Российский нефтегаз подготовили к потерям

Аналитика
Российский нефтегаз подготовили к потерям
Российский нефтегаз подготовили к потерям
15 июля 2020, 16:05Екатерина Вадимова
Стремительные изменения ограничений по добыче в рамках сделки ОПЕК+ негативно скажутся на перспективах России на мировом нефтяном рынке

Вентиль закрывается — вентиль открывается, кто не успел — рынок не виноват. ОПЕК+ принимает решение быстро сокращать добычу, затем вновь ее наращивать.

Вот, например, страны Ближнего Востока не испытывают от этого большого неудобства. Но условия Аравийского полуострова никак нельзя сравнивать с Восточной Сибирью, а российским нефтяникам сложно подстраиваться под изменчивую политику нефтяного картеля. Однако еще труднее им будет инвестировать в новые проекты, а без этого «задела» Россию точно «подвинут» с нефтяного Олимпа уже в ближайшем будущем.

Аналитики «ВТБ Капитала» в своем свежем обзоре предупреждают, что EBITDA крупнейших нефтяных компаний России в текущем году может упасть в общей сложности на 58%, до $30 млрд.

Некоторые компании и вовсе могут показать чистый убыток и отрицательный свободный денежный поток.

По оценкам ВТБ, сектор потеряет $25 млрд в виде налоговых льгот, вследствие чего их сумма в 2020 году составит лишь $10 млрд. При этом годом ранее она составляла в общей сложности $35 млрд. Стоит отметить, что в 2019 году налоговые льготы сформировали 91% скорректированной чистой прибыли и 97% свободного денежного потока всего сектора. Аналитики прогнозируют, что 2020 год может стать худшим годом для российского нефтяного сектора за последние 15 лет, а кривая фьючерсов указывает на то, что цены могут восстановиться до уровня $50 за баррель не ранее 2024 года.

То есть деньги из отрасли могут исчезнуть надолго!

Сначала российским компаниям будет сложно быстро возобновить штатную добычу на заглушенных скважинах, то есть рынок будет наполняться нефтью других производителей. Затем по причине нехватки средств прекратятся инвестиции в новые проекты. А между тем, освоение Восточной Сибири и Арктики — это не блажь, а суровая необходимость восполнения ресурсной базы.

К этому еще и можно приплюсовать санкции в отношении российского нефтегазового сектора со стороны США и их союзников, отменять которые никто не собирается — скорее, они будут только ужесточаться, — а также глубокие проблемы в российском нефтесервисе. В итоге, когда через 5-7 лет цены на нефть резко поднимутся, все по той же причине нехватки инвестиций, снимать «сливки» с нефтяного рынка будут совсем другие страны. Россия же окажется чужой на этом «празднике жизни», так как добыча в стране может резко обвалиться. Вот и получается, что соглашение ОПЕК+ как победа нефтяных производителей над хаосом дикого рынка — это, конечно, хорошо, но не понятно, кому конкретно будет от этого хорошо.

Этой весной, когда надо было спасать нефтегазовый сектор США, Трамп хвастался, что сумел для своей пользы помирить Россию и Саудовскую Аравию, и, видимо, в знак благодарности, на российскую нефтегазовую отрасль обрушились новые секторальные санкции. Поэтому России очень рады, когда она за счет собственного бизнеса и целых отраслей спасает мировой нефтегазовый рынок, мол — аврал, коронавирус.

Однако это благородство никто учитывать не собирается, считая, что российские компании не достаточно хороши для того, что бы работать без санкций.

Впрочем, отраслевые эксперты не склонны столь сильно драматизировать ситуацию: кто-то считает, что компании сейчас смогут удержать добычу на необходимом уровне, другие наоборот отмечают, что никакого сокращения добычи в среднесрочный период не предвидится.

Два-три года России удастся удерживать свою долю рынка

Экономист «БКС Премьер» Антон Покатович в комментарии для «НиК» отметил, что ухудшение финансового состояния некоторых российских нефтяных компаний может отразиться соответствующим сокращением инвестиционных программ, а также меньшей склонностью к реализации долгосрочных проектов.

С учетом того, что в рамках ОПЕК+ Россия реализует масштабные сокращения нефтедобычи, «данные сокращения могут приводить к прямым потерям ресурсной базы нефтяников. В этой связи, при изменении условий сделки и снижении объемов квот сокращений для РФ, ряду российских нефтедобытчиков будет весьма сложно вернуть некоторые свои скважины к „штатной“ работе. На этом фоне процесс восстановления российской добычи может иметь сдержанной и растянутый во времени характер», пояснил Покатович.

Эксперт не исключает, что в долгосрочной перспективе пересмотр планов компаний по инвестициям (например, в разведку) в сторону сокращения и недофинансирование приведут к сокращению объемов добычи.

Правда, драматизировать не стоит: «Заметим, что на горизонте ближайших 5 лет мы не ожидаем драматического сокращения объемов российской добычи….Полагаем, что в перспективе ближайших 2-3 лет РФ удастся удерживать свою долю рынка», — отметил экономист «БКС Премьер».

В краткосрочной перспективе добыча восстановится

Аналитик ГК «ФИНАМ» Алексей Калачев заметил: «С учетом договоренностей с ОПЕК по снижению нефтедобычи нефтяные компании пересмотрели планы по инвестициям на этот год в сторону их сокращения. Пропорционально снижению добычи капзатраты на разведку и новое бурение будут сокращены или перенаправлены на развитие переработки. Ухудшение финансовых показателей может в перспективе заставить пойти на еще большее снижение капзатрат. В отдаленной перспективе 5-7 лет это может привести к замедлению воспроизводства ресурсной базы и сокращению нефтедобычи. В краткосрочной перспективе вряд ли это помешает восстановлению добычи по мере смягчения ограничений в рамках действия соглашения ОПЕК+».

По его мнению, если будет реализовано предложение по созданию фонда незаконченных скважин, это позволит не только сохранить нефтесервисные компании, но и быстро восстановить и даже нарастить добычу в случае восстановления спроса.

«Однако, я полагаю, бюджет не возьмет на себя эту нагрузку — в той или иной мере она все равно ляжет на нефтяные компании.

Под налоговые льготы или под льготные кредиты, но капзатраты на новое бурение будут нести нефтяники. С учетом снижения экспортной выручки это обусловит отрицательный денежный поток на период низких цен и действия соглашения ОПЕК+», — указал аналитик.

Касаясь перспектив потери части рынка, Калачев пояснил, что доля на рынке зависит от нескольких условий: «Тут и ценовая политика, и качественный состав нефти, и долгосрочные отношения с партнерами и даже внешнеполитические факторы. При прочих равных я не вижу каких-то серьезных причин для потери традиционных для российской нефти рынков».

Нефтяные компании в новой реальности

Генеральный директор НААНС-МЕДИА, доцент кафедры международной коммерции РАНХиГС Тамара Сафонова напомнила, что объем добычи нефти в России в 2020 году может составить 490 млн тонн при условии сохранения условий соглашения ОПЕК+, предусматривающего поддержку во втором полугодии уровня 9 млн б/с:

«Таким образом, потери нефтедобычи к уровню 2019 года могут составить 12%».

По ее мнению, сокращение достигнутых до коронокризиса объемов мировой нефтедобычи является даже не сигналом, а «маяком» новых реалий мировой нефтегазовой индустрии. А именно потерь фонда скважин, уровней производительности, выхода маржинальности ряда производителей в отрицательную зону: «Возможности дальнейшего восстановления фонда скважин зависят от множества факторов, главные из которых — цена на нефть, стоимость геолого-технических мероприятий по „реанимации“, затраты на восстановление инфраструктуры. Не исключено, что будут возвращены в эксплуатацию только те скважины, работа которых будет экономически оправдана в условиях после снятия ограничений на нефтедобычу».

Эксперт отметила, что с большой долей вероятности мировое потребление энергоресурсов после выхода из кризиса не будет расти такими же темпами, как до 2020 года. «Соответственно, инвестиции в новые проекты в нефтегазодобыче и нефтегазопереработке теперь будут еще больше зависеть от налоговых преференций.

Многие введенные в эксплуатацию проекты простаивают на фоне кризиса, что также является тревожным сигналом для инвестиций»,

— считает Сафонова.

Таким образом, перед российским нефтегазовым сектором снова стоят вечные вопросы: кто виноват и что делать? Ответов на эти вопросы пока нет. Между тем, по данным Банка России, доходы страны от экспорта золота впервые превысили выручку от продажи газа. Так что мечта ряда политиков по уходу от сырьевой зависимости от экспорта углеводородов начала сбываться, однако к чему это приведет экономику России —неизвестно.

Екатерина Вадимова

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter