Боролся газ с газом, часть 2

Аналитика
Боролся газ с газом, часть 2
Боролся газ с газом, часть 2
17 июля 2020, 11:13
Рынок газа становится глобальным, поэтому два любых экспортных проекта так или иначе конкурируют друг с другом

Продолжение. Начало от 16.07.2020.

Болезненный 2020-й

По оценке МЭА, в текущем году рынок газа испытает сильнейший шок в истории в результате пандемии коронавируса COVID-19 и ослабленного ранее спроса — по итогам года потребление упадет на 4% или на 150 млрд куб. м газа. Из этого объема примерно по 40 млрд куб. м потребления потеряют Европа и США.

Спрос на голубое топливо в Европе уже упал на 7% по итогам пяти месяцев по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Однако Европа все еще предпочитает СПГ трубному газу.

С января по май 2020 года, несмотря на стремительно падающий спрос на газ в целом, импорт СПГ увеличился на 20%, составив 60 млрд куб. м. При этом США стали крупнейшим поставщиком СПГ в Европу, обойдя Катар и Россию. В то же время импорт трубопроводного газа от традиционных поставщиков снижается: поставки из России и Северной Африки снизились на 25% по каждому направлению, поток из Норвегии упал на 4% за первые пять месяцев. В целом поставки газа в Европу (трубопроводного и сжиженного) снизились на 9% по сравнению с тем же периодом 2019 года.

Аналитики IHS Markit полагают, что, несмотря на падение спроса на газ в Европе на 5% в 2020 году, импорт СПГ вырастет на 7%, до 90 млн тонн. Основной рост произойдет в первые четыре месяца (на 23% год к году), в оставшееся время года уровни импорта останутся такими же. При этом американский СПГ вряд ли будет поставляться в Европу этим летом из-за низких цен на рынке, а поставки из Катара и других стран Атлантического бассейна вырастут.

Хотя российский трубопроводный газ в Европе остается вариантом с самыми низкими переменными затратами (около $1,5/MMBtu), на него придется значительная часть падения потребления в 2020 году, говорится в обзоре. И эксперты IHS не ожидают роста импорта российского трубного газа Европой, пока существенно не вырастет спрос, что может случиться в четвертом квартале 2020 года.

Ниже некуда?

В 2020 году цены на газ в мире, пишет МЭА, упали до величин, которых в основных регионах-потребителях не было более 10 лет: цены на американской площадке Henry Hub в первом квартале 2020 года упали более чем на 33%, в среднем до $1,9 за MMBtu, в мае цена упала до $1,75 за MMBtu. В Европе цена на площадке TTF упала больше чем в два раза, в среднем до $2,6 за MMBtu в течение января — мая 2020 года, при этом с начала карантина в марте цены упали до $1,5 за MMBtu, а к середине мая — до $1 за MMBtu. Спотовые цены на СПГ в Азии за пять месяцев также в среднем упали в два раза, до $3 за MMBtu.

«Сужение ценовых спредов между мировыми газовыми бенчмарками практически закрывает возможность для любого межрегионального арбитража и потенциально может привести к отрицательным нэтбэкам для определенных поставщиков.

Ожидается, что в течение лета цены на газ будут оставаться низкими на фоне мрачных перспектив спроса, высокого уровня запасов и продолжающегося роста поставок СПГ с новых проектов», — говорится в обзоре.

Так, в мае цены в Европе падали ниже уровня цен в основном газодобывающем российском регионе — Ямало-Ненецком АО. Впрочем, эксперты не склонны драматизировать ситуацию.

«Спотовые цены на газ на основных европейских газовых хабах (в частности, на голландской площадке TTF) опускались ниже уровня регулируемых оптовых цен на газ в ЯНАО ($34–36/тыс. куб. м) лишь в считаные дни мая 2020 года. Даже самая низкая среднемесячная (майская) спотовая цена в Европе ($52/тыс. куб. м) была почти на 50% выше цены в ЯНАО», — отмечает директор по исследованиям VYGON Consulting Мария Белова.

«Среднеевропейская спотовая цена июня уже выше майской почти на 10%, что дает основания для осторожного прогноза о переломе негативного ценового тренда.

Устойчивым этот тренд станет в начале отопительного сезона в Европе. А при неблагоприятном сценарии выхода из вызванного коронавирусом кризиса восстановление цен может затянуться до конца 2020 года», — считает эксперт.

Свет в конце тоннеля

«По нашим оценкам, 2020 год должен стать пиковым с точки зрения темпов ввода заводов СПГ по всему миру. Следовательно, в ближайшие два года цены на газ на спотовом рынке должны стабилизироваться. Одновременно стоит ожидать повышения конкурентоспособности трубопроводного газа, торгуемого по контрактам с нефтяной индексацией. Примерно с сентября 2020 года цены, формируемые по данному принципу и предусматривающие некоторые дисконты, могут опуститься ниже уровня спотовых котировок», — сказала Мария Белова.

Впрочем, большинство долгосрочных контрактов на СПГ в мире также имеют ценовую привязку к стоимости нефти и начнут падать в третьем и четвертом кварталах.

Старший директор группы по природным ресурсам рейтингового агентства Fitch Ratings Дмитрий Маринченко также считает, что цены начнут восстанавливаться к зиме под действием сезонных факторов, но настоящее восстановление рынка — это, скорее всего, вопрос минимум ближайших двух-трех лет. «Спрос на СПГ должен вырасти, чтобы полностью абсорбировать новые мощности, введенные в эксплуатацию за последние несколько лет, в том числе в Австралии и США», — отметил он.

По его мнению, «Газпром» может выиграть конкурентную борьбу с СПГ, если будет продолжать идти на уступки по цене и условиям платежа.

«В результате конкурентной борьбы, а также решений различных арбитражей доля контрактов „Газпрома“ с нефтяной привязкой значительно сократилась. Если учитывать все издержки, в том числе капитальные расходы, „Газпром“ более конкурентоспособен, чем большинство производителей СПГ: на среднесрочном горизонте он сможет защитить свою долю рынка, в том числе увеличивая объемы газа, продающиеся по спотовым ценам», — подчеркнул Маринченко.

Начальник департамента анализа «Газпром экспорта» Андрей Зотов заявил в конце апреля в ходе общения с аналитиками, что «на сегодняшний день форвардные кривые на ликвидных торговых площадках континентальной Европы показывают, что к лету произойдет некое снижение цены до уровня порядка $70 за тысячу кубов, но при этом к зимнему периоду ожидается рост цен по форвардным кривым на $50 и даже $60».

Нужно ли торопиться?

При такой неблагоприятной ценовой конъюнктуре «Газпром» рассчитывает запустить в следующем году многострадальный газопровод «Северный поток — 2». А через три года должны быть запущены еще два российских экспортных СПГ-проекта: «Арктик СПГ — 2» НОВАТЭКа и СПГ-проект «Газпрома» с «Русгаздобычей» в Усть-Луге. По мнению экспертов, запускать их нужно в любом случае.

«Запуск „Северного потока — 2“ — это вопрос скорее политический, чем экономический.

У России достаточно экспортных мощностей, чтобы удовлетворять спрос в Европе на российский газ, в том числе поставляя газ транзитом через Украину. Запуск „Северного потока — 2“ не приведет к немедленному росту экспорта российского газа — „узким горлышком“ сегодня является спрос», — отмечает господин Маринченко.

«При волатильных ценах главное условие успешности проекта — это низкая точка безубыточности. Проекты имеет смысл строить, если они займут конкурентоспособное место на глобальной кривой издержек. У России здесь преимущество из-за низких издержек по добыче и значительной ресурсной базы», — подчеркнул он.

По словам заместителя директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексея Гривача, газопровод строится на перспективу в 50 лет и колебания конъюнктуры не имеют определяющего значения.

«Участники проекта стремятся ввести его как можно быстрее, так как это позволит раньше начать возврат вложенных средств. Учитывая, что проект почти достроен и полностью профинансирован, это более чем оправданно»,

— считает он.

«Вопрос завершения строительства „Северного потока — 2“ стоит рассматривать не только в чисто экономической плоскости (где окупаемость инвестиций является принципиальной, что невозможно без начала эксплуатации трубы), но и через призму геополитики. Наличие завершенного своими силами трубопроводного проекта будет серьезным аргументом, в том числе в руках наших европейских партнеров, которые считают американские санкции вмешательством в их суверенные вопросы», — добавляет госпожа Белова.

По словам аналитика по газу «Сколково» Сергея Капитонова, с экономической точки зрения в этом году новые объемы газа Европе не потребуется, напротив, речь идет о сокращении спроса, среднесрочно же возможен рост на фоне снижения собственной добычи Европы. «Говоря о „Северном потоке — 2“, надо понимать, что в проект инвестированы огромные средства, практически выведено на проектную мощность Бованенковское месторождение, созданы системы коридоров Бованенково — Ухта и Ухта — Торжок. С этой точки зрения наиболее быстрый ввод проекта в эксплуатацию является для „Газпрома“ приоритетом № 1», — резюмирует он.

Что касается возможной будущей конкуренции двух новых российских СПГ-проектов — «Арктик СПГ — 2» и проекта в Усть-Луге, которые предполагается запустить в 2023 году, — мнения расходятся.

«Согласно имеющимся сегодня планам, эти проекты должны быть запущены в период, когда на глобальном рынке СПГ сложится благоприятная ситуация для его производителей (все имеющиеся сегодня на рынке избытки сжиженного газа будут сработаны). А с учетом того, что по „Арктик СПГ — 2“ уже принято положительное окончательное инвестиционное решение, да, торопиться запускать надо», — считает Мария Белова.

«Сейчас рынок явно не готов к принятию новых объемов СПГ. Инвесторы, видимо, надеются, что через четыре-пять лет, когда они введут мощности, ситуация поменяется. Однако нельзя исключать, что в ближайшие год-два при сохранении плохой конъюнктуры им придется оптимизировать инвестиции из-за трудностей с финансированием», — категоричен Алексей Гривач.

В конце прошлого года «Газпром» запустил газопровод по поставкам газа в Китай «Сила Сибири», рассматривается вопрос строительства газопровода «Сила Сибири — 2». НОВАТЭК же планирует до 2030 года воздвигнуть в Арктике мощности по производству 57–70 млн тонн СПГ, организовав поставки в Европу и Азию через хабы в Мурманске и на Камчатке.

По словам господина Гривача, в Азии российский трубопроводный газ и СПГ пока не конкурируют.

«Объемы поставок невелики. Со временем конкуренция возможна, но Китай еще очень далек от насыщения рынка газом»,

— сказал он.

Дмитрий Маринченко считает, что рынок газа становится глобальным, поэтому два любых экспортных проекта так или иначе конкурируют друг с другом. «Китай будет закупать российский газ на условиях „бери или плати“, но можно составить такую логическую цепочку: Китай из-за начала поставок будет закупать меньше, чем мог бы, СПГ, излишки СПГ при этом направятся в Европу, потенциально замещая там российский же трубопроводный газ», — считает эксперт.

Светлана Кристалинская

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter