выше, чем в апреле 2021 года. Подорожал и фрахт танкеров, перевозящих дизель. К примеру, аренда судна, доставившего топливо из Хьюстона в Карибское море, обошлась латиноамериканскому клиенту в апреле 2022-го в $1,2 млн, что, как тогда отметили в Reuters, почти в четыре раза превышало среднюю стоимость подобного рейса.

Параллельно с увеличением экспорта дизтоплива из США в самой стране с 2022-го растет дефицит этого продукта нефтепереработки. В конце мая администрация главы Белого дома Джо Байдена даже начала подготовку к использованию до 1 млн баррелей из стратегических запасов дизтоплива на северо-востоке США. Примечательно, что в последний раз такой резерв задействовали в 2012 году во время перебоев с поставками топлива из-за мощного урагана «Сэнди».

Впрочем, это следует рассматривать больше как пиар для действующей власти, которая якобы успешно борется с дефицитом топлива, а не как меру, позволяющую решить проблему. «Вброс» на американский рынок 1 млн баррелей дизеля мало чем поможет, учитывая, что даже в коронавирусный 2020-й, когда потребление топлива было на минимуме, в США всего за год использовали почти 1,05 млрд баррелей такого топлива.

Одна из причин нехватки дизтоплива на американском рынке — закрытие ряда НПЗ в США во время пандемии 2020-го.

В этот год в стране полностью прекратили работу НПЗ, общая мощность переработки которых составляла 1 млн б/с. Из-за этого в 2021-м Америка перерабатывала примерно 18 млн б/с (самый низкий показатель с 2015 года). Итог — общие запасы дизтоплива по стране в 2021 году упали до довольно низкого уровня в 142 млн баррелей (в 2020 году было 180 млн). И не похоже, что в ближайшие год-два Америка серьезно увеличит мощность нефтепереработки. Да, ExxonMobil, Valero и Marathon Petroleum проводят работы по расширению мощностей на 3 крупных заводах, что к концу 2023 года увеличит объем нефтепереработки в США примерно на 350 тыс. б/с. Но это все же не компенсирует утерянных во время пандемии мощностей в 1 млн б/с.

Конечно, для американского топливного рынка дизель не так важен, как бензин, на который в 2020-м, по данным Минэнерго США, приходилось до 62% от всех типов энергоносителей для автомобильного транспорта (на дизель — 24%). Однако дизель все же играет ключевую роль для грузоперевозок Соединенных Штатов, а также для строительной и сельскохозяйственной техники, для оборудования по нефтедобыче на сланцевых месторождениях. Именно этот тип топлива обеспечивает работу примерно 75% всех коммерческих грузовиков. К слову, автоперевозки в США обеспечивают транспортировку 70-80% всех перевозимых товаров по стране.

Несмотря на это, объемы экспорта дизеля в США росли всю весну 2022-го. С 1,04 млн б/с в марте они увеличились до примерно 1,2-1,5 млн б/ апреле. В мае, как заявили в Clarksons Platou Securities AS (банк, который среди прочего специализируется на обслуживании, судоходного и нефтесервисного сектора), на мировом рынке «наблюдалась паническая скупка дизтоплива». В банке отметили, что в начале мая фрахт MR судов (специализируются на транспортировке нефтепродуктов) на спотовом рынке составлял $49,8 тыс. в день, что в 4 раза превысило средний показатель за 2021 год.

В целом, май стал необычным месяцем для США, поскольку вырос экспорт не только дизеля, но и всех нефтепродуктов — в среднем до 6,3 млн б/с (почти самый высокий показатель за всю историю наблюдений). Возможно, по этой причине в начале июня, как пишет Forbes, в администрации Байдена начались консультации о вводе запрета экспорта нефти и нефтепродуктов из США.

Европа в мае экспортировала около 540 тыс. баррелей бензина в день по трансатлантическому маршруту, что по данным Vortexa, является рекордом с июля 2019 года. Продублировала Старый Свет и Великобритания, которая в последний месяц весны 2022-го экспортировала в США 1,85 млн баррелей бензина и компонентов бензиновых смесей, что стало самым высоким ежемесячным показателем с декабря 2021 года.

Как рассказала в беседе с «НиК» председатель Комитета по экономике Ассоциации нефтепереработчиков и нефтехимиков, профессор, доктор экономических наук Тамара Канделаки, исторически так сложилось, что конфигурация нефтепереработки в странах ЕС не отвечала ее структуре потребления моторного топлива.

«Европа производит больше бензина, чем потребляет, но дизеля больше потребляет, чем производит. Именно поэтому даже сегодня, когда стоимость того же бензина в ЕС выше, чем в Америке, Старый Свет продолжает экспортировать бензин в США.

Другой вопрос, что сейчас происходят структурные сдвиги в хозяйственной деятельности целых регионов, поэтому мы видим, что объемы экспорта моторного топлива из США в Европу (и наоборот) более высокие, чем обычно», — объяснила эксперт.

Она также подчеркнула, что работа НПЗ в странах ЕС и в США имеют целый ряд особенностей, из-за которых вся цепочка производства дизеля и бензина на конкретных рынках очень хрупкая. В Америке вообще в каждом отдельном штате есть свои требования к качеству моторного топлива. Взять в качестве примере хотя бы California Reformulated Gasoline — смесь автомобильного бензина (считается более экологически чистым), которую производят практически только в этом штате.

Тамара Канделаки напомнила, что в Евросоюзе есть несложные НПЗ, которые из-за отсутствия конверсионных процессов перерабатывают главным образом малосернистые нефти. Но есть и сложные, которые, наоборот, перерабатывают среднесернистые сорта нефти, как российский Urals. Есть и такие, которые покупают до 40 разных сортов.

«Все вместе это очень тонкий механизм, которому уже давно, а сейчас в особенности, технологически некомфортно. Совершенно очевидно, что раз нарушены хозяйственные связи, то производство топлив, да и других нефтепродуктов, экспорт, импорт, цены — все будет отличаться от привычной картины, включая торговлю Европы с США», — считает Тамара Канделаки.

Изменения, если верить европейским политикам, будут происходить, в первую очередь, из-за отказа ЕС от углеводородов из России. Впрочем, пока что это только слова. Пока ЕС наращивал экспорт бензина в США, а Америка увеличивала продажи дизеля в Европу, Россия всю весну 2022-го продолжала поставлять в Старый Свет нефть и нефтепродукты, особенно дизтопливо.

Понять ЕС можно: отказаться от нефти и нефтепродуктов из РФ крайне сложно. Как недавно отмечали в S&P Global, Россия поставляет более 60% европейского импорта дизтоплива, поэтому потенциальное нарушение такой торговли значительно «ужесточит рынок» и еще больше повысит цены.

«В целом, за последние месяцы я не вижу значимого снижения объемов экспорта нефти из России. Безусловно, в ряде стран происходит диверсификация, но это все в рамках баланса мирового рынка черного золота.

Россия в мае 2022 г. увеличила добычу нефти с учетом газового конденсата на 5% по отношению к уровню более короткого месяца апреля, до 43,1 млн т. Среднесуточная добыча нефти РФ в мае составила примерно 10,2 млн б/с против 10,1 млн б/с в апреле и 11 млн б/с в марте. За 5 месяцев 2022 года добыча нефти в России возросла на 7,9 млн т, или + 4% к уровню прошлого года. За первые 5 месяцев 2022 года совокупный объем экспорта нефти из России скорректировался в сторону роста на +12% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, составив 102,7 млн т», — сказала гендиректор ООО «НААНС-МЕДИА» Тамара Сафонова.

Она подчеркнула, что сформированные дисконты привели к ажиотажному спросу на российскую нефть на мировом рынке и приросту импорта, прежде всего со стороны европейских потребителей. В рамках санкционных ограничений импортеры выполняют операции по приобретению сырья и нефтепродуктов из альтернативных источников, однако в ряде случаев, согласно данным СМИ, проводятся замещающие поставки.

«Например, США поставляют топливо в Великобританию, а Великобритания в США. Такие поставки могут быть обеспечены за счет своп-операций. При этом реальная трансатлантическая торговля имеет больше паллиативное решение, ставящее под сомнение эффективность таких перевозок.

Многим экспортерам и импортерам нефти и топлива важно продемонстрировать статистику, которая якобы покажет отказ от российских энергоресурсов. США надо показать, что они становятся более важным экспортером углеводородов на мировом рынке. Тут уже важна не столько рентабельность, сколько инфоповоды, показывающие интенсивную работу по сокращению потребления нефти и нефтепродуктов, включая бензин и дизель из РФ. Однако статистика показывает, что общий объем углеводородов из России никуда из баланса мирового рынка не исчез. Зато в прессе появляется все больше сообщений о том, что многие партии нефти и нефтепродуктов, идущие по морю, не имеют данных о стране происхождения», — рассказала Тамара Сафонова.

В итоге мы видим, что европейский импорт дизтоплива из России хоть и упал в апреле, но все равно превысил объемы импорта такого продукта из других стран. Согласно данным Vortexa, совокупные закупки дизеля из Азии, Ближнего Востока и США в апреле достигали примерно 760 тыс. б/с, а из РФ — 770 тыс. б/с.

Всю весну возможность смешивания российского топлива с продуктами нефтепереработки из других стран играла важную роль (есть вероятность, что так продолжится и дальше). Импорт дизтоплива из РФ в основном проходит из балтийских портов, включая Приморск, в центр хранения топлива «Амстердам — Роттердам — Антверпен» (ARA), где и происходит смешивание. Благодаря этому покупатели, выбирая топливо из ARA, могли свободно заявлять, что приобретали нероссийское дизтопливо.

За вторую половину апреля и первую половину мая, по данным Vortexa, российский экспорт дизтоплива из Балтийского и Черного морей составил около 900 тыс. б/с, что выше среднего показателя 2021 года. Очевидно, что львиная доля этого объема (в Bloomberg уверены, что около 600 тыс. б\с) могла направляться именно в ARA, где в начале апреля, согласно отчету Insights Global, запасы были самыми низкими с 2008 года, следовательно, на этом хабе был огромный спрос.

Впрочем, если политические элиты ЕС и дальше будут всячески препятствовать экспорту любых углеводородов из РФ, то топливный рынок Европы может столкнуться с дефицитом дизтоплива. Смешение российского дизеля с продуктами нефтепереработки из других стран, конечно, частично это компенсирует, но подобные операции сильно удорожат товар, а усложнение логистических цепочек и уход сделок в «серую зону» окажут дополнительное давление на цены для европейских покупателей.

Более того, нет никаких гарантий, что США готовы будут в кратчайшие сроки в разы увеличить поставки дизтоплива в Старый Свет. Этому может помешать даже политический фактор в виде запрета Байденом экспорта американского топлива в другие страны, чтобы стабилизировать рынок США. Мера, безусловно, спорная и требующая всестороннего изучения, но в Белом доме в последние полгода-год все чаще руководствуются политическими, а не экономическими принципами решения проблем.

У Европы есть только надежда на увеличение поставок дизтоплива из Ближнего Востока.

Последний, кстати, в апреле увеличил экспорт такого продукта в ЕС до 379 тыс. б/с, т. е. практически вдвое по сравнению с мартом. По данным Vortexa, объемы продаж дизеля из этого региона в Европу в мае тоже могут быть выше средних показателей за последние годы — 260 тыс. б/с, а возможно, даже больше.

Есть также небольшой потенциал роста продаж дизтоплива в ЕС от китайских НПЗ, которые все еще не выбрали все свои квоты по экспорту топлива за 2022 год. Однако это произойдет, если маржа переработки останется для заводов в КНР на высоких отметках, а внутренний спрос в Китае не продемонстрирует взрывного роста из-за отмены локдаунов.

Индия — традиционный поставщик топлива в ЕС — этой весной тоже не стала «спасательным кругом» для Старого Света. Как отметил в Arab News бывший главный аналитик по спросу на нефть в Секретариате ОПЕК Хассан М. Балфакейх, данные за первые две недели мая показали, что экспорт дизельного топлива из Индии восстанавливается, но большая часть грузов отправляется в Африку и Бразилию, а не в Европу.

Итог — мировой рынок топлива пока еще не перешел в режим тотальной трансформации. Высокая волатильность цен на углеводороды и энергокризис в ряде стран все же спровоцировали некоторые отклонения: ЕС продает больше бензина в США, США — больше дизеля в ЕС, Индия больше топлива в Латинскую Америку, Ближний Восток — в Европу и т. п. Однако подобные «сдвиги», пусть крайне редко, наблюдались и ранее.

Другой вопрос, что все это происходит сейчас из-за турбулентности в международных отношениях и экономического кризиса в ряде регионов, включая западные страны. Если политическая ситуация на мировой арене будет становиться еще более напряженной (новые санкции против РФ, усиливающиеся торговые войны США и КНР, дальнейшая эскалация конфликта на Украине, растущее давление стран-потребителей нефти на ОПЕК+), то структурные изменения топливного рынка станут более кардинальными.

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter