Сланцевая нефтедобыча в США: то, что мертво, умереть не может
Аналитика

Сланцевая нефтедобыча в США: то, что мертво, умереть не может

19 мая , 11:17
Американских нефтяников ждут тяжелые времена, но потопить эту отрасль не так просто — у нее есть механизмы для восстановления и продолжения работы

Кризис, вызванный COVID-19, может привести к рекордному годовому падению добычи нефти в США. Агентство энергетической информации США (EIA), опубликовавшее 12 мая свой среднесрочный прогноз, похоже, недооценивает масштаб грядущих сокращений: производство жидких углеводородов (ЖУВ) в стране с марта до конца года упадет на 2,4 млн барр./сут., по нашим оценкам — на 3,3 млн барр./сут. При этом в ближайший месяц запасы будут расти. Поэтому для балансировки рынка потребуется государственное регулирование добычи.

Рост банкротств не означает падение добычи

Первые признаки кризиса сланцевой добычи начали проявляться еще в конце 2019 г. — число банкротств нефтедобытчиков выросло с 28 в 2018 г. до 42 в 2019 г. Суммарные долговые обязательства крупнейших американских компаний в сфере разведки и добычи сегодня уже превышают 300 млрд долл., 67% из которых предстоит погасить в ближайшие 5 лет. За последние 2 года было сгенерировано (включая рефинансирование) более половины объема всей текущей задолженности, причем компания продолжали выпускать облигации и брать кредиты вплоть до обрушения нефтяных котировок, так как инвесторы не могли предвидеть настолько серьезных последствий.

Долговые обязательства 70 крупнейших американских производителей сланцевой нефти, млрд долл. США
Photo:данные компаний, VYGON Consulting

При длительном сохранении цен на нефть WTI в районе 20 долл./барр. большинство сланцевых производителей не сможет обслуживать свои долги, также маловероятно и их рефинансирование в условиях отсутствия положительных рыночных сигналов. Так, EOG Resources — единственная компания, которая в апреле сумела выпустить облигации на 1,5 млрд долл. Это вынуждает сланцевых операторов серьезно резать затраты и избавляться от активов для выполнения своих финансовых обязательств.

С марта 2020 г. уже более 55 нефтяных компаний США пересмотрели плановые капзатраты на 2020 г., суммарно сократив их на 30% до 86 млрд долл. Причем более чем на 45% снижать инвестиции планируют именно сланцевые игроки, такие как Occidental Petroleum Corp, Pioneer Natural Resources (ключевые производители на формации Пермиан) и Marathon Oil Corp (имеет активы только на Бакене и Игл Форде).

Более ограниченные в возможности оптимизации затрат и не занимающиеся бизнесом за пределами США компании, а они обеспечивают почти 70% добычи сланцевой нефти в США, в ближайшее время запустят процедуру банкротства при цене на нефть WTI около 20 долл./барр.

Occidental Petroleum Corp, на которую приходится около 5% сланцевой добычи в стране, может стать следующим крупным производителем после Whiting Petroleum, подавшим такое заявление. В результате несвоевременного приобретения активов Anadarko Petroleum во второй половине 2019 г., компания не только унаследовала более 3 млрд долл. кредитов, но и сама в прошлом году увеличила долговые обязательства на 26 млрд долл., в том числе для совершения сделки по поглощению.

Однако банкротство вовсе не означает приостановку деятельности добывающих компаний.

Большинство проходит эту процедуру через финансовую реорганизацию (глава 11 Кодекса США о банкротстве), предоставляющую подавшей заявку компании ряд преимуществ, в том числе остановку требований по займам, отсутствие начислений процентов на долги, возможность продолжения деятельности без ареста активов и, наконец, реструктуризацию долга в виде продажи активов /акций или выпуск новых долговых инструментов. Таким образом, по факту добывающие активы не ликвидируются, а переходят в собственность других компаний или по возможности текущий оператор реструктурирует свои долги.

К примеру, компании Sabine Oil & Gas и Samson Resources, подававшие заявления о банкротстве в 2015–2016 гг., в результате вышли из них по принятым планам реорганизации и продолжили свою деятельность. Хотя необходимо признать, что многим тогда повезло меньше — их активы продавались на аукционе за «бесценок». К примеру, финальная стоимость продажи Dune Energy упала в 12 раз до 19 млн долл., American Eagle Energy — в 6 раз до 37 млн долл., BPZ Resources — почти в 30 раз относительно первоначальной цены или до менее 10 млн долл. Поэтому при первых признаках улучшения ситуации на рынке компании не просто возобновят свою деятельность, но и повысят эффективность, приобретая обесцененные активы. Таким образом, несмотря на ожидаемый рост числа банкротств, на добычу это повлияет не сильно, поскольку новые собственники продолжат работу на тех же активах.

Традиционные способы поддержки добычи небезусловны

Сегодня у американских предприятий есть по меньшей мере 3 рычага, которые позволяют им ослабить гнет низких нефтяных цен: хеджирование, использование фонда пробуренных незаконченных скважин (DUC) и потенциальная господдержка.

К концу 2019 г. добывающие компании США захеджировали 43% планируемых объемов добычи на 2020 г. В основном это были крупные независимые производители, деятельность которых сфокусирована исключительно в upstream, такие как Occidental Petroleum, Marathon, Pioneer. Поэтому финансовое положение их добывающих активов в США можно считать относительно более выгодным, чем, к примеру, у нефтяных мейджеров, которые больше торгуют на споте. Однако ряд таких компаний, включая названные выше, вместо классических свопов с фиксированной ценой использовали более сложный вид опциона put, в котором при достижении установленной нижней границы цены, он продается. Таким образом, многие уже потеряли ранее захеджированные позиции.

Основной работающий механизм поддержания операционной эффектности — использование скважин DUC.

Так как дорогостоящие работы по бурению уже проведены, ввод этих скважин в эксплуатацию позволяет компаниям существенно снизить себестоимость добычи — с текущих 41 до 10-30 долл./барр.

Фонд пробуренных незаконченных скважин достиг абсолютного пика в 8,6 тыс. единиц к маю 2019 г., это более 5% действующего фонда горизонтальных скважин в США. Во многом за счет ввода более 800 таких скважин добыча нефти в стране продолжала обновлять рекорды в 2019 г., несмотря на непрерывное снижение количества буровых (-24% в период с января по декабрь 2019 г.).

Динамика нефтяных буровых и фонда DUC в США
Photo:EIA, VYGON Consulting

Государство также может бросить спасательный круг местным нефтедобытчикам. Сегодня о необходимости принятия мер поддержки говорят все заинтересованные стороны: нефтяная отрасль, Администрация и власти ряда штатов. Так, первый сигнал о помощи прозвучал от нефтяных компаний, которые запросили возможность использования средств из чрезвычайного кредитного механизма на 600 млрд долл. для погашения долгов. После того, как 21 апреля майский фьючерс на нефть WTI ушел в отрицательную зону, президент Д. Трамп призвал Министерство энергетики и министерство финансов США составить план поддержки компаний нефтегазового сектора, пострадавших от последствий COVID-19. В частности, возможно освобождение от налога на заработную плату, а также адресная помощь компаниям, включая программу госкредитования. Такие меры могли бы позволить Правительству США достичь взаимопонимания в вопросах оперативного снижения добычи с получающими поддержку участниками рынка.

Инициативы по поддержке отрасли выдвигают и 4 ключевых нефтедобывающих штата. Северная Дакота предлагает выдавать кредиты или прямые платежи на перезапуск скважин или налоговые каникулы для скважин, возвращенных в работу, Оклахома и Нью-Мексико — разрешение закрывать скважины без потери лицензии, Вайоминг — временное прекращение сбора налогов на нефть и газ. Все эти меры направлены в основном на восстановление работы компаний после прохождения кризиса. Суммарная добыча нефти в этих штатах составляет чуть более 3 млн барр./сут., то есть четверть общего показателя по стране. В то же время в штате Техас и в Мексиканском заливе, крупнейших регионах производства сырой нефти в США, подобные инициативы отсутствуют, что осложняет возможность добровольного ограничения добычи нефти операторами.

Поэтому в нынешней ситуации традиционные механизмы поддержания добычи оказались неэффективны: господдержки недостаточно, ряд хеджевых позиций закрыт, фонд DUC снижается, а количество действующих буровых продолжает обваливаться.

Естественного сокращение добычи недостаточно

Текущее сокращение фонда действующих буровых установок в США с 683 (в середине марта с. г.) до 325 в начале мая негативно скажется на нефтедобыче до конца года. Более драматичное падение буровых установок зафиксировано в Канаде: в апреле там работало всего 7 нефтяных буровых по сравнению с более, чем 160 в феврале 2020 г.

При этом сопоставлять эффекты от текущего сокращения числа буровых с ситуацией падения цен на нефть 2014-15 гг. абсолютно некорректно. Тогда эффективность бурения была кратно ниже, около 300 барр./сут. на одну буровую, но когда цены опустились до минимума в январе 2016 г., данный показатель вырос в 2 раза и вплоть до сегодняшнего дня продолжал непрерывно увеличиваться, достигнув 841 барр./сут.

Поэтому текущее снижение числа буровых, работающих на пиковой эффективности, повлияет на добычу гораздо быстрее и существеннее.

Так, в период с марта 2015 г. по сентябрь 2016 г., то есть за 18 месяцев, количество буровых сократилось более чем в 4 раза, тогда как добыча сланцевой нефти снизилась всего на 0,6 млн барр./сут. или на 12%. Сегодня же, по нашим оценкам, при снижении числа буровых до 150 в июне, добыча сланцевой нефти всего за 3 месяца упадет на 0,8 млн барр./сут., а к концу года на 2,1 млн барр./сут. или на 26% относительно марта 2020 г.

Даже если предположить, что с мая ни одной новой горизонтальной скважины в США не будет введено в эксплуатацию, добыча сланцевой нефти снизится только на 1,1 млн барр./сут. в июне (-13%) и на 3,1 млн барр./сут. (-38%) в декабре 2020 г. относительно марта.

Агентство энергетической информации США оценивает ситуацию несколько более оптимистично. Согласно майскому прогнозу, производство сырой нефти в стране достигнет минимума в 10,9 млн барр./сут. в октябре 2020 г., а к концу года снизится на 1,8 млн барр./сут. (ЖУВ — на 2,4 млн барр./сут.) относительно марта при средней цене WTI 26 долл./барр. При этом среднегодовая добыча останется на данном уровне до середины 2021 г. даже при предполагаемом уровне нефтяных котировок выше 40 долл./барр. В то же время, по нашим оценкам, даже при реализации сценария естественного снижения добычи сланцевой нефти, при прочих равных условиях общее сокращение производства ЖУВ за аналогичный период составит 3,3 млн барр./сут.

Факт и сценарии добычи ЖУВ в США, млн барр./сут.
Photo:Источник: EIA STEO (May 12, 2020), VYGON Consulting

Очевидно, что одного снижения темпов бурения будет недостаточно для предотвращения дальнейшего накопления запасов в США в ближайшие несколько месяцев. Так, запасы сырой нефти и нефтепродуктов в США в конце апреля уже превышали 2 млрд барр. (включая стратегический нефтяной резерв), а нефтяные танкеры в портах США не могут разгрузиться из-за отсутствия свободных мощностей наземных хранилищ.

В ближайшие несколько месяцев при ожидаемом нами естественном уровне падения добычи они вырастут дополнительно на 1,36 млн барр./сут. до июня. Поэтому необходимо принятие централизованных мер по снижению производства нефти. Полномочиями по регулированию объемов добычи наделены некоторые штаты, в том числе Техас (Железнодорожная комиссия Техаса), также на федеральном уровне возможно введение временного запрета на ведение деятельности на континентальном шельфе США. Техас и шельф обеспечивают порядка 60% общей добычи нефти в США, и соответственно обладают высоким потенциалом по ее сокращению — до 1,4 млн барр./сут. Пока техасскому регулятору не удалось согласовать снижение, вероятно он рассчитывает на то, что производители будут сами определять свои возможности и рынку удастся скорректировать добычу самостоятельно. Теперь слово за федеральным правительством.

Екатерина Колбикова, консультант VYGON Consulting, к. э.н

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter