Казна требует жертв
Аналитика

Казна требует жертв

19 февраля , 13:32Екатерина Вадимова
Минфин твердо намерен изыскать дополнительные доходы федерального бюджета за счет нефтегазовых компаний и таможни

Как и предполагали ранее опрошенные нами отраслевые эксперты, Министерство финансов России решило найти дополнительные доходы федерального бюджета за счет нефтегазовых компаний и таможни. По мнению Минфина, эти поступления в казну должны составить 51%. Однако не совсем понятно, за счет чего произойдет это увеличение нефтегазовых доходов бюджета, так как пока компании вынуждены ограничивать добычу нефти. Кроме того, геополитические факторы снизили стоимость углеводородного сырья, и в этой ситуации никто не берется делать прогнозы, когда же стоит ждать стабильного улучшения на мировом нефтегазовом рынке.

Тем не менее, Минфин повысил план по сбору налогов в федеральный бюджет. Глава ведомства Антон Силуанов сообщил, что соответствующие поправки будут внесены в закон о бюджете 2020 года. Он рассказал, что к концу 2020 года Федеральная налоговая и Федеральная таможенная службы должны собрать на 214 млрд рублей больше, чем планировалось изначально, причем в первую очередь это рост должен произойти за счет НДС, налога на прибыль, акцизов, а также ввозных и вывозных пошлин, которые в сумме, согласно закону о бюджете, должны обеспечить 51% доходов казны — 10,544 трлн рублей.

В 2021 и 2022 годах Минфин рассчитывает на рост дополнительных доходов в размере 645 и 755 млрд рублей.

Однако пока эти благие намерения остаются только на бумаге. В 2020 году бюджет отстает от плана по доходам: в январе уменьшились объемы поступлений всех ключевых налогов. От нефтегазовых компаний пришло на 10% меньше, чем за тот же месяц 2019 года — 615 млрд рублей против 680. Сборы НДС сократились на 12,8 млрд рублей или 3,2%, налога на прибыль — на 4,4 млрд рублей (8,7%), налогов, связанных с импортом, — на 6,7 млрд рублей (2,9%). Поэтому объективных экономических предпосылок для роста доходов федерального бюджета не видно.

Отраслевые эксперты также считают, что пока никаких рыночных факторов, которые бы способствовали появлению дополнительных доходов бюджета от нефтегазового сектора, нет. Что же касается дополнительных фискальных идей Минфина, то они могут оказать негативное влияние на всю российскую экономику и, как следствие, только ухудшить уровень жизни россиян.

Старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов напомнил, что падение объемов налоговых поступлений от нефтегазового сектора России связано прежде всего с низкими ценами на нефть: «Увеличить налоги от нефтегазового сектора могло бы помочь ослабление рубля, но отечественная валюта пока держится относительно крепко и сопротивляется внешним шокам. Минфину нужно подумать о более равномерной нагрузке на разные отрасли, а не стремиться найти в нефтяном секторе „дойную корову“. Конечно, если налоги на нефтяную отрасль будут расти, это остановит реализацию многих важных проектов индустрии», — отметил аналитик в своем комментарии для «НиК».

Доцент ВШЭ Станислав Рогинский предположил, что в настоящее время вряд ли идет речь о вводе новых налогов на отрасль, тем более, что сейчас идет эксперимент с налогообложением нефтяных доходов: «Если будет увеличен объем реализуемой продукции на экспорт и внутри страны, тогда возможен рост налогооблагаемой базы. Однако непонятно за счет чего это произойдет.

Рост добычи ограничивает сдерживающий факторы в форме соглашения ОПЕК+, а также идет удешевление основной товарной продукции и по нефти, и по газу на мировых рынках. Следовательно, можно усомниться, что планам Минфина суждено реализоваться»,

— заметил эксперт.

При этом он уточнил, что у финансового ведомства есть еще один эффективный инструмент — это увеличение акцизов на нефтепродукты на внутреннем рынке, но это приведет к неминуемому повышению цен: «Данный шаг Минфина будет противоречить объявленной ранее социальной политике, поскольку с одной стороны идет внесение социальных поправок, а с другой повышение акцизов нефтепродукты автоматически будут переложено на плечи потребителей. Такая политика фискальных органов станет стимулом для негативных экономических процессов, а именно для роста цен на все виды продукции и товаров», — уточнил Рогинский.

Он подчеркнул, что в настоящее время нет рыночных факторов, которые могли бы стать основанием для повышения налогооблагаемой базы российской нефтегазовой отрасли.

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков считает, что для роста поступлений в бюджет от нефтегазовой отрасли Минфину скорее придется не повышать существующие сборы, а создавать новые, в частности, вводить НДПИ на сжиженный углеводородный газ (СУГ): «Данная мера подорвет экономику многих проектов. Например, у СИБУРа стоит вопрос по поводу переработки газа, который идет по „Силе Сибири“. „Газпром“ уже строит завод по газоразделению сырья на различные фракции, которые должны будут перерабатываться на новом предприятии, его, в свою очередь, тоже должен создавать СИБУР. Но СИБУР еще не принял инвестрешения, и если сейчас Минфин начнет менять налоговую систему и ухудшать экономику перерабатывающих газ проектов, то компания не захочет ничего строить.

Получается, что все проекты по переработке сырья и выпуск продукции с большой добавленной стоимостью обесцениваются из-за сиюминутных потребностей в дополнительных доходах бюджета»,

— рассказал эксперт в интервью «НиК». Он заметил, что в данной ситуации стоит ждать какого-то компромисса между инициативами Минфина и лоббистскими усилиями различных компаний.

Тем не менее, Юшков предполагает, что увеличение налоговой нагрузки на отрасль состоится, поскольку президент озвучил инициативы по росту социальных расходов бюджета и финансовому ведомству теперь будет легче доказать необходимость повышения налогов с промышленности и, в частности, с нефтегазового сектора: «Правительство будет изыскивать все новые и новые средства для исполнения обещаний президента по социальным программам.

Скорее всего, ускорится приватизация: если раньше она была исключительно средством по перераспределению госимущества, а не доходов бюджета, то теперь правительство может пойти на продажу госактивов.

В этой ситуации нефтегазовому комплексу придется биться с экономическим блоком правительства, чтобы не стать „дойной коровой“. С одной стороны, есть привычка все брать с ТЭКа, а с другой, ресурсная база ухудшается и нефтяники просят все больше и больше льгот», — рассказал эксперт.

По мнению Юшкова, выполняя социальные программы, озвученные президентом, правительство должно повышать уровень жизни населения, но увеличение акцизов приведет к тому, что стоимость на товары для населения вырастет, а дополнительное налоговое давление на бизнес замедлит его развитие.

Стоит отметить, что на способы сбора дополнительных налогов с нефтегазовой отрасли косвенно «пролил свет» заместитель министра финансов РФ Алексей Сазанов. Он сообщил, что Минфин России намерен разработать и внести в весеннюю сессию Госдумы законопроект о совершенствовании пилотного применения НДД в нефтяной отрасли: «Если подтвердится, что есть выпадающие доходы федерального бюджета по первой и второй категориям, то необходимо принять меры, которые в будущем позволят не допустить этих выпадающих доходов. Как максимум, ту недоплату, которая была осуществлена, вернуть за счет каких-то повышающих коэффициентов», — пояснил Сазанов.

По оценке Минфина, выпадающие доходы федерального бюджета в 2019 году из-за пилотного применения НДД в нефтяной отрасли составили примерно 160 млрд рублей. Напомним, что сейчас налог на добавленный доход взимается с 35 участков, разрабатываемых «Роснефтью», ЛУКОЙЛом, «Газпром нефтью», «Сургутнефтегазом» и независимыми нефтяными компаниями. Извлекаемые запасы нефти по этим участкам составляют порядка 900 млн тонн.

Поэтому в ближайшее время можно будет наблюдать очередные нападки Минфина на нефтегазовые компании, которые, по мнению ведомства, должны обеспечить дополнительные поступления в федеральный бюджет в связи с переходом ряда месторождений на НДД.

Екатерина Вадимова

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter