Что мешает росту нефтяного рынка?

Аналитика
Что мешает росту нефтяного рынка?
Что мешает росту нефтяного рынка?
15 июня, 13:25Мария Кутузова
По мнению экспертов Rystad Energy, падению спроса на нефть к середине XXI века способствуют процессы декарбонизации

Пандемия отступает на фоне вакцинации в европейских странах и Соединенных Штатах. В Аналитическом центре при правительстве РФ надеются на перелом ситуации с очередной волной коронавируса в мире и восстановление спроса в ближайшей перспективе. Что касается долгосрочного прогнозирования, по мнению экспертов Rystad Energy, спрос на нефть к середине века может упасть до 50 млн баррелей в сутки, чему поспособствуют процессы декарбонизации.

Спрос на нефть в Европе растет, а дорожный трафик в европейских странах приближается к уровню, предшествовавшему пандемии. Интенсивность движения на автомагистралях Испании и Франции максимально приблизилась к доковидным объемам, а в Польше трафик превысил уровень, зарегистрированный два года назад. По данным Reuters, в США потребление бензина быстро восстанавливается. Промышленные предприятия и офисы вновь открываются, в стране растет туристический поток.

Напомним, кризисное снижение трафика на 41% было зафиксировано в апреле 2020 года на пике первой волны эпидемии. Второй «ковидный шторм» привел к снижению дорожного движения на 11% в декабре прошлого года. В марте 2021 года этот показатель вернулся к почти «доковидным» значениям, оказавшись всего лишь на 4% меньше, чем в аналогичный месяц 2019 года. В США в апреле и мае этого года произошло дальнейшее ослабление мер по социальному дистанцированию, что также привело к росту интенсивности поездок.

Объем поставок бензина в мае на внутренний рынок США (8,9 млн баррелей в сутки) оказался всего лишь на 0,4 млн баррелей в сутки ниже среднего показателя за пять допандемических лет (9,3 млн баррелей в сутки в период с 2015–2019 годы), и это с учетом продолжающейся электромобилизации страны. Производство бензина на американских НПЗ в настоящее время всего на 3% меньше среднего показателя за 2015–2019 гг. Прогнозы Reuters на третий квартал текущего года самые радужные: полное восстановление трафика и потребления нефтепродуктов в Штатах. Огромные нефтепродуктовые излишки, накопленные во время пандемии, к исходу весны 2021 года оказались полностью поглощены рынком: современный уровень запасов в США соответствует среднему показателю за пять лет до COVID-19. Однако карантинные ограничения все еще продолжают влиять на рынок авиаперевозок и потребление авиационного керосина в Соединенных Штатах.

Что касается пандемии, на темпах восстановления мирового спроса на нефть и нефтепродукты негативно отражается ситуация в Индии. По данным Reuters, потребление нефти в этой стране по итогам мая упало на 500 тыс. баррелей в сутки по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Согласно прогнозам, в июне текущего года на индийский рынок энергоресурсов продолжит давить негативный эффект от всплеска заболеваемости в стране COVID-19. Глобальный спрос на нефтепродукты в апреле–мае 2021 года оказался в зависимости от введенных в индийских крупных городах локдаунов.

Rystad Energy прогнозирует полное восстановление спроса на нефть в ближайшие два года.

Согласно уточненным данным, максимальное падение нефтяного потребления в мире в апреле 2020 года составило 22 млн баррелей в сутки. За следующие шесть месяцев две трети из этого снижения были «отыграны» рынком. Затем, по словам эксперта Rystad Виктора Курилова, восстановление спроса на нефть замедлилось из-за новых волн пандемии в конце 2020 года — начале 2021 года. Весной текущего года росту потребления нефти помешали новые штаммы коронавируса, захватившие Европу, а также Индию, Бразилию, Канаду и другие страны. Однако развертывание вакцинации и восстановление экономики ведет к «жаркому лету» на нефтяном рынке. Согласно оценкам Rystad Energy, спрос на нефть до конца года вырастет на 5-6 млн баррелей в сутки. Помешать полному восстановлению может лишь медленная вакцинация и появление новых штаммов коронавируса. Сокращение запасов в летние месяцы приведет к ценам на нефть сорта Brent на уровне $70 за баррель и выше в зависимости от решений ОПЕК+. Однако возможно возвращение котировок в диапазон $60-70 за баррель, когда начнется коррекция, связанная со стагнацией спроса. Сохранение такого ценового коридора возможно до середины 2023 года.

В Rystad Energy считают, что странам-производителям, участвующим в соглашении, удастся сохранить доминирующее положение в отрасли как минимум до конца 2020-х годов, поскольку европейские и американские компании окажутся под воздействием климатического регулирования, нацеленного на сокращение выбросов углекислого газа. Другие производители, по мнению Rystad Energy, оказались не готовы к значительному увеличению добычи.

В течение пандемии изменилась ситуация в сланцевой индустрии США. Компании поменяли бизнес-модель: сейчас они вкладывают в бурение и заканчивание скважин лишь 60% из денежного потока; в большей степени, чем когда-либо ранее, американские производители сосредоточены на увеличении отдачи от вложенных инвестиций и ликвидации долгов. Большинство компаний подтвердило, что не собирается значительно наращивать сланцевую добычу до конца 2021 года. Многие американские производители пострадали от хеджирования цен на уровне прошлого года. Но уже в 2022 году Rystad Energy прогнозирует увеличение инвестиций в американскую сланцевую нефтедобычу и возможный прирост производственных показателей. Однако рост в этом сегменте будет медленным по сравнению с теми темпами, которые наблюдались в 2017–2018 годах: по информации норвежской аналитической компании, администрация Джо Байдена рассматривает возможность отмены льгот для производителей, а также установление высоких цен на выбросы углекислого газа (в районе $100 за тонну СО2). В результате «цена поддержки» американской сланцевой индустрии вырастет с современных $45 до $65 за баррель, что станет фактором для удержания нефтяных котировок на высоком уровне до конца 2020-х годов.

Рынок будет сбалансированным, но, начиная с августа 2021 года, возможно существенное сокращение запасов нефти, что может послужить причиной возникновения перегрева на рынке и роста нефтяных котировок, считают в Rystad.

Развитию дефицита нефти, скорее всего, помешает полномасштабное возвращение иранской нефти на мировые рынки.

Соединенные Штаты и Иран наметили контуры будущего рамочного соглашения, включающего отмену санкций. Но даже новость о близком заключении новой американо-иранской ядерной сделки привела к падению цен на нефть на 2%. Хотя Иран и обещает постепенное увеличение нефтяного экспорта, накопленное в хранилищах сырье, а также значительный потенциал простаивающих добычных мощностей будут давить на нефтяные котировки. Согласно официальным прогнозам, Иран может вернуться к уровню добычи в 4 млн баррелей в сутки и выше всего за три месяца.

Однако главным фактором, давящим на рынок и набирающим силу месяц за месяцем в этом году, стало климатическое регулирование.

Декарбонизация как политический тренд угрожает радикальными изменениями на традиционных и консервативных сырьевых рынках.

Самыми громкими инициативами последнего времени стали доклад Международного энергетического агентства IEA Net-Zero и решение парламента Испании об отказе от разработки углеводородного сырья. Испанские законодатели проголосовали за принятие нового климатического закона, ставящего целью сокращение выбросов парниковых газов на 23% к 2030 году по сравнению с уровнем 1990 года. Кроме того, к 2042 году страна должна полностью прекратить разработку нефти, газа и угля: принятый закон немедленно запрещает выдачу новых разрешений на реализацию углеводородных проектов.

МЭА, в свою очередь, заявило о необходимости прекращения разведки углеводородов. По мнению экспертов агентства, для достижения к 2050 году нулевых выбросов парниковых газов нужно отказаться от реализации новых нефтяных, газовых и угольных проектов. Кроме того, в МЭА призвали ввести запрет на продажи машин с двигателем внутреннего сгорания, а также газификацию новых зданий. Можно отметить резкое изменение тона этой международной организации, на протяжении долгой истории своего существования старавшейся избегать радикальных высказываний и действий.

Нефтяная отрасль оказалась не готова к такому вмешательству в сложившийся порядок вещей. Компании надеются добывать нефть и природный газ по-прежнему, вкладывая часть средств в «зеленые сертификаты» и реализуя экологические проекты, погашающие негативное воздействие выбросов парниковых газов. В связи с выходом доклада IEA Net-Zero ОПЕК выступила со специальным заявлением: «Утверждение о том, что после 2021 года не потребуются новые инвестиции в нефть и газ, резко контрастирует с выводами, высказанными в других отчетах МЭА. Такое заявление может стать источником потенциальной нестабильности на нефтяных рынках, если за ним последует часть инвесторов». Ограничения на финансирование нефтегаза, сокращение капиталовложений, ужесточение климатического регулирования уже привели к пересмотру планов добывающих компаний, перетряхиванию ими инвестиционных портфелей, отказу от реализации ряда проектов и масштабному списанию активов. В ближайшие годы это может привести к сокращению предложения на рынке.

Rystad Energy отмечает сокращение инвестиций в секторе upstream на 30% по итогам 2020 года, и в 2021 году на инвестиционном фронте продолжается стагнация.

Пострадали сложные, дорогостоящие проекты, в частности на шельфе. Несмотря на то, что из-за медленных процессов пересмотра инвестиционных планов в компаниях, по итогам 2020 года вложения в морские нефтегазовые проекты снизились на 15%, Rystad Energy прогнозирует дальнейшее сокращение затрат в этом сегменте и в 2021 году. В перспективе 2020-х годов эксперты отмечают неопределенность и сложности прогнозирования развития ситуации на рынке, поскольку на нее оказывают давление не только декарбонизация и ужесточение климатического регулирования, но и сокращение предложения из-за недостатка инвестирования в нефтяную отрасль на протяжении значительного периода. До уровня 2019 года вложения компаний вряд ли восстановятся в ближайшие пять лет. А во второй половине 2020-х годов возможно проявление эффекта циклического спада инвестиций, что будет сопровождаться сокращением активности в нефтяной отрасли крупнейших энергетических компаний мира. Но «новая нефть» все же потребуется на рынках и в значительных объемах… В Rystad Energy отмечают недостаток запускаемых проектов с «дешевой нефтью», а возможности отрасли в сокращении издержек ограничены. Например, проекты цифровизации, активно реализуемые в компаниях, дают лишь незначительный эффект в текущих условиях.

«Мы пересмотрели долгосрочные прогнозы спроса на нефть, в результате установления целей углеродной нейтральности со стороны государств и крупных энергетических компаний, бума продаж электромобилей в 2020 году и продолжения роста инвестиций в возобновляемые источники энергии. Rystad прогнозирует прохождение пика спроса на нефть в 2026 году на уровне 101-102 млн баррелей в сутки. Сокращение спроса на нефть начнется в 2030-е годы, а к 2050 году он сократится вдвое. Но с учетом снижения базовой добычи наш долгосрочный прогноз цены на нефть составляет $50 за баррель», — отмечает аналитик норвежской компании Виктор Курилов.

Таким образом, по мнению экспертов Rystad Energy, спрос на нефть к середине века может упасть до 50 млн баррелей в сутки. Что касается долгосрочного прогнозирования цен на нефть, тут у Rystad довольно сдержанный прогноз. Отметим, Wood Mackenzie недавно сообщила о возможном падении стоимости нефти к 2050 году до $10 долларов за баррель.

Мария Кутузова

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter