Обострение конкуренции на фоне низких цен…
Аналитика

Обострение конкуренции на фоне низких цен…

18 декабря 2019, 11:57Авторы: Екатерина Колбикова, Иван Тимонин (VYGON Consulting)
…именно так можно охарактеризовать уходящий, да и, пожалуй, будущий год для глобальной газовой индустрии

Причем если в 2019 году к падению цен на голубое топливо привели избыток СПГ на рынке и аномальная погода, то в 2020-м это уже будет необходимость опустошать переполненные газовые хранилища и желание потребителей пересмотреть ценовые условия текущих контрактов.

СПГ и цены

Уходящий год запомнится газовой отрасли в первую очередь рекордным падением спотовых цен. Котировки голубого топлива имеют выраженную сезонность и по мере приближения отопительного сезона, как правило, растут. Однако в сентябре 2018 года цена спот в АТР с пикового значения в 11,4 долл./МБТЕ начала движение вниз и к середине 2019 года опустилась до минимального уровня последних трех лет — 4,4 долл./МБТЕ. При этом азиатская премия (разница между ценой европейского рынка и рынка АТР), величина которой еще в начале 2018 года достигала 3,8 долл./МБТЕ, в текущем году находилась на уровне менее 1 долл./МБТЕ, что побудило участников рынка перенаправить значительную часть потоков СПГ на запад. По предварительным оценкам, импорт СПГ в Европу в 2019 году составил 112 млрд м3, за год увеличившись более чем на 40 млрд м3.

Неблагоприятная ценовая конъюнктура вызвана нарастающим избытком мощностей по производству СПГ.

Ключевой причиной стал изменившийся баланс спроса и предложения сжиженного газа. С начала 2019 года производственные мощности СПГ в мире увеличились на 23 млн т.

В строй вошли пять новых заводов: были запущены первые техлинии американских Elba Island (0,25 млн т), Cameron (4 млн т) и Freeport (5 млн т), крупнейший в мире плавучий завод Prelude (3,6 млн т) в Австралии, а также среднетоннажный «Криогаз-Высоцк» (660 тыс. т) в России. Также были произведены расширения двух проектов в США: новыми производственными мощностями обзавелись Sabine Pass (+4,5 млн т) и Corpus Christi (+4,5 млн т).

Для ряда крупных заводов уходящий год станет первым полным годом работы. Так, с первой технологической линии Corpus Christi (4,5 млн т), третьей очереди «Ямала СПГ» (5,5 млн т), а также с австралийского Ichthys (8,9 млн т) отгрузки газа начались только в конце 2018 года. До конца 2019-го могут начаться поставки еще с трех техлиний Elba Island суммарной мощностью 0,75 млн т, а также вторых очередей Freeport (5 млн т) и Cameron (4 млн т).

С учетом вышесказанного по итогам 2019 года можно с уверенностью ожидать рекордного роста производства СПГ на 13%, или 40 млн т: 354 млн т против 314 млн т в 2018 году. Лидерство по объемам поставок, вероятно, сохранит за собой Катар, хотя Австралия, ставшая под занавес 2018 года крупнейшим игроком по объему мощностей, уже дышит в спину: благодаря выходу на полную мощность Ichthys и запуску Prelude австралийцам по итогам 2019 года удастся экспортировать около 77 млн т против 78 млн т у Катара.

Несмотря на неблагоприятную ценовую конъюнктуру, предложение газа продолжит расти.

В 2020 году ожидается завершение строительства заводов СПГ суммарной мощностью 15 млн т, из которых 10,5 млн т — это расширение американских Cameron, Freeport и Elba Island, 2,4 млн т — российские активы (завод на КС «Портовая» и четвертая очередь «Ямала СПГ»), оставшиеся 2 млн т — PFLNG Dua в Малайзии и Sengkang в Индонезии. А по ряду проектов в этом году удалось принять окончательные инвестиционные решения, в том числе по российскому «Арктик СПГ 2».

Спрос и погода

Спрос на газ, напротив, находится под давлением. Продолжающаяся торговая война США и Китая привела не только к обнулению поставок американского СПГ в Поднебесную (из-за роста импортных пошлин на американский газ с 10% до 25%), но и к замедлению темпов экономического роста: в этом году рост мирового ВВП ожидается на уровне 2,6% против 3,2%, достигнутых в 2018 году.

Негативный эффект на спрос оказала и погода: зима 2018/2019 была относительно мягкой, особенно по сравнению с 2017/2018. Например, температура в Шанхае с декабря 2018 по февраль 2019 года превышала уровень, наблюдаемый годом ранее, в среднем на 0,8°C, а показатель градусо-суток отопительного периода (ГСОП — показатель, равный произведению разности температуры внутреннего воздуха и средней температуры наружного воздуха за отопительный период на продолжительность отопительного периода) за тот же временной интервал оказался ниже почти на 13%.

Стремясь избежать опыта 2017–2018 годов, когда на фоне холодной зимы и активной реализации политики переключения с угля на газ страна сталкивалась с дефицитом голубого топлива, Китай начал пополнять запасы газа раньше обычного. Уровень газовых резервов поддерживали на высоком уровне и другие ключевые потребители АТР — Южная Корея и Япония. Последняя и вовсе сократила объемы импорта СПГ с 82,5 млн т в 2018 году до порядка 76 млн т в текущем в связи с продолжением политики перезапуска АЭС, закрытых в 2011 году после аварии на АЭС Фукусима. На фоне стагнирующего потребления электроэнергии вновь запущенные атомные станции вытесняют генерацию на ископаемом топливе.

В странах ЕС также наблюдался исключительно высокий уровень заполненности ПХГ: к концу октября он достиг 98%.

Европейские потребители руководствовались желанием не только воспользоваться периодом низких цен, но и обезопасить себя на случай возникновения сложностей в связи с приближающимся окончанием транзитного контракта ПАО «Газпром» с украинской НАК «Нафтогаз», действующего до 1 января 2020 года. В частности, о намерении полностью заполнить свои ПХГ из-за опасений, что сторонам не удастся договориться, летом заявляла венгерская госкомпания MFGT. Так, в 2019 году «Газпром» закачал в европейские ПХГ рекордные 13 млрд м3.

В 2020 году мы ожидаем, что затяжной период низких цен на газ в мире оживит спрос на данный энергоноситель.

Дело в том, что в уходящем году усилились экономические стимулы для использования газа в электроэнергетике.

Примерно с февраля газовые котировки TTF упали ниже цены экономически эффективного переключения с угольной генерации на газовую. В июле — октябре, к примеру, выгода от использования газа вместо угля для энергетиков была в среднем 7 долл./МБТЕ. Это стало беспрецедентным случаем, если учитывать, что в уходящем десятилетии ситуация в электрогенерации в Европе практически всегда складывалась в пользу угля.

Риски-2020

К сожалению, 2020 год для газовой отрасли будет сопряжен с рядом рисков. Во-первых, с учетом того, что низкие цены на газ, вероятно, сохранятся и в будущем году, усилится дискуссия о нарастающей конкуренции между российским трубопроводным и сжиженным газом. В конце нынешнего года опасения по поводу российского СПГ звучали даже от литовских политиков.

Так, в текущем году проект «Ямал СПГ» НОВАТЭКа разместил 81% всех произведенных на заводе в Сабетте объемов СПГ в Европе, тем самым нарастив экспорт российского сжиженного газа в этом направлении с 7 млрд м3 в 2018 году до 19 млрд м3 в 2019-м.

Во-вторых, наблюдаемый в этом году разрыв между рыночными и контрактными ценами на газ в АТР (последние были в среднем на 6,7 долл./МБТЕ выше) может привести к началу масштабных изменений условий контрактов по всему миру. Пока долгосрочные контракты с нефтяной привязкой сохраняют за собой роль ключевого инструмента мировой торговли СПГ (около 70%).

Динамика спотовых и контрактных цен на СПГ в АТР, долл./МБТЕ
Photo:Thomson Reuters, VYGON Consulting

Но для азиатских покупателей сложившаяся конъюнктура является отличным стимулом для активизации процессов пересмотра условий ценообразования в действующих соглашениях. Именно так повели себя европейские покупатели газа, когда спотовые котировки в конце 2008 — начале 2009 года упали относительно контрактных цен.

Эта угроза уже приобретает реальные черты. Пока японские энергетические компании лишь заявляют о своем желании перейти от контрактов, привязанных к цене на нефть, к спотовой индексации, индийская Petronet изменила условия соглашения с ExxonMobil по закупкам СПГ с проекта Gorgon. Компании удалось добиться снижения цены на газ, правда в обмен на увеличение объемов отбора.

Такие изменения в будущем могут коснуться как перспективных контрактов (к примеру, в рамках достижения договоренности по планируемому газовому маршруту из России в Китай через Монголию), так и действующих соглашений с европейскими потребителями в условиях резко выросшей доли СПГ в структуре импорта газа регионом.

В-третьих, рост конкуренции на европейском газовом рынке с начала 2020 года обеспечит заработавший недавно трубопровод TANAP, включая его европейское продолжение (TAP) с газом Азербайджана. В результате в будущем году сразу три новых газопровода будут прокачивать газ в страны ЕС, среди которых, помимо азербайджанского, будут российские «Турецкий поток» и «Северный поток — 2». Последние два хоть и с небольшой задержкой, но будут введены в строй вопреки противодействию со стороны наших западных партнеров.

Консультант VYGON Consulting Екатерина Колбикова, аналитик VYGON Consulting Иван Тимонин

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter