ОПЕК способен превратиться в глобальный центробанк нефти

Аналитика
ОПЕК способен превратиться в глобальный центробанк нефти
ОПЕК способен превратиться в глобальный центробанк нефти
17 июня 2020, 14:49Перевод: Сергей Танакян
Сегодня альянсу ОПЕК+ недостаточно только сокращения добычи — для достижения поставленных целей необходимо еще и осваивать форвардные продажи нефти

Недавняя встреча министров энергетики стран ОПЕК, в ходе которой условия сделки ОПЕК+ было решено корректировать ежемесячно, может стать поворотным моментом для принципов регулирования мирового рынка нефти. Новым подходам ОПЕК к управлению нефтяными ценами посвящена статья американского экономиста Филипа Верледжера, опубликованная агентством Energy Intellligence. Верледжер, занимающийся мировыми энергетическими рынками более четырех десятилетий, широко известен как разработчик механизма отслеживания нефтяных котировок, основанного на твитах президента США Дональда Трампа. По мнению Верледжера, сегодня альянсу ОПЕК+ недостаточно только сокращения объемов добычи — для достижения поставленных целей необходимо еще и осваивать такой инструмент, как форвардные продажи нефти.

Один из участников недавней встречи ОПЕК сообщил агентству Bloomberg, что альянс ОПЕК+ намерен сместить свой фокус с запасов нефти на управление кривой форвардных цен на нефть.

Очевидно, что ОПЕК попытается повышать текущие цены, играя на понижение форвардных цен — точно так же, как центробанки склонны концентрировать свои усилия на краткосрочных, а не на долгосрочных процентных ставках.

Если ОПЕК+ добьется успеха в этой стратегии, американским сланцевым производителям будет сложнее хеджировать свои будущие продажи по привлекательным для них ценам, и это ограничение затруднит наращивание их добычи. Но страны-участницы ОПЕК не смогут добиться этого результата при сохранении ныне существующих подходов — они должны изменить способ сбыта части своей нефти.

На протяжении многих лет министр нефти Саудовской Аравии принц Абдулазиз бин Салман восхищался действиями бывшего председателя Федеральной резервной системы США Алана Гринспена и операциями американского центробанка. В прошлом сентябре принц Абдулазиз фактически позаимствовал одну из стандартных идей ФРС, когда после иранской атаки на саудовские нефтяные объекты добился того, чтобы компания Saudi Aramco удовлетворила все требования своих клиентов, вплоть до закупок иранской нефти для выполнения обязательств.

После встречи ОПЕК+, состоявшейся 6 июня, один из ее участников — возможно, это был сам принц Абдулазиз — рассказал Bloomberg, что ОПЕК находилась в поиске более продуманного подхода к управлению рынком. Этот подход предусматривает «опрокидывание» кривой форвардных цен из положения контанго, при котором будущие цены выше, чем цены в моменте, в положение депорт (backwardation). Внедряя эту стратегию, ОПЕК+ будет воспроизводить действия центробанков, руководство которых время от времени проводит снижение или повышение краткосрочных процентных ставок, одновременно, соответственно, повышая или снижая долгосрочные ставки.

Эту политическую цель можно понять, принимая во внимание продолжающуюся борьбу между странами-экспортерами ОПЕК и американскими сланцевыми производителями.

В ходе недавней ценовой войны убытки понесли и те, и другие. Однако, как, вероятно, знают участники альянса ОПЕК+, в ходе этой войны американские компании были в состоянии продавать свою нефть по форвардным ценам $45 за баррель и выше — даже в тот день, когда текущие котировки техасской нефти WTI на короткое время переместились в отрицательную зону.

Эти события привели к росту объемов операций хеджирования, которые сейчас, по данным Goldman Sachs, находятся на пятилетнем максимуме. По этой же причине усилия стран альянса ОПЕК+ по управлению рынком стали более затруднительны, ведь отказывающиеся сотрудничать с ними американские производители менее затронуты ценовыми качелями. Захеджированный производитель, способный получать $45 за баррель в момент, когда текущие цены падают до $20 за баррель и менее, с меньшей вероятностью прекратит добычу, чем тот, кто не захеджировался.

Несмотря на то, что цель, которую преследует ОПЕК+ — опрокинуть ценовую кривую — является неординарной попыткой сделать правила игры равными, реализовать это в данный момент невозможно, поскольку участники ОПЕК+ имеют в своем распоряжении всего один «инструмент» — сокращение добычи.

Снижение производства меняет объем доступных мощностей хранения нефти во всем мире. Рынки движутся в направлении депорта, когда происходит существенное падение запасов, что ОПЕК не раз демонстрировала начиная с 1999 года.

На протяжении последних нескольких десятилетий этот инструмент был эффективен и для увеличения доходов экспортеров ОПЕК. Однако в ситуации, когда запасы снижаются, растут и текущие, и фьючерсные цены. Например, в 1999 году бывший министр нефти Саудовской Аравии Али Наими организовал сокращение предложения нефти, которое привело к увеличению текущих цен с $10 до $25 за баррель и форвардных цен с $14 до $20 за баррель.

Сегодня явной целью ОПЕК+ является повышение текущих цен на нефть с уровня ближе к $40 за баррель до, возможно, $50 за баррель при снижении форвардных цен с $44 до, к примеру, $35. Достижение этой цели приведет к росту текущих доходов экспортеров ОПЕК и существенно осложнит американским независимым производителям наращивание их добычи с помощью операций хеджирования.

К сожалению, как уже было сказано, эта цель недостижима при нынешнем наличии у экспортеров ОПЕК всего одного инструмента. Сокращение добычи повысит текущие цены, что приведет к опустошению хранилищ и переходу от контанго к депорту. Но при этом вырастут и форвардные цены.

Новый инструментарий

Для достижения поставленной цели экспортерам ОПЕК необходимо добавить еще один инструмент — форвардные продажи. Например, Саудовская Аравия могла бы изменить форвардную кривую, предлагая покупателям нефть с доставкой через год по стоимости, к примеру, $30 за баррель — на нынешнем уровне цены в моменте или немного ниже. Даже при скромных объемах подобные продажи способны привести к достижению цели — опрокидыванию ценовой кривой, поскольку у покупателей появится сильный финансовый стимул захеджировать свои приобретения с помощью продажи фьючерсов. Несмотря на то, что сейчас Саудовская Аравия заморозила будущие продажи почти всей своей нефти посредством срочных контрактов, цена в рамках этих продаж не предопределена до того момента, пока нефть фактически не направится к покупателю. В случае же указанных новых форвардных продаж цена будет определяться сегодня, задолго до того, как произойдет отгрузка нефти, и окажется существенно ниже форвардных цен.

Хеджируя свои будущие приобретения саудовской нефти посредством продажи фьючерсов, покупатели Саудовской Аравии в результате понизят кривую форвардных цен.

Корректируя объемы будущих продаж, Саудовская Аравия или какая-то другая нефтедобывающая страна смогут воспроизвести действия центробанков по изменению кривой доходности по процентным ставкам.

Сегодня участники альянса ОПЕК+ способны достичь своей цели, не предлагая больших объемов нефти для будущей поставки по низким ценам. По состоянию на 5 июня имелось 2,1 млн нефтяных контрактов по фьючерсам WTI и Brent сроком более чем шесть месяцев, обязательства по которым еще не исполнены.

Форвардные продажи 100-200 млн баррелей в течение 12 месяцев (что эквивалентно 275 тысячам б/с) начиная с января 2021 года по цене $35 за баррель способны привести к резкому снижению форвардных цен — по меньшей мере на исходном этапе. Эти действия, наряду с текущими сокращениями добычи, могут дать краткосрочные результаты, к которым стремится ОПЕК+.

Однако в реализации этой стратегии присутствует один риск: она может подтолкнуть спекулянтов к приобретению долгосрочных фьючерсов в надежде оседлать кривую цен и получить прибыль.

Чтобы защититься от этого и удержать желаемый депорт, производители ОПЕК+ должны быть готовы продавать больше нефти по форвардным контрактам.

С аналогичной проблемой сталкиваются центробанки. Зачастую их усилия по изменению кривой процентных ставок привлекают спекулянтов и прочих заемщиков, чьи действия нейтрализуют воздействие центробанков на ставки. Однако с помощью различных эксперименты центробанки научились тому, как противостоять подобным действиям, и экспортерам ОПЕК также необходимы аналогичные эксперименты по той же самой причине.

Ключевая идея заключается в том, что экспортерам ОПЕК необходимо стремиться к изменениям способов продажи части своей нефти, если они хотят влиять на кривую форвардных цен так же, как это делают центробанки. Иными словами, они должны искать покупателей, которые готовы заплатить сейчас за поставки нефти в будущем. Такие покупатели найдутся, если будет предложена подходящая цена, а их последующее хеджирование приведет к снижению форвардной кривой.

Перевод с английского Сергея Танакяна

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter