Экономия на озеленении

Аналитика
Экономия на озеленении
19 марта , 16:16Дмитрий Акишин, Артем Лебедской-Тамбиев / VYGON Consulting
Сформировавшася в последние 2 года глобальная климатическая повестка становится все более актуальной и для нефтегазохимической отрасли России, которая с поддержкой государства в ближайшее время должна показать стремительный рост.

Включение «зеленых» технологий уже на ранних этапах реализации химических проектов может существенно снизить стоимость их внедрения и в перспективе помочь сэкономить компаниям до 1 млрд евро на трансграничном углеродном налоге.

Мировая углеродная повестка

Сегодня изменение климата уже не является проблемой, которая волнует лишь экологов и эко-активистов, а начинает затрагивать экономические интересы компаний и даже целых государств. Справедливости ради, инициативы по декарбонизации глобальной экономики инициировались и ранее. В 1997 г. был принят Киотский протокол — одно из первых международных соглашений, заключенных с целью сокращения выбросов парниковых газов в атмосферу Земли для противодействия глобальному потеплению. С 2005 г. в ЕС действует схема торговли квотами на выбросы (EU ETS), которая предусматривает распределение и торговлю квотами на выбросы парниковых газов (ПГ) на всей территории Европейского Союза с лимитами, устанавливаемыми каждым государством-членом. В 2015 г. было принято Парижское соглашение, целью которого является удержание роста глобальной средней температуры ниже 2°C по отношению к показателям доиндустриальной эпохи.

Однако за последние 2 года климатическая тема получила колоссальный импульс. Так, например, в ЕС В конце 2019 г. Европейской Комиссией был принят European Green Deal — план мероприятий, которые позволят достичь нулевого нетто-выброса ПГ и нулевого суммарного загрязнения окружающей среды путем перехода от использования ископаемых к возобновляемым источникам энергии и сырья в странах-членах ЕС к 2050 г. В прошлом году в ЕС были приняты Стратегия эмиссии метана, Водородная стратегия, а в марте этого года глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила о планах к лету пересмотреть все энергетическое законодательство ЕС в целях его адаптации для новых климатических целей.

При этом политики по сокращению выбросов в разных странах различаются по подходу и амбициям, что значительно осложняет эффективное сотрудничество между ними в этом вопросе. Кроме того, текущая зависимость экономик от углеводородов и выбросов для разных государств сильно отличается.

В качестве мер защиты своих компаний ЕС прорабатывает инструмент Трансграничного углеродного налога (ТУР). Основная цель ТУР — уравнивание мер климатического законодательства в отношении внутренних и внешних производителей продукции для продажи в Европе с целью предотвращения «утечки углерода». Конечно это будет стимулировать декарбонизацию, но приведет к снижению эффективности той части производств, которые ориентированы на экспорт в ЕС. Пока законопроект об углеродном регулировании находится на стадии разработки, поэтому методология расчета еще неизвестна и ключевые развилки по определению объема выбросов в рамках ТУР еще не пройдены. Наиболее вероятным вариантом является введение таможенной пошлины, основанной на объеме ПГ, выделенном при производстве поставляемой в ЕС продукции. Согласно оценкам, ожидаемый размер таможенного тарифа может составить 40-75 евро/т СО2. Поэтому введение трансграничного углеродного регулирования в ЕС, вероятно, окажет колоссальное влияние на мировую торговлю и повлечет за собой значительное изменение глобальных рынков.

Стоит отметить, что в мировой практике применяются различные методики оценки объема выбросов парниковых газов. Их гармонизация является одной из актуальных проблем в свете текущей декарбонизационной повестки, которая в скором будущем будем иметь совершенно конкретное денежное измерение. Так, в РФ действующая система учета углеродного следа в продукции на уровне страны создает политические и регуляторные риски, для минимизации которых необходимо решение двух задач:

  • Учет углеродного следа конкретной продукции на основании согласованных отраслью аналитических расчетов и мониторинга;
  • Верификация структуры потребления тепло-, электроэнергии и гармонизация выбросов с энергетической отраслью.

Корпоративный ответ

Многие нефтегазовые компании уже заявили о своих целях по сокращению выбросов и достижению углеродной нейтральности. При этом, как и в случае с государственными программами, корпоративные стратегии декарбонизации (BP, Chevron, Shell, Total и т. д.) существенно варьируются. Основными направлениями являются снижение выбросов метана всей производственной цепочки углеводородного сырья (УВС), использование генерации ВИЭ для собственных нужд и постепенная трансформация из нефтегазовых в энергетические компании с преобладанием солнечных и ветровых электростанций. По мере достижения целей по ВИЭ корпоративный фокус смещается в сторону роста энергоэффективности и технологий минимизации выбросов в нефтегазовом секторе. В целом реализация заявленных нефтегазовыми компаниями стратегий позволит снизить выбросы парниковых газов на 44% к 2030 г (Рисунок 1). Наибольшим же потенциалом для достижения углеродной нейтральности является минимизация утечек метана на всей производственной цепочке УВС, которая является наиболее быстрым и экономически эффективным методом декарбонизации в ТЭК.

Российские компании также инвестируют в экологические и климатические проекты и вовлечены в разработку зеленых технологий. Благодаря их усилиям ежегодно предотвращается более 50 млн т выбросов СО2-эквивалента. Так, «Газпром нефть» и ЛУКОЙЛ внедряют технологии на основе ВИЭ на своих НПЗ, на программы утилизации попутного нефтяного газа с 2012 г. потрачено более 800 млрд руб., что позволило повысить утилизацию с 5,3% до 81,5% и сократить выбросы метана. «Роснефть» планирует обеспечить своей мега-проект «Восток Ойл» локальной ветрогенерацией, кроме того в 2020 г. компания анонсировала климатические цели до 2035 г. и наметила план по углеродному менеджменту. НОВАТЭК собирается реализовать проект по улавливанию и захоронению CO2 на заводах СПГ на Ямале, «Газпромом» запатентована и отрабатывается технология для производства метано-водородной смеси на КС ГТС.

Сегодня российские экспортеры поставляют в ЕС порядка 20% своих прямых и косвенных выбросов. Конечно, основную долю в этом объеме составляет нефтегазовая отрасль. Но уже в среднесрочной перспективе с вводом крупных проектов в аммиачной, метанольной и нефтехимической отраслях химическая индустрия также станет крупным экспортером углерода. Поэтому уже на этапе проработки таких проектов целесообразно предусмотреть применение зеленых технологий, что несомненно станет стратегически верным шагом и позволит компаниям поставить амбициозные цели по сокращению выбросов и углеродной нейтральности. Возможности для выбора технологий достаточно велики — от традиционной производственной оптимизации до относительно новых водородных и био-технологий. Более подробно о ключевых направлениях сокращения выбросов в химической отрасли — на рисунке 2.

С учетом перспективных проектов потенциал сокращения выбросов при производстве продукции нефтегазохимии в РФ может превысить 45 млн т CO2-эквивалента, что может означать экономию до 1 млрд евро экономии при экспорте продукции в ЕС.

Дмитрий Акишин, директор практики «Газ и химия» VYGON Consulting

Артем Лебедской-Тамбиев, консультант VYGON Consulting

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter