Новая игрушка принца Мохаммеда или хитрый план диверсификации саудовской экономики?

Аналитика
Новая игрушка принца Мохаммеда или хитрый план диверсификации саудовской экономики?
Новая игрушка принца Мохаммеда или хитрый план диверсификации саудовской экономики?
18 октября 2021, 15:21Сергей Танакян
Зачем наследник престола Саудовской Аравии купил английский футбольный клуб «Ньюкасл»

Самая громкая футбольная сделка этого года — приобретение суверенным инвестиционным фондом Саудовской Аравии (PIF) контрольного пакета акций знаменитой некогда команды «Ньюкасл Юнайтед» (Newcastle United Football Club) за £300 млн — вызвала в Великобритании неоднозначную реакцию. Репутации саудовского принца Мохаммеда бен Салмана, который стал фактическим владельцем клуба, и самой саудовской монархии в Британии отнюдь не столь блестящи, чтобы их финансовые возможности воспринимались как безусловное благо для английского футбола.

Одно из наиболее критических высказываний о приходе саудовских инвесторов в клуб, сейчас занимающий предпоследнее место в английской Премьер-лиге, разместила газета The Guardian. Разрешая эту сделку, Премьер-лига демонстрирует, что соображения обеления денег и международной репутации могут перевесить опасения по поводу характера саудовского режима, утверждает в своей статье журналист Дэвид Конн. Поглощение «Ньюкасл Юнайтед» инвестиционным фондом Саудовской Аравии — «сверхбогатого и кровожадного государства» — вызывает, по его мнению, масштабные размышления о том, в каком состоянии находится современная Англия.

Структура сделки, считает автор The Guardian, формально снимает ряд неудобных вопросов к Саудовской Аравии, поскольку собственником «Ньюкасла» становится не само королевство, а его суверенный фонд.

Это обстоятельство как бы нивелирует череду околоспортивных скандалов вокруг Саудовской Аравии, прежде всего связанных с пиратскими трансляциями эфиров катарского телеканала beIN Sports, которые ведет саудовский онлайн-сервис beoutQ.

После того, как в июне 2017 года Саудовская Аравия и ряд ее союзников среди арабских государств обвинили Катар в поддержке терроризма и вмешательстве в их дела, саудовские власти лишили beIN лицензии на вещание. А затем, в преддверии Чемпионата мира по футболу 2018 года, в сети появился его «клон», позволяющий смотреть трансляции через специальную приставку. Поскольку в 2022 году мундиаль будет принимать именно Катар, наказание соседа за пиратство стало для эмирата делом принципа. Сначала Катар пытался взыскать с Саудовской Аравии $1 млрд через ВТО, а когда в начале прошлого года впервые появилась информация о возможной покупке саудитами «Ньюкасла», пригрозил приложить все усилия, чтобы сделка не состоялась.

Со своей стороны возглавляющий саудовский фонд принц Мохаммед, сын и наследник престарелого короля Салмана, сам мог вдохновляться катарским примером футбольных инвестиций. Еще в 2010 году Катар получил право на проведение ЧМ-2022, а спустя год фонд Qatar Sports Investments выкупил 70% акций французского клуба «Пари Сен-Жермен», который на тот момент испытывал хронический дефицит достижений как в домашнем чемпионате, так и в европейских кубках. С тех пор ПСЖ уже семь раз выигрывал французское первенство, однажды дошел до финала Лиги чемпионов, купил таких мегазвезд, как бразилец Неймар и аргентинец Лионель Месси — одним словом, катарские деньги стали делать серьезную погоду в европейском футболе. Более того, до сих пор Катару сходили с рук громкие скандалы вокруг предстоящего в эмирате мундиаля, такие как смерть тысяч рабочих-мигрантов на стройках стадионов и дело против бывшего президента УЕФА Мишеля Платини, которого подозревали в ангажированности при выборе Катара страной-хозяйкой чемпионата.

Ревность к соседу — маленькому гиганту большого газа — у нефтяного принца Мохаммеда бен Салмана могло пробуждать то обстоятельство, что в футбольной табели о рангах арабского мира Саудовская Аравия стоит гораздо выше Катара. Сборная королевства трижды выигрывала Кубок Азии, пять раз участвовала в чемпионатах мира, тогда как команда Катара до недавнего времени была типичным «мальчиком для битья» — но именно Катар станет первой арабской страной, которая примет у себя главный футбольный турнир планеты.

Между тем стратегия Vision 2030, разработанная под началом принца Мохаммеда, предполагает, что Саудовская Аравия должна диверсифицировать свою экономику за счет развития «зеленой» энергетики, инноваций и туризма, а также стать открытой для мира страной. Футбол вполне может поработать на решение этих задач.

Нынешним летом спортивное издание The Athletic сообщало, что саудиты хотят побороться за право проведения футбольного мундиаля 2030 года. К этому времени на северо-западе королевства уже должна быть построена значительная часть «иннограда» Неом — одного из ключевых мегапроектов в рамках стратегии принца Мохаммеда, где можно будет проводить крупные спортивные соревнования. К тому же в качестве партнера по заявке, утверждает The Athletic, саудиты выбрали Италию — одного из «тяжеловесов» мирового футбола.

Решение о месте проведения ЧМ-2030 ФИФА должна принять через три года — достаточный срок для того, чтобы создать вокруг Саудовской Аравии имидж дружественной к футболу страны. Однако точка входа — Англия — может оказаться не самой удачной. Комментируя покупку саудовским фондом Ньюкасла, английская пресса припомнила Саудовской Аравии не только пиратский скандал, но и такой нашумевший эпизод трехлетней давности, как убийство на территории консульства Саудовской Аравии в Стамбуле журналиста Джамаля Хашогги — одного из самых острых критиков саудовского режима. В ноябре 2018 года ЦРУ объявило, что за этим совершенно варварским эпизодом (тело Хашогги было расчленено и уничтожено) стоял именно Мохаммед бен Салман. Данное обстоятельство, по мнению The Guardian, в принципе должно исключать возможность саудовских инвестиций в английский футбол. «Это невообразимо», — констатирует журналист Дэвид Конн.

К столь категоричной оценке, несомненно, подталкивает история «Ньюкасл Юнайтед», который в следующем году отметит 130-летие. Несмотря на то, что этот клуб лишь четыре раза становился чемпионом Англии (последний раз почти столетие назад — в сезоне 1926/27), он имеет отменную репутацию благодаря сплоченности своих болельщиков и уникальной атмосфере матчей. Еще не так давно за «Ньюкасл» выступали такие знаменитые английские футболисты, как Пол Гаскойн и Алан Ширер, а в последний период расцвета клуба в 1992–2004 годах его тренировали специалисты экстра-класса Кевин Киган и Бобби Робсон. Однако затем в клубе начался почти перманентный кризис, который так и не смог преодолеть его владелец миллиардер Майк Эшли, которому также принадлежит сеть спортивных магазинов Sports Direct. В прошлом десятилетии у «сорок», как именуют «Ньюкасл» английские фанаты, не было ни одного серьезного достижения ни на внутренней, ни на международной арене, а Эшли постоянно искал, кому бы продать команду, и напрочь испортил отношения с болельщиками. Фактически он превратил «Ньюкасл» в площадку для рекламы своего основного бизнеса, а собственно футбол ушел на второй план.

Несмотря на это «Ньюкасл» выглядит довольно привлекательным активом на вырост. Вокруг клуба есть легенда, в которую можно инвестировать, а быстрых историй успеха в английском футболе достаточно. Еще одним недавним сюжетом, который мог повлиять на решение принца Мохаммеда купить «Ньюкасл», конечно же, является приобретение в 2010 году тайским миллиардером Вишаем Шривадданапрабхом клуба «Лестер Сити» — еще одного ветерана британского футбола. Уже спустя шесть лет этот клуб впервые в своей истории стал чемпионом Англии. А до этого, в 2008 году, шейх Мансур из правящей семьи Абу-Даби купил клуб «Манчестер Сити», который прежде вел довольно скромное существование, а теперь является одним из европейских грантов.

Покупка «Ньюкасла» выглядит довольно выгодным вложением для саудитов. £300 млн (€354 млн), которые саудовцы должны заплатить за свое приобретение, не так уж сильно отличаются от совокупной стоимости текущего состава «Ньюкасла», который портал Transfermarkt оценивает в €254,4 млн. В рейтинге английских клубов по этому показателю «Ньюкасл» занимает лишь 17 место, что почти полностью соответствует его текущему положению в чемпионате Англии (в прошлом сезоне команда финишировала на 12-й строчке). Кризис в клубе зашел настолько далеко, что ее прежний хозяин Майк Эшли даже подал в суд на Премьер-лигу, отстаивая свое право продать команду саудитам, и получил поддержку болельщиков «Ньюкасла», которые истосковались по трофеям и надеются на щедрые инвестиции нового собственника.

Однако, напоминает The Guardian, эта история в очередной раз напоминает о том, что футбол из великой народной игры превратился в манипуляцию активами, которые не только приносят их владельцам огромные прибыли, но и становятся инструментом улучшения имиджа для тех стран, которые стремятся к глобальному проецированию своей «мягкой силы». «На прошедшей несколько дней назад конференции правящей Консервативной партии, — пишет британское издание, — министр иностранных дел Великобритании Лиз Трасс обращалась с приветствием не к 27 демократиям Евросоюза, а к монархиям Персидского залива, назвав их „нашими друзьями и союзниками“, с которыми мы должны „налаживать более тесные связи“. Вот где сегодня оказались наша национальная игра и наша нация».

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter