Энергетический кризис — политика, припорошенная угольной пылью

Аналитика
Энергетический кризис — политика, припорошенная угольной пылью
Энергетический кризис — политика, припорошенная угольной пылью
17 ноября, 15:40Екатерина Вадимова
Кризис, который был вызван нехваткой угля в Китае, охватил в итоге всю мировую энергетику

Климатический саммит СОР26 выглядел как насмешка в условиях беспрецедентного роста цен и уровней потребления углеводородного сырья. Все кому не лень уже высказались по поводу лицемерных экологических лозунгов, прозвучавших в Глазго, которые никак не коррелировались с реальной энергетической политикой в мире. Ведь на фоне зеленой повестки СОР26 нефть, газ и, что больше всего удивляет, уголь перешли чуть ли не в разряд дефицитных товаров. Кроме того, многие страны сделали заявление о возвращении к мирному атому, который в последнее десятилетие также был в глубокой немилости климатических идеологов.

Реальная энергетическая картина очень далека от лозунгов о бравом переходе на ВИЭ. Цены на газ только в Европе не первый месяц держатся в районе $1000 за тысячу кубометров, а 6 октября они достигали $1937. В Азии стоимость СПГ заведомо выше. Нефть давно уже торгуется в районе $80 за баррель. Глава «Роснефти» Игорь Сечин уже высказал предположение, что по мере дальнейшего выявления структурных расхождений между спросом и предложением на мировых энергетических рынках мы можем стать свидетелями нового суперцикла на рынках нефти и газа. Так называемый суперцикл является периодом структурного превышения спроса над предложением, которое сохраняется в течение долгого времени и ведет к длительному повышению цен.

Тем не менее не совсем понятно, откуда взялся ажиотажный спрос на уголь? Кстати, в Глазго почти 50 стран объявили о намерении полностью отказаться в будущем от использования твердого углеводородного топлива. Однако среди подписантов не оказалось таких крупных потребителей и производителей энергетического угля, как Китай, Индия, Австралия, США и Россия.

Мировой рынок «поглощает» уголь с особым энтузиазмом

Как отметила в своем комментарии для «НиК» гендиректор ООО «НААНС-МЕДИА», доцент кафедры международной коммерции РАНХиГС при президенте РФ Тамара Сафонова, практически все мировые прогнозы предполагают снижение добычи и потребления угля в перспективе как топлива с самым большим углеродным следом: «Безусловно, „ковидный“ 2020 год продемонстрировал аномалии энергетических рынков, связанные с сокращением потребления энергоресурсов в мире. Но текущий 2021 год „ломает“ складывающиеся стереотипы, ориентирующие мир к глобальному энергопереходу, предусматривающему замещение традиционных энергоносителей на возобновляемые источники энергии. Так, фактическая балансировка энергоресурсов 2021 года как будто иронично противостоит „зеленой повестке“.

По оценке сторонников сокращения углеродного следа, уголь должен вообще вытесняться из мирового баланса, а электрогенерация должна переходить на более экологичный газ и ВИЭ, однако на фоне дефицита и роста цен на углеводороды потребность в угле резко возросла и мировой рынок его „поглощает“ с особым энтузиазмом»,

— констатировала эксперт.

Она подчеркнула, что сложившийся осенью 2021 года дисбаланс на рынке углеводородов — это, скорее, политизированная проблема, чем технологическая: «Еще недавно мир решал вопросы сокращения производства избыточного сырья. По моему мнению, для решения вопроса глобального перехода на альтернативную энергетику недостаточно просто принять регламенты, так как они не работают в период дефицита сырья углеродного происхождения. До тех пор, пока не наступит перевес совокупного предложения над спросом на энергию в мире, преждевременно рассчитывать на сокращение использования традиционных топлив», — пояснила Сафонова.

Приветствие климатическому саммиту от углеродного следа

В те дни, когда проходил СОР26, мировые СМИ распространили информацию о том, что Китай нарастил добычу угля до рекордных значений. Среднесуточный объем производства этого энергоносителя уже достиг 11,66 млн тонн, объемы импорта угля в Китай за последний год выросли почти в два раза, в октябре Пекин закупил 26,9 млн т угля, что на 96,2% больше аналогичного показателя за 2020 г. За период с 1 октября по 8 ноября китайские железнодорожники направили для выработки электроэнергии 157 млн тонн угля, что почти на 27% превышает показатели аналогичного периода прошлого года.

Более того, по данным Reuters, китайские власти разрешили растаможить австралийский уголь из таможенных складов на своей территории после длившегося почти год неформального запрета на импорт угля из этой страны.

Нет угля, нет газа, нет ветряков…

Поднебесной явно стало не хватать угля, хотя ранее Пекин неоднократно сообщал о принятии программы постепенного замещения угольной генерации газовой, а также активного внедрения ВИЭ. Тем не менее уголь в КНР резко стал дефицитным. Кстати, именно нехватка твердых углеводородов породила необходимость использования Китаем большего количества газа — цена на СПГ резко выросла, причем не только в Азии, но и в ЕС. Экономическое эхо от нехватки угля в КНР весьма причудливо отразилось в Старом Свете, там при невероятном росте стоимости газа начала возрождаться угольная генерация. Именно она, а не ветряки с солнечными батареями, стала спасать европейцев от блэкаутов. Вагоны с углем пошли в Европу не только из России, но и из Украины. В результате теперь Киеву не хватает угля для собственной генерации, поэтому Украина спешит ввести в строй атомные блоки на АЭС, которые стояли на ремонте.

После резкого роста цен на газ и уголь о возрождении мирного атома сообщили во Франции: президент страны заявил о разворачивании строительства нескольких десятков малых реакторов (SMR). В Румынии АЭС с SMR захотели построить США. Меморандум по созданию серии электростанций на базе SMR подписала Польша. Даже в Великобритании правительство вернулось к идее строительства новой атомной электростанции. Китай объявил о строительстве до 2036 года как минимум 150 реакторов.

Экология кризиса

В этой связи все же интересно выяснить причины возникновения дефицита твердого углеродного топлива в Поднебесной. Самое простое объяснение — это острая нехватка электроэнергии. Собственно, чем она была вызвана? Ведь из кризиса мировая экономика полностью выйти еще не успела, поэтому спонтанный рост производства просто исключается.

Большинство аналитиков указывает на фактор искусственного снижения добычи китайскими угольными компаниями из-за «зеленой» повестки.

Напомним, что в рамках борьбы за экологию за 5 лет в стране были закрыты 5,5 тысяч угольных шахт, что составляет половину всех имеющихся. Кроме того, в КНР по политическим мотивам отказались от австралийских поставок. В результате уже в сентябре текущего года в большинстве провинций КНР вводились ограничения на потребление электроэнергии, приостановили работу сотни энергоемких предприятий. 7 ноября Государственная электросетевая компания Китая сообщила, что поставки электроэнергии стабилизировались, но предупредила о возможной нехватке энергии на местном уровне в зимние месяцы.

Поэтому проблема энергокризиса Поднебесной не в резком выходе из «ковидного» кризиса 2020 года.

Скорее, наоборот, на фоне блэкаутов в КНР закрылось множество промышленных предприятий, поскольку власти были вынуждены отдавать приоритет в обеспечении энергией секторам, производящим товары с высокой себестоимостью, а также ЖКХ. Более того, руководство страны было вынуждено пойти на «убийство» целых отраслей экономики. Так попал под запрет весь майнинг. В результате китайский блокчейн перебазировался в Казахстан, где из-за такой миграции случился энергетический кризис. Теперь уже России приходится снабжать Астану дополнительной электроэнергией. Не повезло и Иркутской области: там за счет майнеров увеличилось потребление электроэнергии на 159%.

Нехватка угля ударила и по китайскому производству редкоземельных металлов. В этом секторе на долю КНР приходится 70% мировых поставок. Евросоюз на 95% зависит от китайского магния, и его нехватка влияет на работу предприятий ЕС, занимающихся производством алюминия, железа и стали. Кроме того, дефицит редкоземельных металлов грозит большими проблемами для IT-отрасли, а также будет препятствовать развитию возобновляемых источников энергии. Британская газета The Times уже прогнозировала возникновение глобального мирового дефицита различных товаров из-за китайского энергокризиса, так что можно смело утверждать, что главные последствия дефицита угля в Поднебесной еще впереди.

Политика до блэкаута довела

Доцент кафедры регионоведения Московского государственного лингвистического университета Саид Гафуров в интервью «НиК» заметил, что нехватка угля и энергокризис в Китае имеют внешнеполитические и внутриполитические причины: «Упал импорт энергетических углей из Австралии. Это было вызвано тем, что в Австралии идет антикитайская истерия», — пояснил эксперт. По его словам, сокращение импорта также наложилось на «ковидную» перегрузку логистической инфраструктуры: «Сейчас очень сложная логистическая ситуация. Коронавирус сильно ударил по всей транспортной инфраструктуре. Перегружены порты и железнодорожные сети», — отметил Гафуров.

Он подчеркнул, что не менее важную роль в возникновении энергокризиса сыграла борьба в руководстве коммунистической партии Китая: «Улучшение экологии сейчас является более приоритетной задачей для властей КНР, чем экономический рост в чистом виде. Считается, что Китай уже дошел до такого уровня, когда на качество жизни больше влияют не абсолютные цифры производства. В результате стали закрываться, с одной стороны, шахты, а с другой — устаревшие угольные электростанции. Против этого категорически выступали провинциальные власти. Они отстаивали работу старых предприятий, продолжая их финансировать.

Это очень жесткая политическая борьба, которая касалась не только угля, но и, например, старых алюминиевых заводов, цементных, мини-НПЗ. В ходе реализации этой политики перегибали палку, то есть закрывали не то, что нужно, а просто кого смогли.

При этом для премьер-министра КНР Ли Кэцяна прекращение работы каждого устаревшего предприятия — это политический успех. То есть идет очень напряженная борьба за обновление индустрии, в том числе и энергетике», — рассказал Гафуров.

Эксперт отметил, что нехватки импорта угля, большие проблемы с логистикой и борьба за экологию привели к блэкаутам: «У них есть проблема перепроизводства, к этому относили и угольную генерацию. Но неожиданно оказалось, что перепроизводства не было, и Китай оказался к этому не готов. Сейчас власти страны снимают некоторые ограничения. Ряд законсервированных электростанций опять запустили. Тем не менее ситуация очень сильно разбалансирована, хотя меры предпринимаются, и я настроен оптимистично», — указал Гафуров.

Он рассказал, что закрытие в Китае майнинговых ферм и производства редкоземельных металлов было вызвано еще и торговой войной: «Это реакция Китая на санкции, которые вводятся против электронной промышленности страны. Руководств КНР просто решило, что в условиях санкционного давления будет более разумно обратить внимание на экологию. Тем более что по ряду редкоземельных элементов Пекин контролирует 90% всей мировой торговли», — пояснил Гафуров.

Кстати, несмотря на разногласия с Австралией, американский уголь уже давно питает китайские электростанции. По данным китайской таможенной статистики, с начала года экспорт угля из США и Канады вырос на 870,6% и 92% соответственно. Американские угледобывающие компании распродали еще не добытый уголь вплоть до 2023 года! Эти цифры выглядят особенно пикантно, если учесть, что на COP26 в Глазго Китай и США выпустили совместную декларацию «об активизации действий по борьбе с изменением климата в 2020-х годах».

Уголь закончился неожиданно

Вместе с тем, согласно более консервативным оценкам, Китаю будет сложно удовлетворить спрос на уголь за счет импорта, поскольку страна потребляет в год порядка 4 млрд тонн в год, а китайские месторождения очень сильно выработаны. Президент фонда «Основание» Алексей Анпилогов отметил, что Китай уже фактически вышел на пик производства угля: «У них проблема в базисе, поскольку обеспечивать потребления 4 млрд тонн угля в год очень сложно. Средняя глубина разработки угольных шахт в КНР больше 1000 м. Это очень глубокие шахты. В остальном мире уголь, добытый на 500 метрах, считается очень дорогим. Разрезов совсем не осталось», — пояснил эксперт. По его словам, Пекин скупает уголь по всему миру, и даже США, после того как они продали излишки своей добычи Китаю, остались с минимальными запасами (84,3 млн тонн) этого топлива перед высоким сезоном.

Но в любом случае, США зиму переживут, а вот что будет с Украиной, которая старается не отставать от мировых трендов и также испытывает дефицит угля, сказать сложно.

Согласно последним данным, в стране простаивают 90% мощностей теплоэлектростанций, находящихся в государственной собственности. По информации агентства УНИАН, примерно две трети не функционируют из-за нехватки угля. Ранее сообщалось, что на складах ТЭС и ТЭЦ находится 447,9 тысячи тонн угля, что на 310,4 тысячи тонн ниже гарантированных запасов, — 62 энергоблока на ТЭС не работают. Глава Минэнерго республики Юрий Власенко поспешил сообщить, что Украина в отопительный сезон будет импортировать в основном американский и польский уголь. Однако сложно представить, что в условиях логистического кризиса уголь из США сможет приплыть на Украину в этот отопительный сезон.

Украина не отстает от США

По словам Анпилогова, украинские станции не успели сделать запасы угля по причине активного экспорта данного энергоносителя в Европу: «Украина сама добывает газ, но качественные антрациты производят в основном Луганская и Донецкая области. В марте 2017 года Порошенко фактически ввел блокаду Донбасса, поэтому все прямые поставки угля были прекращены. После этого олигарх Ринат Ахметов продавил формулу „Роттердам плюс“, по которой вне зависимости от происхождения уголь покупался через порт Роттердама. Фактически данная схема узаконила закупки Украиной донецких антрацитов через Россию и Белоруссию, а также других поставщиков.

В этом году Ахметов очень увлекся высокими ценами на уголь на мировом рынке и чуть ли не до середины октября перепродавал донецкий антрацит в Европу. Потом оказалось, что украинские станции не успели запастись углем для прохождения отопительного сезона.

В это момент Россия ввела мораторий на поставки угля на Украину. Но при этом никто не запрещает Киеву напрямую обратиться к Донецку и Луганску для покупки угля, такие предложения уже прозвучали», — рассказал эксперт.

По его словам, уже сейчас развивается жуткая лихорадка на украинском рынке электроэнергии, даже Бурштынский энергоостров, который до недавнего времени экспортировал электроэнергию в страны ЕС, запросил аварийной помощи из Словакии: «Сейчас на Украине спешно включают весь днепровский каскад гидроэлектростанций, решение это ущербно, так как реки милеют в зимний период. Кроме того, Киев срочно вводит атомные блоки, причем даже с незаконченными ремонтами и незаконченной перегрузкой топлива. Украине предстоит тяжелый период», — отметил Анпилогов.

Кемерово без угля?!

Таким образом можно констатировать, что кризис, который был вызван нехваткой угля в Китае, охватил всю мировую энергетику. Не обошло это явление стороной и Россию. Хотя наша страна конечно же не испытывает проблем с запасами топлива для работы ТЭЦ и ТЭС, тем не менее частные потребители ряда областей уже столкнулись с трудностями при закупке угля. В частности, Минстрой Алтайского края признал наличие проблемы с реализацией угля жителям региона, которые самостоятельно занимаются отоплением своего жилья. В ведомстве подтвердили, что перебои с поставками вызваны резким ростом цен на само топливо, логистическими издержками и дефицитом сырья на рынке.

Как ни парадоксально, но сложности с приобретением угля возникли и у жителей такого угольного региона, как Кемерово. А в Хабаровском крае решили с мировыми кризисами бороться комплексно, предложив разыграть три тонны угля между жителями региона, прошедшими вакцинацию от COVID-19.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter