Нефть и газ в июне 2020
Аналитика

Нефть и газ в июне 2020

14 июля , 11:59Наталья Мильчакова
Ежемесячный обзор нефтяного рынка и нефтегазовой отрасли

Рынок нефти. Цены на нефть могут вырасти до $50 за баррель уже в этом году

В июне цены на нефть продолжали расти, но темпы роста были медленнее, чем в мае. Так, цена Brent в июне повысилась на 7,7% до $41,51 за баррель, преодолев психологически важные уровни в $40-41 за баррель. За июнь цена техасской WTI повысилась больше, на 11%, до $39,61 за баррель. На встрече стран-участниц ОПЕК+ было решено продлить действующую квоту на сокращение добычи нефти в 9,7 млн баррелей в день до 1 августа, что оказало неплохую поддержку нефтяным ценам. Однако рост в июне сдерживало то, что не все участники соглашения ОПЕК+ дисциплинированно придерживались соблюдения квот. В первую очередь это касалось Анголы и Ирака. Напомним, что по итогам мая страны-участницы ОПЕК+ смогли исполнить сделку только на 87% от плана, сократив добычу всего на 8,4 млн баррелей в день вместо запланированных 9,7 млн б/с.

На заседании министерского мониторингового комитета ОПЕК+ в середине июня министры стран-участниц соглашения решили, что отстающие страны должны представить графики выполнения квот по сокращению добычи, и это оказалось краткосрочным позитивом для рынка нефти.

Другой вопрос заключался в том, смогут ли США присоединиться к ОПЕК+ или начать сокращать добычу самостоятельно, ведь без сокращения добычи в США, которые стали в начале 2020 года крупнейшим нефтедобытчиком мира, усилия ОПЕК+ по сокращению производства окажутся малоэффективными.

Однако в США добыча нефти в июне сокращалась уже по естественным причинам.

Министерство энергетики США в июне обнародовало прогноз по сокращению добычи нефти в крупнейших нефтяных штатах в июле на 93 тыс. б/с до 7,62 млн б/с. Это произойдёт, считают в министерстве, из-за сокращения добычи сланцевой нефти. Прогнозы уже начали сбываться: ещё в мае западные СМИ сообщали, что около 100 американских сланцевиков не могут вернуть долги кредиторам. А количество активных нефтедобывающих платформ в США к концу июня сократилось до 188 единиц или до рекордного минимума 2009 года. Напомним, что в мае текущего года количество активных буровых установок в США превышало 220, а в июне 2019 года оно превышало 700.

В конце июня американскую и мировую нефтяную отрасль сотрясло важное событие: о банкротстве объявил один из крупнейших производителей сланцевой нефти в США, компания Chesapeake Energy. Дальнейшая судьба пионера американской сланцевой отрасли пока неясна: вероятно, что контроль над компанией получит один из кредиторов. Но уже ясно, что компания не сможет показывать прежних высоких финансовых результатов, так как ей теперь придётся жить в довольно затяжной период низких цен на нефть. А это негативный сигнал для рынка акций компании, и, в конечном счёте, для рынка акций других сланцевых компаний – инвесторы предпочтут вкладывать капитал в более доходные отрасли.

Ещё одним «бычьим» фактором для нефтяного рынка стала новость о том, что несколько крупных китайских корпораций намерены создать альянс по закупке нефти за рубежом.

Уже известно, что в альянс войдут Sinopec, Sinochem, PetroChina и CNOOC. Целью создания альянса является предотвращение ценовой войны между конкурентами на нефтяных торгах. Если такой альянс будет действительно создан, он окажется крупнейшим покупателем нефти на мировом рынке. Причём, как сообщают зарубежные СМИ, этот альянс в первую очередь намерен закупать в России нефть сорта ESPO, то есть нефть, поступающую в КНР по трубопроводу «Восточная Сибирь-Тихий океан».

Напомним, что агентство Bloomberg ранее сообщало, что в мае импорт нефти в Китай вырос до исторически рекордных уровней в 11,34 млн б/с. А из этого следует, что восстановление мирового спроса на нефть не за горами. Так, генеральный секретарь ОПЕК Мухаммед Баркиндо в июне заявил в интервью, что, по прогнозам ОПЕК, восстановление баланса спроса и предложения на нефтяном рынке можно будет увидеть уже во втором полугодии 2020 года. В то же время не все эксперты разделают оптимизм ОПЕК.

Например, в Международном энергетическом агентстве считают, что сланцевую отрасль хоронить ещё рано, так как, если цены на нефть поднимутся в этом году уже до $45 за баррель и выше, в США начнётся восстановление сланцевой отрасли и, соответственно, проблема некоторого избытка предложения вновь будет на повестке дня. Однако в текущем году эксперты МЭА прогнозируют, что на нефтяном рынке может образоваться дефицит нефти в связи с беспрецедентно большим сокращением добычи нефти странами-участницами ОПЕК+ и резким подъёмом спроса на нефть в Китае и Индии.

Мы полагаем, что с учётом изложенных выше факторов цены на нефть к концу года могут подняться до $50 за баррель.

Однако путь на этот уровень будет неблизким и непростым: ведь пандемия Covid-19 пока ещё не исчерпалась, а отношения между Китаем и США всё ещё остаются напряжёнными, и эти факторы будут оказывать понижающее давление на цены.

Газовая отрасль. Появится ли «новый газовый ОПЕК»?

Июнь 2020 года для российской отрасли газодобычи не стал исключением из падающего тренда: в июне добыча газа в России снова упала до 47,697 млрд кубометров, что на 9,2% ниже, чем в мае текущего года и на 12,2% ниже, чем в июне 2020 года. По итогам 1 полугодия 2020 года объём добычи газа в годовом выражении снизился на 9,7% до 340,808 млрд кубометров, что было связано с погодными условиями и невысоким спросом на газ в условиях экономического кризиса в Европе.

Однако временное снижение спроса на газ не означает снижение потребности европейских стран в российском трубопроводном газе в будущем.

Видимо, руководствуясь именно экономической логикой, Датское энергетическое агентство (ДЭА) всё-таки выдало оператору «Северного потока-2» разрешение на использование новых трубоукладочных судов на строительстве завершающего датского участка газопровода. Теперь Nord Stream 2 сможет использовать в строительстве суда не только с динамическим позиционированием, как «Академик Черский», ныне находящийся в немецком порту Мукран, но и суда с якорным позиционированием, в том числе трубоукладочную баржу «Фортуна». Ранее ДЭА выступало против использования судов с якорным позиционированием в строительстве газопроводов, объясняя свою позицию требованиями к безопасности строительства, ведь на дне Балтийского моря остаётся довольно много неразорвавшихся снарядов со времён Второй мировой войны, создающих угрозу судам с якорным позиционированием. Однако такие трубоукладчики могут работать в связке с другими судами, имеющими динамическое позиционирование, как, например, «Академик Черский», за путешествием которого из Охотского моря в Балтийское через три океана ещё недавно наблюдал весь мир. При использовании сразу двух трубоукладчиков оператор проекта сможет завершить работу в запланированный срок – к концу 2020 года.

Правда, начало работ будет возможно не ранее августа – из-за периода нереста трески в Балтийском море и из-за особенностей датского законодательства: строительство газопровода можно начинать не ранее, чем истечёт срок для обжалования решения регулятора, то есть примерно месяц.

Тем временем в конце июня в мировой газовой отрасли состоялось ещё одно событие, которое не было замечено широкой общественностью. Речь идёт о первой видеоконференции, которую провели главы нефтяного картеля ОПЕК и Форума стран-экспортёров газа (ФСЭГ). Эту видеоконференцию в совместном релизе назвали первым заседанием технического комитета ОПЕК и ФСЭГ. Глава ФСЭГ Юрий Сентюрин заявил, что Форум стран-экспортёров газа видит ОПЕК как некую модель, которую ФСЭГ могла бы эффективно использовать. В свою очередь, генеральный секретарь ОПЕК Мухаммед Баркиндо заявил, что две этих организации «имеют много общего».

В принципе, в дальнейшем речь могла бы идти об объединении этих двух организаций, хотя не ясно, стали бы они объединяться на базе ОПЕК, который имеет стаж и политический вес на мировом рынке углеводородов, включая газовый рынок, намного больше, чем появившийся несколько лет назад ФСЭГ с пока ещё неопределёнными задачами и функциями.

Пока спрос на нефть остаётся достаточно высоким, хотя и заметно сократившимся в период пандемии коронавируса, скорее всего, планы объединения форумов экспортёров нефти и газа так и останутся на бумаге.

Однако если из экологических, технологических или иных соображений импортёры нефти начнут уделять больше внимания природному газа как субституту менее экологичных бензина и дизельного топлива, то на повестке дня вновь появится вопрос о более тесной координации усилий экспортёров нефти и газа.

А тревогу экспортёров газа понять можно: спрос на природный газ в Европе в мае и июне упал до рекордно низких уровней, что привело и к падению цен на газ в Европе.

Так, отпускные цены Газпрома в начале июня на электронной площадке падали, по сообщению некоторых западных СМИ, до $80 за тысячу кубометров.

Резкий рост цен на нефть в мае-июне может впоследствии повлиять на рост цен на газ, которые обычно привязаны к цене нефти, однако не стоит ожидать, что в 3 квартале газ начнёт резко дорожать: поставщики газа не хотят терять свои доли на рынке и снижают цены.

Ценовую войну на европейском рынке пытается развязать Катар, поэтому довольно логичной в этом контексте выглядит прошедшая конференция глав ОПЕК и ФСЭГ: цены как на нефть, так и на природный газ надо регулировать. Пока представляется маловероятным, что ОПЕК и ФСЭГ сразу начнут координировать усилия по регулированию цен на газ, как только у экспортёров газа в Европу, прежде всего, у России, Алжира и Норвегии как поставщиков трубопроводного газа возникнут проблемы. Но в будущем такая координация действий стран-экспортёров газа, по нашему мнению, не исключена.

Рынок нефтегазовых акций. Нефтегазовые «фишки», кроме Татнефти, в июне показали динамику хуже рынка

В июне российский фондовый рынок взял передышку в росте и перешёл к стадии слабого понижения. Новости об ослаблении пандемии коронавируса и постепенной отмене связанных с эпидемией ограничений для бизнеса в июне оказались уже учтёнными в котировках акций. Негативом для рынка оказались опасения второй волны коронавируса, которая снова частично затронула Китай, а также США, страны Латинской Америки и ряд стран Азии.

Кроме того, на мировые финансовые рынки вновь вернулись опасения нового торгового конфликта или войны санкций между Китаем и США из-за принятия в Китае закона, который, по мнению американских конгрессменов и Госдепа, ограничивает права человека в Гонконге.

А продолжение роста цен на нефть на котировки большинства нефтегазовых акций в июне не повлияло.

За месяц индекс Московской Биржи снизился на 0,3%, до 2743,2 пунктов. Основным и почти единственным лидером роста в июне стали обыкновенные акции Татнефти, которые выросли в противовес снижению остального рынка, поскольку история этих котировок показывает их наибольшую чувствительность к направлению движения цен на нефть. Кроме того, Татнефть стала единственной из российских нефтегазовых компаний, которая не вышла в убыток по МСФО по итогам 1 квартала 2020 года.

Аутсайдером в нефтегазовом секторе по итогам напряжённого июня оказались акции Роснефти (-4,7%), вслед за ними достаточно сильно упали обыкновенные акции Сургутнефтегаза (-3,8%). Акции ЛУКОЙЛа подешевели за июнь на 0,7%, Газпром нефти – на 1,5%.

Акции газового сектора в июне чувствовали себя довольно плохо: бумаги Газпрома подешевели на 2,8%, НОВАТЭКа – на 2,5% на фоне снижения спроса на газ. Скорее всего, такая слабая динамика нефтегазовых «фишек» в июне была связана с публикацией слабых результатов по МСФО за 1 квартал 2020 года, в котором почти все российские нефтяные гиганты вышли в убыток. Привилегированные акции «Транснефти», которые нередко рассматриваются инвесторами как защитные бумаги на фоне падения рынка, в июне выросли против рынка, но всего на 0,4%.

Наталья Мильчакова, к.э.н., заместитель руководителя «Информационно-аналитического центра «Альпари»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter