Тема недели: жаркое лето для «Газпрома»

Аналитика
Тема недели: жаркое лето для «Газпрома»
Тема недели: жаркое лето для «Газпрома»
19 июня 2020, 18:45Екатерина ВадимоваФото: thestreet.com
Нападки на «Газпром» со стороны иностранных партнеров до известной степени напоминают травлю, но погода на газовом рынке изменчива

На этой неделе жаркой была не только погода, но и информационная среда, причем преимущественно по газовой теме. Перед российским «Газпромом» возникает много вопросов, на которые пока сложно найти ответы. Так, российский концерн вынужден был спорить о стоимости газа с итальянской Eni, вести переговоры с турецкими компаниями, задолжавшими ему порядка $2 млрд, искать выход из ситуации по решению Стокгольмского арбитража на жалобу польской PGNiG, решать вопрос с введением внешнего управления в ОАО «Белгазпромбанк» в Белоруссии. В довершении к этому стало известно, что «Нафтогаз» рассчитывает на очередной «победный иск» — на сей раз о компенсации ущерба от потери активов в Крыму. Все это до известной степени напоминает травлю, и низкие цены на газ ей способствуют. Однако погода на газовом рынке изменчива и сильно зависит от температуры окружающей среды, поэтому как будут развиваться события в более холодный сезон, пока спрогнозировать трудно.

Нынешние цены и снижение спроса на сырье из-за эпидемии коронавируса как бес-искуситель соблазняют партнеров «Газпрома» отсудить у концерна какие-то преференции, пока не прошел период сниженного спроса. Например, судиться с российской компанией решила итальянская Eni. Она обратились в арбитраж по поводу толкования отдельных положений долгосрочного договора о поставках газа, подписанного ещё в 2014 году.

Впервые за несколько десятков лет двусторонних отношений в газовой сфере партнеры не смогли договориться полюбовно.

Кроме того, стало известно, что польская энергетическая компания PGNiG подписала с ООО «Газпром экспорт» дополнение к договору на поставку газа по газопроводу «Ямал-Европа» от 1996 года и согласовала с «Газпромом» срок выплаты этих $1,5 млрд — до 1 июля. Эти выплаты российской компании были предписаны Стокгольмским арбитражем, который принял решение скорректировать формулу цены по контракту на поставку газа в Польшу по газопроводу «Ямал-Европа» ретроспективно с ноября 2014 года. Правда, «Газпром» в долгу не остался и начал процедуру обжалования решения суда для пересмотра ценообразования на газ для PGNiG в сторону увеличения, но каково будет решение арбитража по данному обращению, не известно.

На этой неделе The Wall Street Journal написала о том, что семь частных турецких компаний, которые взяли на себя обязательство покупать большие объемы газа у «Газпрома» по долгосрочным контрактам, задолжали российской компании порядка $2 млрд. Издание сообщает, что столь крупная задолженность сложилась из-за того, что эти компании по итогам 2019 года существенно снизили отбор российского газа от минимального контрактного уровня. Впрочем, пока турецкая сторона ведет переговоры, чтобы уладить создавшуюся ситуацию без судебных разбирательств.

Однако наиболее эмоционально складывались отношения российского концерна с ближайшими партнерами. В частности, 16 июня президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что страна может найти альтернативу российскому газу. Очередной всплеск антигазпромовских настроений Минска также происходит, в том числе, из-за низких газовых цен. Напомним, что Белоруссия импортирует из РФ около 20 млрд кубометров газа в год по долгосрочному контракту, и в этом году цена сырья составляла $127 за тысячу кубометров, при этом спотовые цены в Европе сейчас очень сильно снизились.

Вместе с тем, в последнее время в этот бытовой конфликт хозяйствующий субъектов начала вмешиваться политика, а именно приближающиеся президентские выборы в Белоруссии.

На прошлой неделе в «Белгазпромбанке», в котором «Газпрому» принадлежит 49,8%, председателем правления которого был оппозиционный политик Виктор Бабарико, прошли обыски в рамках дела о незаконном выводе средств, а с 15 июня по решению Нацбанка была введена временная администрация. «Газпром» назвал эти действия незаконными. 17 июня акционеры и руководство ПАО «Газпром» выразили готовность принять участие в возвращении ситуации вокруг белорусского актива этой компании в правовое русло.

Впрочем, как считает аналитики, рассчитывать на какое-то драматическое развитие ситуации не стоит. В интервью «НиК» руководитель информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев заметил, что все конфликты России и Белоруссии всегда разрешались компромиссом, в этот раз будет то же самое: «Белоруссия очень интегрирована с российским энергорынком, поэтому будет принято политическое решение, и в итоге все конфликтные ситуации будут разрешены. С высокой долей вероятности можно предположить, что это произойдет в ходе визита президента Белоруссии в Москву», — заявил эксперт. Напомним, что Александр Лукашенко принял приглашение посетить парад Победы 24 июня в Москве.

Заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев не столь оптимистичен. По его мнению, сейчас Лукашенко пытается уличить «Газпром» в финансирование белорусской оппозиции: «Я не думаю, что он хочет оказать давление на сам концерн, поскольку прекрасно понимает, что альтернативы российскому газу нет, и существенно уменьшить потребление газа страной он также не может. Тем более была согласована не только действующая цена на газ, но и само ценообразование. В течение ряда лет благодаря этой формуле стоимость газа для Белоруссии была существенно ниже, чем цены в Европе. Поэтому те заявления, которые звучат со стороны Лукашенко, связаны в первую очередь с предвыборной кампанией. Она проходит в Белоруссии достаточно жестко, и в ее рамках решили разыгрывать российский след, выбрав для этого „Газпром“. Естественно, риторика президента Белоруссии соответствует этому моменту», — пояснил эксперт.

Он также указал, что в настоящее время у Белоруссии нет возможности поставить газ, который продается по спотовым контрактам на хабах в Германии или Нидерландах: «Там нет нужных объемов газа, нет транспортной инфраструктуры.

Даже в текущих условиях крайне низкой ценовой конъюнктуры такой альтернативы нет, она носит виртуальный характер»,

— пояснил Белогорьев.

Эксперт напомнил, что вопрос по ценообразованию для Белоруссии обсуждается уже много лет и, согласно общему мнению, будет решен окончательно только с установлением общего рынка Евразийского союза в 2025 году, который, кстати, не будет привязан к европейским ценам: «Белоруссия с этим согласилась. До этого срока газ поставляется по ранее согласованному ценообразованию», — заметил Белогорьев.

Он также рассказал, что в нынешнем ценообразовании не учитывается перекрестное субсидирование, которое действует на территории России: «Если убрать все перекрестное субсидирование, которое внутри России присутствует, то это и будет цена, на которую хочет выйти Белоруссия. Однако политика России по отношению к внутреннему рынку заключается в том, что надо уходить от перекрестного субсидирования. Распространять это перекрестное субсидирование еще и на Белоруссию по меньшей мере странно. Им было предложено основание для этого — это более высокий уровень интеграции. Белоруссия отказалась от этой идеи. Поэтому сейчас пожелание Белоруссии получать газ по ценам внутреннего рынка России неадекватно. Интеграция в газовой отрасли всегда находится на последней стадии общеэкономической интеграции», — заявил эксперт. В связи с этим он считает, что у Белоруссии сейчас достаточно слабая позиция для пересмотра газовых цен: «Я считаю, что пересмотра цен не для Белоруссии не будет, это проблема, как обычно, будет решаться в конце года, когда стороны будут по-разному оценивать долги Белоруссии за газ: Минск начнет считать по той цене, которую он себе сам назначит, а „Газпром“ — исходить из действующего контракта.

Эта разница и будет предметом торга в конце года применительно к новому контракту на 2021 год»,

— заявил Белогорьев.

А вот в газовых отношениях России и Украины на какой-либо благоприятный исход конфликтных ситуаций рассчитывать не приходится, стоит ждать только увеличения различных претензий со стороны Киева. В частности, 18 июня советник председателя правления НАК «Нафтогаз Украины» Елена Зеркаль сообщила, что украинская компания ожидает до конца 2020 года решение трибунала при Постоянной палате третейского суда в Гааге по делу о компенсации ущерба от потери активов в Крыму.

Кроме того, СМИ Украины сообщили о намерении «Нафтогаза» возобновить добычу углеводородов на шельфе Черного моря. В связи с этим депутат Госдумы от Крыма и член комитета по энергетике Михаил Шеремет заявил, что любые попытки со стороны Украины добывать углеводороды на шельфе Черного моря у берегов полуострова будут пресечены Россией. «Для решения таких вопросов Украине нужно прежде всего осуществить демаркацию границ в Черноморском бассейне, согласовав их с Российской Федерацией. Любая попытка вмешательства будет рассматриваться нашей стороной как акт агрессии против России», — цитирует агентство «Прайм» депутата нижней палаты парламента РФ.

Любопытно, что ранее глава компании «Оператор ГТС Украины» Сергей Макогон сообщил, что «Газпром» демонтирует трубы на границе с Украиной. Он назвал это проблемой, на которую не может повлиять. Сам концерн никак не комментирует эту информацию. Отраслевые эксперты в свою очередь считают, что украинскому транзиту ничего не угрожает. Однако Россия действительно в праве сокращать инфраструктуру на своей территории, которая подходит к украинской ГТС из-за уменьшения объема транзита газа по данному маршруту.

Президент фонда «Основание» Алексей Анпилогов напомнил, что своим созданием украинская ГТС обязана разделению Германии в советский период: «Советский контракт подписывался с ФРГ, поскольку она не признавала ГДР, газопровод зашел в западную Германию через территорию Австрии и, соответственно, Венгрии и Украины. Сам по себе украинский маршрут — это маршрут холодный войны. После распада СССР, когда встал вопрос о строительстве нового газопровода, его начали прокладывать сразу через территорию Белоруссии и Польши, поскольку это самый короткий сухопутный путь российского газа в Европу. Морские маршруты еще короче, газопроводы заходят сразу на индустриальный север Германии. Поэтому Украина торговала только своей действующей инфраструктурой», — пояснил эксперт.

Он также отметил, что изначально объемы ГТС Украины были заложены очень большие — на входе 290 млрд кубометров, на выходе в Европу — 175, Украине оставалось 115 млрд кубов: «Потом цифра потребления Украины начала стремительно падать. В 2009 году, когда Юлия Тимошенко подписывала договор с Владимиром Путиным на поставку газа, речь шла о 57 млрд. В 2019 году Украина потребила и вовсе 29,8 млрд кубометров. При этом половину она добыла сама, а вторую закрыла виртуальным реверсом.

Фактически сейчас „Газпром“ поставляет на территорию Украины мизерные 15 млрд кубов. Это означает, в первую очередь, что умерла вся украинская промышленность и разъехалось население»,

— напомнил Анпилогов.

Он указал, что по новому действующему контракту «Газпром» в этом году обязан поставлять через территорию Украины 65 млрд кубометров, в последующие 4 года еще по 40 млрд: «Подписали договор, качают меньше 65 млрд кубометров, но за весь этот объем исправно платят. В настоящее время „Газпром“ не хочет дополнительных исков, он хочет нормально запустить „Северный поток-2“, поскольку стоимость прокачки по морским газопроводам будет ниже, чем даже по „Ямал-Европа“, так как они короче. Оставшееся время украинского контракта (4,5 года) истечет очень быстро. Затем Украину оставят для снабжения ряда стран, например, Молдавии, Приднестровья. Никакой покупки газа на границе Украины с Россией не будет. Поэтому сейчас российский концерн оптимизирует инфраструктуру под реальные объемы транзита», — резюмировал эксперт.

Екатерина Вадимова

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter