Трудноизвлекаемое будущее нефтяного рынка

Трудноизвлекаемое будущее нефтяного рынка
Аналитика

19 февраля, 09:00
«Сланцевый меч» постоянно нависает над благими намерениями стран-экспортеров нефти стабилизировать нефтяной рынок. Как только цены превышают $55 за баррель, данные о росте числа буровых в США быстро «охлаждают пыл» стран ОПЕК и их союзников

Аналитики Forex, как и администрация энергетической информации США (EIA), прогнозируют в марте 2017 года новый всплеск добычи сланцевой нефти. По их мнению, только в США она вырастет на 79 тыс. баррелей в сутки – до 4,83 млн баррелей (на месторождении Баккен падение составит 18 тыс. баррелей в сутки, на месторождении Игл Форд рост составит 14 тыс. баррелей в сутки, а на месторождении Пермиан – 70 тыс. баррелей в сутки). И хотя в ангажированности этих источников сомневаться не приходится, следует признать, что «сланцевый меч» постоянно нависает над благими намерениями стран-экспортеров нефти стабилизировать нефтяной рынок. Как только цены превышают $55 за баррель, данные о росте числа буровых в США быстро «охлаждают пыл» стран ОПЕК и их союзников.

Однако не стоит забывать, что сланцевая нефть – это трудноизвлекаемое углеводородное сырье с очень высокой себестоимостью добычи. Глава «Роснефти» Игорь Сечин, выступая летом 2016 года на саммите энергетических компаний в рамках Петербургского международного экономического форума, привел данные, согласно которым убытки приносят 77% скважин по добыче сланцевой нефти. Поэтому не совсем понятно, что кроме словесных интервенций поддерживает «боевой дух» этой отрасли в борьбе с традиционными месторождениями.

Все аналитики нефтяного рынка признают, что закредитованность сланцевиков просто огромна. Однако это отчасти объясняет продолжение добычи на сланцевых месторождениях при низких ценах на нефть. Компании просто не могут остановить производство, так как в этом случае допустят дефолт по своим обязательствам. Они не в состоянии выйти из порочного круга, когда для обcлуживания собственных долгов вынужденно наращивают добычу, даже если цены на сырье не покрывают расходы.

Вечно этот пузырь надуваться не сможет. И как бы ни хотели США с помощью словосочетания «сланцевая нефть» регулировать нефтяной рынок, пиар-ресурс этого проекта скоро надо будет улучшать, дабы он остался конкурентоспособным.

Российские отраслевые эксперты считают, что в среднесрочной перспективе судьбу сланцевых проектов будет решать новая администрация Белого дома. Там должны понять, какая стоимость нефти нужна США и что делать с огромными долгами компаний. Вместе с тем эксперты не сомневаются, что, несмотря на смутное будущее американской сланцевой революции, нефтяному рынку надо привыкать к тому, что период дешевой, с точки зрения добычи, нефти подходит к концу. Ее становится все меньше. Наступает эра трудноизвлекаемых углеводородов, поэтому значимость главных игроков рынка будет пересматриваться.

«Обводненные» долгами

Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов считает, что проблема абсолютного большинства сланцевых компаний заключается в их убыточности.

«Эти компании имели огромные убытки многие годы. Они не приносили прибыль даже в период высоких цен. Сейчас, при низких ценах, они накопили дополнительные огромные задолженности и вышли в лидеры по объему долгов в США», – заявил эксперт в интервью «НиК».

При этом он отметил, что в конце 2016 года сланцевые компании ввели достаточно большой объем скважин, которые были пробурены еще на волне высокой нефти.

«Их не успели запустить в период высоких цен, а при низких не включали в добычу. Когда цены стали расти, эти скважины быстро ввели в эксплуатацию, что позволило компаниям получить небольшой прирост добычи», – пояснил Сергей Правосудов.

Эксперт также указал, что за раздувание этого «сланцевого пузыря» отвечает именно финансовая система, которая не прекращает кредитование убыточной отрасли.

«Эти компании не приносят прибыль, но при этом банки им все равно дают займы. То есть они и так уже должны порядка $300 млрд, но банки им все равно не закрывают финансирование, не банкротят их. Поэтому тут надо задавать вопросы банкам: как долго они смогут финансировать отрасль, начнут ли они списывать долги, как к этому отнесется государство, будут ли США национализировать эти долги – сейчас этого никто не знает», – подчеркнул Правосудов.

Он также заметил, что даже в ситуации высокой цены на нефть, когда сланцевая добыча станет рентабельной, этим компаниям все равно придется гасить ранее взятые кредиты, а не инвестировать все получаемые средства в новые скважины, чтобы нарастить добычу: «Наверное, должны прийти какие-то новые игроки, которые с чистого листа могут взять и начать бурить. Вопрос в том, где их взять. Многие иностранные компании, которые на волне сланцевого бума туда пришли, получили миллиардные убытки. Новые игроки будут как минимум очень осторожны в вопросе инвестирования в данный нефтяной сектор».

Поэтому будущее сланцевой добычи, по мнению эксперта, зависит от инвестиционной активности в этом секторе.

«С одной стороны, при «высокой нефти» сланцевые месторождения будут привлекать инвесторов. С другой – те инвесторы, которые уже вложили и получили убытки, должны будут возвращать кредиты, а это потянет ситуацию с бурением новых скважин и добычей вниз. Поэтому сейчас важно понять, с какой интенсивностью будут буриться новые скважины и кто будет лидировать», – уверен Сергей Правосудов.

При этом он считает, что надо отделять саму отрасль сланцевой добычи нефти от заявлений нефтяных трейдеров, которые ориентируются на количество буровых станков в США.

«Когда были высокие цены, трейдеры обращали внимание только на факторы, указывающие на возможный рост потребления нефти или нестабильность на Ближнем Востоке, потом они вдруг решили обращать внимание только на факторы, свидетельствующие о переизбытке сырья на рынке. Не знаю, приказ им был дан, или они сами договариваются, но предвзятость их очевидна. Долго ли трейдеры будут обращать внимание на бурение сланцевых скважин в США, неизвестно. На самом деле в мировой экономике существует огромный «финансовый пузырь», который в сто раз больше, чем наличие реальных товаров. Эти деньги кочуют по разным рынкам – акций, облигаций зерна или сырьевых товаров и т.д. В какой-то момент они ушли с нефтяного рынка. Возможно, они вернутся, когда этого захотят нефтяные трейдеры. В этом случае цены на нефть могут очень быстро вырасти. Быстро найдут основание – рост потребления в Китае, Индии и т.д., – но пока они делают свои прогнозы исходя из того, что цена на нефть будет долго низкой», – резюмировал эксперт.

Сланцевый фактор будет присутствовать всегда

Член Комитета по энергетической стратегии и развитию ТЭК Торгово-промышленной палаты Российской Федерации Рустам Танкаев пояснил, что есть достаточно большое количество видов углеводородного сырья, у которого затраты на добычу выше затрат на добычу нефти и конденсата из обычных месторождений, и это касается сланцевой нефти.

«Сланцевая нефть США, которую так назвали американские журналисты, – это просто нефть из коллекторов с высокой удельной поверхностью раздела между твердой и жидкой фазами. Это не сланцы в геологическом понимании этого слова. Сланцы – это не нефть. У нас этот продукт называется сланцевое масло, сырье для нефтехимии и производства пластмасс, а вовсе не производства топлива», – заметил Танкаев в интервью «НиК».

Он сообщил, что в настоящее время операционные затраты на добычу сланцевой нефти США составляют от $35 до $50 за баррель.

«При ценах на нефть выше $60 за баррель некоторая часть сланцевой нефти становится экономически целесообразной. То есть очень небольшое количество месторождений со сланцевой нефтью стало рентабельным уже сейчас, и маленькое количество скважин восстанавливается, потому что есть такие сланцевые формации, которые можно разрабатывать и при цене в $55 за баррель. Но, конечно, их очень мало», – рассказал эксперт.

По его словам, есть и другие виды нефти, которые добываются с высокими затратами.

«Это в первую очередь нефть, которую получают из битуминозных песков Канады и долины реки Ориноко в Венесуэле. Нефть, которая добывается в достаточно неудобных районах в Мексике, а также шельфовая, залегающая на больших глубинах. Всего такого сырья при высоких ценах добывалось в мире 10%, то есть порядка 400-450 млн тонн в год, или около 9 млн баррелей в сутки. После того как цены резко упали, эта нефть стала уходить с рынка. Но при любом росте цен часть ее возвращается. Никакой жесткой границы между обычной нефтью и более дорогой, условно говоря, сланцевой нефтью, нет. Существует достаточно размытый переход от традиционной нефти к нефти с высокими операционными затратами. И в зависимости от того, как меняются цены на мировом рынке, граница рентабельности в пределах этого перехода передвигается в сторону более высоких операционных затрат или наоборот», – пояснил Рустам Танкаев.

Эксперт считает, что фактор сланцевой, то есть более дорогой нефти, теперь будет присутствовать всегда до тех пор, пока будет нужно углеводородное сырье.

«Изменения условий работы на нефтяных и газовых месторождениях были всегда. По мере того, как идет добыча, сначала вырабатывают месторождения, где операционные затраты низкие, потом переходят к месторождению с более высокими операционными затратами. В настоящее время мы работаем с месторождениями, где операционные затраты составляют от двух до пятидесяти долларов за баррель. При ценах, которые сложились сейчас, максимальные операционные затраты могут составлять $30 за баррель, то, что выше, – это уже абсолютно нерентабельно. Но ситуация меняется, меняются и цены на мировом рынке», – заявил Танкаев.

Роль России на нефтяном рынке возрастет

По мнению Рустама Танкаева, с приходом на рынок дорогой нефти в первую очередь будет меняться роль России.

«На территории РФ сосредоточены самые большие запасы нефти, которую в США называют сланцевой. Нефть в коллекторах, где удельная поверхность раздела между минимальным скелетом и жидкостью составляет около одного квадратного метра на грамм, – профессиональное определение трудноизвлекаемой нефти. Однако кроме нее, в России есть еще огромный потенциал открытия обычной нефти, в том числе на шельфе арктических морей. Потенциал нашей страны по развитию добычи обычной нефти еще далеко не исчерпан. Но при этом уже сейчас идет переход к разработке технологий, началу добычи нефти с относительно высокими инвестиционными затратами», – сообщил эксперт.

Он отметил, что с начала этого года компаниями «Роснефть» и Statoil совместно реализуется программа по освоению Доманиковой свиты, в Самарской области пробурена первая скважина.

«Это очень перспективное направление, потому что отложения Доманиковой свиты неплохо изучены, но на балансе находится только менее одной десятой процента всех запасов Доманиковой свиты, а территория распространения этих отложений составляет около одного миллиона квадратных километров. То есть фактически ситуация такова, что, вложив очень маленькие деньги, вы можете получить большие запасы, причем быстро», – рассказал эксперт.

У стран ОПЕК снижается добыча

Рустам Танкаев напомнил, что практически во всех странах ОПЕК добыча падала и до принятия соглашения о сокращении добычи нефти.

«Во многих странах ОПЕК запасы уже выработаны очень сильно, например, в Объединенных Арабских Эмиратах мы уже наблюдаем закат добычи нефти. Но какой-то небольшой ренессанс возможен. Например, в Саудовской Аравии пока закрыты проекты по освоению шельфа Красного моря из-за того, что они нерентабельны в условиях низких цен. Но в принципе эти проекты могут быть восстановлены. Реализация всех проектов по разведке шельфа Красного моря и водных месторождений, которые там есть, по оценке специалистов, могут дать Саудовской Аравии дополнительную добычу в 2 млн баррелей в сутки», – сообщил эксперт.

«Голому королю» продолжают верить

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев уверен, что будущее сланцевой нефти и ее влияние на мировой энергетический рынок будет зависеть от позиции США.

«Сланцевая нефть дорога и в чисто рыночной борьбе победить не может. Американцы ее не продают, а показывают в запасах, она работает как экономический рычаг», – заявил эксперт в интервью «НиК».

Он отметил, что сланцевая добыча в США – это локальное явление и экспорт данной технологии пока блокируется другими странами из-за ее крайней экологической небезопасности. Объем запасов этой нефти также нельзя проверить.

«Джентльмен джентльмену, как известно, верит на слово. Сколько сказали запасов, из этого и исходят нефтяные трейдеры», – заметил Дмитрий Журавлев.

В связи с этим он считает, что в ближайшее время будущее сланцевого фактора будет зависеть в первую очередь от позиции США.

«Пока еще не понятно, какая нефть нужна США – дешевая или дорогая. У разных отраслей экономики разные интересы. Если Трамп решит развивать национальную промышленность и ему потребуется дешевый доллар, фактор сланцевой нефти для энергетического рынка исчерпает себя в течение 1 года – 2 лет», – заметил эксперт.

Однако если этого не произойдет и Вашингтон продолжит регулировать ожидания нефтяных трейдеров с помощью сланцевой нефти, то через какое-то время ее пиар-потенциал будет исчерпан.

«Если рынок поймет, что «король голый», сланцевая нефть перестанет влиять на нефтяные цены. Но это будет более длительный процесс, до 10 лет. Кроме того, спустя какое-то время на смену сланцевой нефти может прийти какая-то новая технология добычи углеводородов, которая также изменит нефтяной рынок», – подчеркнул Журавлев.

Заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Андрей Суздальцев считает, что отрасль сланцевой добычи в США не погибнет, будет развиваться, но уже в меньших объемах.

«Повторить свой недавний успех, когда удалось практически блокировать нефтяной рынок, ей не удастся», – заявил экономист в интервью «НиК».

Нефтяное будущее за гидроразрывом

Эксперт Агентства нефтегазовой информации Александр Хуршудов также считает, что сланцевая добыча в США уже не столь опасна для рынка

«Предстоящее повышение нефтяных цен вызовет второй сланцевый бум, но он станет слабым подобием первого, потому что через год-два хороших участков для бурения уже не останется», – написал эксперт в своем блоге. По его мнению, запасы газа крупнейших сланцевых месторождений США достаточны для поддержания текущего уровня в течение 4-5 лет, с ростом газовых цен в 1,5-2 раза этот период увеличится до 7-8 лет при постепенном снижении добычи.

Тем не менее эксперт уверен, что технологии многоступенчатого гидроразрыва смогут помочь нефтяной отрасли, поскольку способны «оживить сотни пластов низкой проницаемости на давно известных месторождениях».

«В Западной Сибири, например, 25 лет не могли повысить отдачу газоконденсатных скважин ачимовских отложений, а сейчас задача решается как многостадийным, так и крупномасштабным гидроразрывом. Подобные работы идут и в США, и в Канаде, и в Китае, и в других нефтяных регионах», – подчеркнул Хуршудов.

Резюмируя экспертные оценки, можно сказать, что, несмотря на явно преувеличенное значение сланцевой добычи США для мирового энергетического рынка, сама технология получения этой трудноизвлекаемой нефти с помощью гидроразрыва, внедренная в Соединенных Штатах, совершила переворот во всей нефтегазовой отрасли. В будущем именно она позволит продлить эру углеводородной энергетики.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter