Боролся газ с газом…
Аналитика

Боролся газ с газом…

16 июля , 17:15Светлана Кристалинская
Российский СПГ и российский трубопроводный газ конкурируют друг с другом на одних и тех же рынках

Ушедший год ознаменовался ростом потребления сжиженного природного газа (СПГ) на фоне падения спроса на трубопроводный газ. В этих условиях особенно остро видна конкуренция российского трубопроводного газа и СПГ на традиционном для «Газпрома» европейском рынке. По мнению экспертов, конкуренция между двумя источниками газа возникает вне зависимости от направления поставок. Выиграть «Газпром» может, продолжая идти на уступки по цене, — власти пока не готовы обеспечить справедливую конкуренцию, уравняв налоговые условия.

Потребление газа в 2019 году, согласно опубликованному недавно статистическому отчету ВР, несмотря на низкие цены из-за перепроизводства на рынке, выросло лишь на 2%, или на 78 млрд куб. м. Лидерами прироста спроса стали США, прибавившие 27 млрд куб. м, и Китай (плюс 24 млрд куб. м), в то время как Россия и Япония продемонстрировали снижение спроса на голубое топливо (минус 10 и 8 млрд куб. м соответственно).

Однако производство газа увеличилось сильнее потребления — на 132 млрд куб. м, или на 3,4%. При этом на США, которые и так являются мировым лидером, пришлось две трети прироста (85 млрд куб. м). Также нарастили производство Австралия (23 млрд куб. м) и Китай (16 млрд куб. м). В результате несоответствие спроса и производства привело к накоплению запасов газа.

Еще одним фактором, характеризующим газовый рынок в прошлом году, стало увеличение межрегиональной торговли благодаря рекордному росту поставок сжиженного природного газа — на 54 млрд куб. м, или на 12,7%, по сравнению с предыдущим годом. При этом поставки трубопроводного газа откатились на 1,7%.

Лидерами роста в сегменте СПГ-поставок стали США (19 млрд куб. м прироста) и Россия (14 млрд куб. м), а основная часть произведенного топлива направилась в Европу.

Прибежище для СПГ

Европа, традиционно самый крупный рынок сбыта российского газа, в прошлом году на фоне падения собственного производства голубого топлива продемонстрировала, как свидетельствуют данные ВР, более существенное увеличение его импорта — 11,3%, или почти 36 млрд куб. м.

Стоит отметить, что поставки трубопроводного газа упали на 5,2%, а импорт СПГ взлетел почти в 1,7 раза, или на 48,5 млрд куб. м. В результате Европа в целом стала крупнейшим в мире СПГ-рынком, обогнав Японию — неизменного лидера импорта СПГ. Аналитики объясняют эту ситуацию тем, что Европа является «последним прибежищем для СПГ» на фоне повсеместно упавших цен из-за избытка газа на рынке.

Импорт газа в Европу, млрд куб. м

2018

2019

%

Импорт газа в Европу, в т.ч.:

317,50

353,30

11,3%

трубопроводный газ

246,20

233,50

–5,2%

СПГ

71,30

119,80

68,0%

Крупнейшие приросты поставок СПГ в Европу показали вышедшие в прошлом году на рынок с несколькими крупными проектами Россия и США, которые увеличили объем поставок в 3 раза и 5 раз соответственно. Основной поставщик СПГ в Европу — Катар — сохранил свое первенство, нарастив поставки на 38%.

Поставки СПГ в европейском направлении 2019 году, млрд куб. м

Направление

США

Норвегия

Россия

Катар

Алжир

Нигерия

Всего

Бельгия

0,3

2,1

4,6

7,2

Франция

3,1

1,5

6,9

1,9

3,6

4,4

22,9

Италия

1,6

0,2

6,4

2,9

0,1

13,5

Испания

4,5

0,7

3,2

4,4

1,1

4,3

21,9

Великобритания

2,9

0,3

3,1

8,8

1,0

0,3

18,0

Турция

1,2

0,1

2,5

5,8

2,5

12,9

Др. страны

4,7

3,1

5,1

3,5

0,8

4,2

23,4

Всего

18,3

5,9

20,5

32,2

15,2

15,8

119,8

Доля в импорте

15%

5%

17%

27%

13%

13%

Поставки в 2018 году

3,7

3,6

6,7

23,4

13

13,2

71,3

Изм. 2019/2018

4,96

1,63

3,05

38%

17%

20%

67%

По итогам года Россия стала вторым по величине импортером СПГ на европейский рынок с долей в 17% (20,5 млрд куб. м, или около 15 млн тонн «замороженного газа») — этот результат обеспечил проект «Ямал СПГ». Исходя из данных статистики, почти весь он осел в Европе, а не в Азии: реэкспорт СПГ из Европы в 2019 году составил лишь 1,6 млн тонн, сообщал Международный газовый союз.

И если для НОВАТЭКа, основного акционера «Ямала СПГ», это позитивный результат, то для традиционного поставщика российского газа в Европу — «Газпрома» — последствия оказались менее радужными: его экспорт в Европу в прошлом году показал падение на 2,1%, до 188 млрд куб. м, подсчитала ВР. Впрочем, в своей отчетности «Газпром» дает другие цифры — 199 млрд куб. м экспорта, включая сделки по РЕПО с Газпромбанком с использованием запасов газа, закачанных в европейские подземные хранилища газа, показывая таким образом сохранение объемов экспорта.

В 2019 году Россия заняла второе место по импорту СПГ в Европу и безусловное первое место по импорту трубопроводного газа (80% против 78% годом ранее), но доля в импорте Европой газа «Газпрома» в целом упала с 61% до 53%.

Обещанная неконкуренция

«Газпром» длительное время защищал в России свою монополию на экспорт газа — все проекты, грозившие ему конкуренцией на зарубежных рынках, брались под жесткий контроль. Несколько компаний, имеющих в своем владении запасы газа, пытались монетизировать его путем экспорта на зарубежные рынки, где цены в начале 2000-х годов были примерно в 3–4 раза выше внутрироссийских. Особенно это касалось запасов газа на востоке страны, где практически нет внутреннего потребления. Так, американская ExxonMobil, оператор проекта «Сахалин-1», договорилась о поставках газа в Китай, результатом стало принятие закона «Об экспорте газа», разрешавшего экспорт только «Газпрому». С тех пор делалось несколько попыток пробить эту броню, но получилось, как всегда, у иностранных инвесторов.

В конце 2011 года в то время премьер-министр РФ Владимир Путин допустил, что Россия может либерализовать экспорт газа. «Мы на каком-то этапе не исключаем, что в будущем либерализуем и экспорт, но пока не делаем, чтобы не обрушить рынок. Так мы можем продавать больше газа, но по меньшей цене. К этому нас подталкивают и наши европейские коллеги, устраивая бесконечные обыски в компаниях «Газпрома», — сказал он.

В то время Европа взяла жесткий курс на диверсификацию источников поставок газа, посчитав, что крупные поставщики могут использовать газ как оружие.

В 2012 году Европейская комиссия после нескольких обысков в европейских компаниях «Газпрома» открыла формальное расследование вопроса о том, нарушал ли «Газпром» антимонопольные правила ЕС, препятствуя конкуренции на рынках стран Центральной и Восточной Европы. Годом ранее французская компания Total вошла в стратегический союз с НОВАТЭКом, купив 12% акций компании, и стала акционером и технологическим лидером первого СПГ-проекта НОВАТЭКа «Ямал СПГ».

В 2013 году НОВАТЭКу удалось растопить лед — в закон «Об экспорте газа» были внесены специфические изменения, разрешавшие проекту «Ямал СПГ» экспорт газа в сжиженном виде. В то же время Минэнерго РФ было поручено отслеживать, чтобы российский СПГ не конкурировал на одних и тех же рынках с российским трубопроводным газом.

Но фактически в первый же год запуска проекта это правило было нарушено: первая очередь завода «Ямал СПГ» на 5,5 млн т/год запустилась на год раньше срока, соответственно, весь этот газ оказался не законтрактован и поступил на ближайший рынок — в Европу. СПГ поставлялся не только в Испанию, куда «Газпром» еще не дотянулся трубопроводом, но и в Бельгию, Францию, Великобританию и Нидерланды.

Менеджмент НОВАТЭКа отмечал, что больше газа будет направляться в Азию по мере вступления в силу всех долгосрочных контрактов «Ямала СПГ» — это около 96% производимого СПГ. При этом порядка 80% газа предполагается для рынков Азиатского-Тихоокеанского региона (АТР), где доля газпромовского газа невелика.

Согласно статистике ФТС, в прошлом году 96% газа, экспортированного «Ямалом СПГ», поступило на терминалы Европы — около 15 млн тонн.

Это подтверждает и статистика ВР: 20,5 млрд куб. м российского СПГ пришло в Европу, что означает 15 млн тонн в сжиженном виде. И судя по тому, что реэкспорт газа с европейских терминалов в 2019 году практически не совершался ввиду низких цен в Азии, почти весь объем СПГ осел в Европе.

В конце мая заместитель министра энергетики РФ Анатолий Яновский в ходе международной онлайн-конференции «Управление рисками в энергетике 2020» заявил: «Активное развитие рынка СПГ, которым занимаются практически все производители газа, создает очевидные риски устойчивости трубопроводных поставок газа, являющихся в настоящее время основой газоснабжения».

Между тем замминистра считает, что пока нет поводов бить тревогу и спасать поставщиков трубного газа.

То есть нет необходимости обеспечивать равные условия с производителями сжиженного газа («Ямал СПГ» имеет льготу по налогу на добычу полезных ископаемых, при этом не платит пошлину на экспорт СПГ). «Во-первых, я не считаю, что конкуренция — это плохо, конкуренция — это хорошо. Во-вторых, теоретически существуют разные возможности, чтобы обеспечить справедливость такой конкуренции», — сказал он.

«В частности, вы знаете, что поставки СПГ у нас освобождены от таможенной пошлины. Вы знаете, что у нас принимаются меры, связанные с льготами при налогообложении при добыче полезных ископаемых (в рамках СПГ-проектов — прим. „НиК“). Поэтому у государства есть достаточно инструментов, чтобы обеспечить справедливую конкуренцию, если мы говорим о поставках СПГ и поставках трубопроводного газа из России», — сказал он.

«Пока такие меры Минэнерго не рассматривает. Но если мы увидим целесообразность применения тех или иных мер, то подготовим соответствующие предложения», — резюмировал Яновский.

В чем сила, брат?

Директор по исследованиям VYGON Consulting Мария Белова замечает, что основной причиной большей привлекательности СПГ относительно трубопроводных поставок является его текущая цена — производная от способа его реализации преимущественно на основе спотовых и краткосрочных сделок, доля которых в Европе выросла с 9,5 млрд до 28,5 млрд куб. м в 2018–2019 годах. К примеру, с завода «Ямал СПГ» по таким сделкам было реализовано 8,4 млрд куб. м газа, или почти 40% поставок в этом направлении, отмечает она.

Заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач считает, что нельзя в принципе ставить вопрос о том, что российский трубопроводный газ не выдерживает конкуренции с российским СПГ в Европе. «После того как СПГ произведен, он не может долго храниться на заводе или в танкере, а должен попасть на рынок. Большая часть СПГ с Ямала идет в Европу по двум причинам. Во-первых, это логистически проще и дешевле. Во-вторых, в Азии есть проблемы со спросом. Цены на спотовые партии там упали почти до европейского уровня. Кроме того, у „Ямала СПГ“ только один долгосрочный контракт с азиатским покупателем и по совместительству акционером — китайской CNPC», — сказал он.

«В итоге получается, что СПГ просто некуда деваться, кроме как на европейские терминалы (альтернатива — это остановка производства и пересмотр контрактов на отгрузку, что сложно и крайне неприятно для проекта).

При этом контракты на поставки трубопроводного газа хотя и привязаны к рынку, но имеют некоторую гибкость. Потребитель может снизить отбор без всяких последствий для себя и даже перенести поставки на более поздний срок», — отметил господин Гривач.

Старший директор группы по природным ресурсам рейтингового агентства Fitch Ratings Дмитрий Маринченко считает, что неважно, на какой рынок поставляется российский СПГ, — так или иначе он создает конкуренцию российскому трубопроводному газу. «Рынок СПГ является глобальным, не так важно, куда именно поставляет сжиженный газ НОВАТЭК — в Европу или Азию. Так или иначе этот газ все равно будет конкурировать с газпромовским трубопроводным газом. Например, если российский СПГ идет в Азию, а не в Европу, это означает, что американский газ, который мог бы пойти в Азию, наоборот, будет отправлен, например, в Европу», — сказал он.

Светлана Кристалинская

Продолжение следует.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter