Нефть и газ в сентябре 2020

Аналитика
Нефть и газ в сентябре 2020
Нефть и газ в сентябре 2020
14 октября 2020, 18:20Наталья Мильчакова
Ежемесячный обзор нефтяного рынка и нефтегазовой отрасли

Рынок нефти. Спрос на нефть неустойчив, не пришло ли время для инвестиций в «зелёную» энергию?

После четырёх месяцев неудержимого роста на нефтяном рынке в сентябре наступила достаточно мощная коррекция. Так, в сентябре цена барреля нефти марки Brent упала на 8,4% до $41,98 за баррель. В свою очередь, цена техасской марки WTI в сентябре упала не так сильно, на 7,4%, до $39,93 за баррель. На мировых рынках вновь обострились беспокойства по поводу второй волны пандемии Covid-19, Россия исключением не стала. Ухудшение геополитической ситуации, особенно на пост-советском пространстве (военный конфликт в Нагорном Карабахе, неразрешённый политический кризис в Беларуси и возникший вновь политический кризис в Кыргызстане), также создавало сырьевым рынкам негативный фон.

Падению цен на нефть особенно способствовали сделанные в начале сентября заявления некоторых американских эпидемиологов о том, что вторая волна пандемии Covid-19 даже не началась и покажет себя во всей красе только зимой 2020–2021 гг. Но уже к концу второй декады сентября никуда не ушедшая первая волна пандемии серьезно обострилась в Европе, где возобновился стремительный рост числа заразившихся «ковидом», а также напомнила о себе и в России. Из-за беспокойств относительно ещё не наступившей второй волны пандемии коронавируса и опасений последствий снова заявившей о себе первой волны эпидемии в Министерстве энергетики США снизили прогноз мирового спроса на нефть в 2020 году на 210 тыс. баррелей в день, а в 2021 году — на 490 тыс. б/с.

Потушить пожар обвала нефтяного рынка ударной дозой бензина попыталось исследовательское агентство Argus, которое в сентябре спрогнозировало, что вторая волна пандемии Covid-19 будет оказывать негативное влияние на мировую экономику и в 2021 году, прежде всего на мировую туристическую отрасль и пассажирские авиаперевозки.

А значит, о быстром восстановлении мировой экономики после пандемии в следующем году также, возможно, придётся забыть.

17 сентября в формате видеоконференции прошло очередное заседание министерского мониторингового комитета ОПЕК+, где обсуждались вопросы влияния пандемии коронавируса на мировой нефтяной рынок, а также не менее важные вопросы дисциплины в ОПЕК+. В Саудовской Аравии уверены, что страны-«должники», в первую очередь, Ирак, смогут до конца текущего года компенсировать недостающие объёмы сокращения добычи нефти. В Минэнерго РФ даже считают, что сегодня для мирового рынка нефти в большей степени актуальна угроза дефицита нефти, так как мировое предложение нефти отстаёт от мирового спроса на 1,5-2 млн б/с.

Однако в сентябре возникла новая угроза мировому рынку нефти — рост предложения в Ливии. Лидер ливийской оппозиции генерал Халифа Хафтар сообщил в середине сентября, что Национальная нефтяная корпорации Ливии возобновит добычу и экспорт нефти, так как вооружённые силы оппозиции разблокировали крупнейшие нефтяные месторождения и нефтеналивной порт «Зувейтина». Вслед за лидером оппозиции руководство ливийской Национальной нефтяной корпорации объявило, что после разблокирования войсками оппозиции ряда её месторождений добыча нефти может увеличиться на 260 тыс. б/с. В связи с этим эксперты ОПЕК выпустили прогноз, согласно которому участникам сделки ОПЕК+ из-за неожиданного увеличения предложения нефти в Ливии придётся скорректировать квоты на сокращение добычи, в том числе Саудовской Аравии придётся сократить добычу на дополнительные 412 тыс. б/с. Однако похоже, что саудиты не только не торопятся сокращать добычу, но и в определённой степени сами расшатывают хрупкую стабильность нефтяного рынка, предлагая свою нефть постоянным покупателям по демпинговым ценам. Как сообщало агентство Bloomberg, уже в августе наблюдался рост коммерческих запасов нефти, хранящихся в танкерах на воде. И это говорило о том, что танкеры с нефтью ряда стран ОПЕК, в первую очередь, Саудовской Аравии, потребители не торопятся разгружать из-за низкого спроса. Отсюда и огромные скидки Саудовской Аравии своим потребителям из США и азиатских стран.

Впрочем, в вышедшем в начале октября ежегодном докладе ОПЕК World Oil Outlook высказывается предположение, что мировой спрос на нефть уже в 2022 году выйдет на уровень докризисного 2019 года.

В долгосрочном периоде эксперты нефтяного картеля предсказывают, что мировой спрос на «чёрное золото» будет расти ещё почти 20 лет, то есть до 2040 года, в 2040 году мировой спрос достигнет пика, а с 2045 года начнётся его снижение благодаря широкому распространению в мире «зелёной» энергетики.

А не пришло ли на фоне всемирной пандемии коронавируса время для инвестиций в «зелёную» энергию? Крупнейшие нефтяные корпорации Европы, такие как ВР, Royal Dutch Shell, Total, Eni, ещё весной текущего года смогли на этот вопрос ответить положительно, так как они ещё в прошлом году начали наращивать инвестиции в возобновляемую энергию и низкоуглеродные энергетические проекты. Так, ВР, сократив весной инвестиционную программу на 20% из-за падения спроса на нефть, оставила практически без изменений программу инвестиций своей дочерней структуры New Energy в низкоуглеродные проекты в энергетике. Такой же стратегии придерживались французская Total и итальянская Eni. Однако по экспертным оценкам, которые приводило агентство Reuters, пять крупнейших нефтегазовых компаний Европы в 2019–2020 гг. вкладывали в низкоуглеродную энергетику не более 15% от совокупных инвестиционных программ. Низкие цены на нефть в текущем году также заставили нефтяные компании задуматься об альтернативных источниках энергии и попытаться возглавить объективно идущий процесс, которому противостоять они не могут.

Впрочем, по ту сторону Атлантики и в Евразии (в том числе в России) нефтяные корпорации довольно сдержанно относятся к увеличению инвестиций в возобновляемые источники энергии.

Ведь европейские корпорации существенно зависимы от Парижского соглашения по климату и влияния своих правительств, которые заставляют нефтяные компании делать максимум возможного для минимизации углеродных выбросов в окружающую среду, чего не скажешь об их конкурентах в России и США.

Что касается России, то в целом наша промышленность пока не дотягивает даже до уровня квот вредных выбросов, разрешённых Парижским соглашением, поэтому для наших нефтяных компаний осуществлять массированные инвестиции в низкоуглеродную энергетику пока рано. Тем не менее, крупнейшие российские нефтегазовые корпорации остаются привержены идее минимизации вредных выбросов в окружающую среду. По оценкам российского Минэнерго, в 1 полугодии 2020 года инвестиции в возобновляемые источники энергии, в том числе крупнейших нефтяных компаний, увеличились в общей сложности на 5% в годовом выражении, в то время как инвестиции в добычу углеводородов и геологоразведку сократились к аналогичному периоду прошлого года почти на 30%.

По нашим оценкам, опасения второй волны пандемии коронавируса могут привести к сильной волатильности на нефтяном рынке в октябре, и мы в октябре сохраним наш сентябрьский прогноз по ценам на нефть в $35-45 за баррель.

Газовая отрасль. О конфликте в Нагорном Карабахе и при чём тут газовый рынок?

В сентябре эмоции относительно низких цен на газ в Европе несколько стихли, так как на первый план вышла геополитическая проблема — резкое обострение отношений между Азербайджаном и Арменией, приведшее к военному конфликту.

А так как Азербайджан пользуется давней поддержкой и покровительством Турции, данная ситуация может вызвать ряд последствий для европейского и даже для мирового газового рынка. Азербайджан сам по себе не является лидером по поставкам природного газа в Европу: среди газодобывающих стран, по оценке ОПЕК, Азербайджан в 2019 году входил только в топ-30 газодобывающих стран мира, на его долю приходилось всего 0,8% совокупной мировой газодобычи. Однако эта страна является почти монополистом в поставках трубопроводного газа в Грузию, а также — довольно значимым поставщиком газа в Турцию. Напомним, что доля Азербайджана на турецком газовом рынке весной текущего года выросла до 23% и обеспечила Азербайджану лидерство на этом рынке, в то время как доля России на газовом рынке Турции сократилась в несколько раз.

Однако у Турции на сегодняшний день и не только не имеется серьёзных причин для прекращения сотрудничества с Россией в газовой сфере: Россия при наличии спроса может мгновенно поставить Турции такие большие объёмы газа, которые Азербайджан даже при всём желании пока обеспечить не может. Напомним, что в Азербайджане в 2019 году было добыто 35,6 млрд кубометров природного газа, а Россия примерно такие же объёмы ежегодно поставляет только в одну Германию.

Возобновление карабахского конфликта является не только большой геополитической проблемой для всего СНГ, но ещё может стать проблемой для России как для экспортёра газа. Весной текущего года Россия переместилась на пятое место среди крупнейших экспортёров природного газа в Турцию по трубопроводу, хотя в прошлые годы всегда сохраняла свои позиции крупнейшего поставщика. Теперь роль экспортёра газа номер один в Турцию перешла к Азербайджану. И если он не может конкурировать с Россией по объёмам поставляемого топлива, то по цене он уже является конкурентом. Весной газ подешевел из-за пандемии коронавируса и её тяжёлых последствий для мировой экономики, но сегодня не исключено, что Азербайджан вместо с Турцией могут попытаться реализовать туркмено-китайский газовый сценарий в виде фактически бесплатных поставок газа Азербайджаном Турции в обмен на военную помощь. (Напомним, что Туркменистан уже давно поставляет газ в Китай почти бесплатно — в счёт погашения ранее полученных кредитов).

Возможные бесплатные поставки азербайджанского газа в Турцию будут означать для России дальнейшее сокращение её доли на турецком рынке.

Кроме того, под угрозой находится и реализация проекта второй нитки «Турецкого потока» в Европу: и из-за возможных санкций США, и из-за возможных опасений Европы, что Турция, в случае, если её отношения с Россией испортятся на фоне карабахского конфликта, не сможет осуществлять бесперебойный транзит газа. А высвободившиеся объёмы газа, в случае, если Турция сократит закупки газа у России, последняя должна будет перенаправить в Европу или Китай. Но увеличение предложения газа в Европе объективно вызовет новый этап снижения цен, а Китай, в свою очередь, будет сразу недвусмысленно демпинговать.

По «странному» совпадению, конфликт в Карабахе, о котором в Европе уже успели забыть, разгорелся именно сегодня с новой силой — как раз после пробного запуска поставок азербайджанского газа по Трансадриатическому газопроводу (ТАР) в Албанию, который состоялся в мае текущего года, несмотря на все ограничения, связанные с пандемией «ковида».

Напомним, что по газопроводу ТАР Азербайджан намеревался поставлять не менее 10 млрд природного газа в страны южной Европы — Грецию, Албанию и Италию. А некстати возобновившийся карабахский конфликт теперь может поставить под угрозу газоснабжение юга Европы через ТАР. Ясно, что возобновление этого конфликта невыгодно ни Турции, ни России, и, по-видимому, обе страны будут делать всё возможное и для продолжения двустороннего сотрудничества, и для возобновления мира в Закавказье.

А кому выгоден конфликт на Южном Кавказе и с политической, и с экономической точки зрения — нетрудно догадаться: США надеются поймать «рыбку в мутной воде», получив выгоды в виде ослабления конкурентов (России и Азербайджана) на европейском газовом рынке.

У США есть и немало геополитических причин для разжигания конфликтов на пост-советском пространстве и на средиземноморском направлении — ведь Россия и Турция давно не идут в фарватере политики США.

Одновременно США ведут борьбу с Россией и на северно-европейском газовом направлении, пытаясь остановить строительство «Северного потока-2» посредством санкций. Но это будет означать большие потери для европейского бизнеса — и прямые, и косвенные. В начале октября официальные представители «Газпрома» сделали заявление, что «Северный поток-2» будет завершён «в разумные сроки»; а в российском Минэнерго надеются, что строительство может быть завершено даже в конце текущего года. Тем временем Дания выдала разрешение оператору проекта Nord Stream 2 на эксплуатацию газопровода несмотря на то, что строительство датского участка пока не начиналось. И такое решение датского энергетического регулятора говорит о том, что в Европе не все готовы политизировать коммерческие проекты и злонамеренно ухудшать отношения с Россией.

Тем временем в России по итогам сентября добыча газа продолжила расти: за месяц в нашей стране добыли в совокупности 55,58 млрд кубометров газа, что на 4,4% больше, чем в августе, однако по сравнению с сентябрём 2019 года ниже на 1,4%. За 9 месяцев 2020 года в России было добыто 499,83 млрд кубометров, что на 8,1% ниже, чем в аналогичном периоде 2019 года. Помесячный рост добычи газа говорит о наличии спроса потребителей.

Рынок нефтегазовых акций. Инвесторы по-прежнему бегут в защитные «префы» Транснефти

Российский фондовый рынок в сентябре взял довольно значительную паузу в росте. Индекс Московской Биржи за месяц упал на 2,3%, вернувшись на июльские уровни. Акции нефтегазового сектора в сентябре, за некоторым исключением, также предпочли двигаться вниз.

Однако привилегированные акции «Транснефти» в сентябре снова оправдали свою репутацию «защитных» бумаг, так как на фоне падения рынка выросли за месяц на 5,4%. Единственный акционер компании в сентябре утвердил дивиденды по итогам 2019 года в размере 11612,2 руб. на одну обыкновенную и привилегированную акцию, что почти на 12% превышает размер дивиденда за 2018 год, что, видимо, привело к подъёму котировок этих акций.

График привилегированных акций Транснефти и индекса МосБиржи за сентябрь – начало октября 2020 г.

Важно отметить, что «Транснефть» является одной из немногих крупнейших нефтегазовых компаний, которая в текущем году не сократила чистую прибыль, что позволило ей увеличить дивиденды акционерам. Возможное сокращение тарифов нефтяникам на прокачку нефти может в дальнейшем оказать негативное воздействие на котировки «префов» «Транснефти», но в сентябре и начале октября эти акции показывают растущую динамику на фоне увеличения дивидендов и в преддверии даты закрытия реестра акционеров в октябре.

Ещё одним лидером роста сентября стали акции «Роснефти» (+3%). Несмотря на то, что из-за полученного в первом полугодии убытка по МСФО высоких промежуточных дивидендов от «Роснефти» ожидать не приходится, по оценкам ряда международных инвестиционных банков, компания может выйти на прибыль уже во 2 полугодии 2020 года: видимо, ожидания более успешных результатов 3 квартала и 2 полугодия способствовали росту акций нефтяной компании.

Больше всего в нефтегазовом секторе за сентябрь рухнули обыкновенные акции «Татнефти» (-15,3%), а также сильно упали акции ЛУКОЙЛа (-8,9%), «Газпром нефти» (-7,3%) и «Газпрома» (-6,8%). Обыкновенные акции «Сургутнефтегаза» потеряли за месяц 5,6% стоимости, акции НОВАТЭКа упали в сентябре на 3,5%. Свою негативную роль здесь, видимо, сыграла санкционная угроза. Вероятно, что эти опасения уже к концу октября будут казаться избыточными, но в сентябре на фоне неопределённости фондовый рынок явно был настроен на минорный лад.

Наталья Мильчакова, к.э.н., заместитель руководителя «Информационно-аналитического центра «Альпари»

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter