Нефтегаз Азербайджана: увеличить бы поставки в ЕС, но…

Аналитика
Нефтегаз Азербайджана: увеличить бы поставки в ЕС, но…
Нефтегаз Азербайджана: увеличить бы поставки в ЕС, но…
14 июня, 15:51Илья Круглей
У Баку недостаточно инвестиций, добычи и даже желания, чтобы фанатично пытаться заменить российские поставки нефти и газа в Европу

На фоне энергокризиса в Европе и увеличения рисков возникновения дефицита энергоносителей руководство Азербайджана говорит о намерении увеличить поставки голубого топлива в Евросоюз, причем не только за счет собственной добычи, но и за счет транзита.

Министр экономики Азербайджана Микаил Джаббаров и министр нефти Ирана Джавад Оуджи подписали меморандум об увеличении в два раза своповых поставок газа из Туркменистана в Азербайджан через Иран.

Прокачка газа из Туркменистана в Азербайджан началась с января 2022 года. Руководство стран решилось на такое сотрудничество еще до нового витка санкций Европы против России, с марта 2022-го. Соглашение о своповых поставках было подписано между Баку, Тегераном и Ашхабадом в ноябре 2021 года. Согласно документу, объем прокачки в Азербайджан должен составить 1,5-2 млрд кубометров газа в год. Учитывая недавно подписанный меморандум, ежегодный объем поставок по этому маршруту может увеличиться как минимум до 3 млрд кубометров.

Азербайджан хочет увеличить свою долю газа на европейском рынке, где он стал присутствовать в качестве продавца с начала 2021 года. Однако амбиции, как правило, постоянно упираются в целый спектр технических и экономических сложностей.

По данным Минэнерго республики, общий объем экспорта голубого топлива в 2021 году составил 18,9 млрд кубометров. Из них в Турцию — 8,5 млрд кубометров, в том числе 5,6 млрд кубометров по TANAP, в Европу — 8,2 млрд кубометров, в Грузию — 2,2 млрд кубометров.

Если проектная мощность TANAP (16 млрд кубометров в год) уже сегодня позволяет Азербайджану практически удвоить объемы поставок своего газа, то с магистралью TAP (Трансадриатический трубопровод, соединяющий Турцию с Южной Европой), который так же, как и TANAP, является частью «Южного газового коридора» (ЮГК), все несколько сложнее.

На данный момент пропускная способность TAP, по словам управляющего директора трубопроводной компании TAP AG Лука Шиппати, может быть доведена (без строительства новой трубы) до 12 млрд кубометров в год. Он подчеркнул, что это доказала статистика апреля 2022-го, когда магистраль работала при нагрузке в 33 млн кубометров газа в сутки. Однако трудно сказать, смогут ли операторы поддерживать такой объем весь год.

2 июня министр энергетики Азербайджана Парвиз Шахбазов озвучил менее амбициозную цифру. Он сообщил, что поставки газа по ЮГК в ЕС к концу 2022-го должны достичь 10 млрд кубометров. Выходит, как бы сильно ни хотел Баку увеличить (за счет своей добычи или за счет транзита туркменского газа) поставки «голубого топлива» в Евросоюз, он де-факто сможет нарастить прокачку в ЕС лишь на 2-3 млрд кубометров в год. Да, прокачку азербайджанского (или отчасти туркменского) газа можно нарастить по территории Турции через магистраль TANAP, но в итоге все эти объемы упрутся в «узкое горлышко» TAP.

Если по итогам 2022-го Баку поставит через этот трубопровод те же 8,2 млрд кубометров, как и в 2021 году, свободных мощностей останется практически только на уже оговоренные с Ашхабадом и Тегераном объемы в 1,5-2 млрд кубометров. Удваивание поставок туркменского газа по ЮГК (с 1,5 до 3 млрд в год) — это серьезный риск. Придется использовать TAP на предельной мощности и если хотя бы на месяц остановить прокачку, то нужные объемы по истечению года уже доставить клиентам не получится, а значит, Азербайджан нарушит обязательства перед партнерами.

Очевидно, что в таких условиях Баку должен быть заинтересован в расширении пропускной способности TAP. В середине апреля 2022-го управляющий директор трубопроводной компании TAP AG, правда, уверял всех, что нет необходимости прокладывать еще одну параллельную трубу. По словам Лука Шиппати, достаточно лишь увеличить компрессорные станции в Греции и Албании. Но это только при условии, что Азербайджан будет довольствоваться поставками 12 млрд кубометров в год (при условии постоянной бесперебойной работы на полную мощность), т. е. дополнит свой экспорт в ЕС туркменским газом и откажется от наращивания объемов из собственных месторождений.

На официальном сайте TAP говорится о том, что в ближайшем будущем мощности газопровода могут быть расширены до 20 млрд кубометров в год, однако ничего не сказано о конкретных сроках (и уж тем более о примерной стоимости работ), и вообще непонятно, будут ли это делать.

Еще большую сумятицу в этом вопросе внес в конце апреля президент Азербайджана Ильхам Алиев, который заявил тогда, что поставки азербайджанского газа в Италию могут быть удвоены, но для этого необходимо увеличить мощность TAP до 20 млрд. Тут логика вполне понятна, ведь за 2021 год Баку поставил в Италию примерно 10 млрд кубометров. Чтобы удвоить такие объемы всего пары дополнительных станций вряд ли хватит. Объем работ, как и затраты, в таком случае будут более серьезные, возможно, придется даже прокладывать еще одну параллельную трубу, а, учитывая протяженность нынешней магистрали, это несколько лет работ и не менее $10 млрд затрат. Кстати, сам Алиев, говоря о потенциальном увеличении мощности TAP, подчеркнул, что многое будет зависеть от инвесторов. «Для этого требуется, чтобы акционеры трубопровода TAP пришли к единому мнению и приняли соответствующее инвестиционное решение», — заявил президент Азербайджана. Инвесторы пока молчат.

2 июня президент азербайджанской госкомпании SOCAR Ровшан Наджаф заявил, что транспортировка газа по ЮГК сверх намеченного объема пока невозможна. «Для этого важна поддержка наших европейских партнеров, покупателей и международных финансовых институтов. Мы продолжаем переговорный процесс с партнерами», — сообщил Ровшан Наджаф. Проблема в том, что такой процесс может сильно затянутся по двум причинам. Первая — Баку должен понимать, что его газ (как и туркменский) гарантировано купят в Европе. Учитывая нынешний хаос на энергетическом рынке ЕС и нежелание Еврокомиссии, несмотря на это, подписывать долгосрочные контракты, такие гарантии будет получить сложно. Вторая проблема — это привлечение иностранных инвесторов. Они, возможно, согласятся на проект расширения мощностей TAP. Но только после официального подтверждения Азербайджаном увеличения добычи газа на своей территории, причем в таком количестве, чтобы им можно было заполнить почти весь свободный объем расширенной TAP.

«Решение о расширении до сих пор не принято. И понятно почему. Нет гарантированных объемов газа, а пропускать большие объемы туркменского газа (если они вообще есть в доступе) не захочет сам Азербайджан. Зачем ему пускать козла в огород? Он хотел бы оставить эту возможность для собственного экспорта с новых месторождений, разработка которых ведется, но пока их ввод регулярно откладывается», — говорит заместитель гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач.

Кроме того, Турция пытается стать транзитером для израильского газа в Европу. Это второй претендент на такие мощности. И между ними, считает эксперт, может возникнуть серьезная конкуренция.

«Более того, только согласно последним планам Еврокомиссии потребление газа в ЕС должно быть сокращено в 4 раза уже к 2030 году. Ну и зачем тогда потенциальным поставщикам, включая Азербайджан, строить дорогостоящую инфраструктуру и ориентировать свой газ на этот рынок?

При этом о себестоимости азербайджанского газа, прокачанного по ЮГК, в условиях нынешних цен пока вообще никто не думает. Понятно, что при нормальном рынке и нормальном ценообразовании российский газ для Европы — самый экономически привлекательный. Только норвежцы могут предложить сопоставимую цену и при этом быть в плюсе», — считает Алексей Гривач.

Пока что Азербайджан не демонстрирует серьезного наращивания экспорта в ЕС. В первом квартале 2022 года страна экспортировала в Европу лишь 2,6 млрд кубометров газа. Впрочем, речь не только о Европе. По данным Государственного таможенного комитета Азербайджана, экспорт задекларированных на таможне объемов газа из Азербайджана в первом квартале 2022 года составил 5,6 млрд кубометров, что на 7,8% ниже показателя января-марта прошлого года.

Газовая отрасль Азербайджана не поспевает ни за ростом внутреннего спроса, ни за обязательствами по наращиванию объемов экспортных поставок. Более того, вот уже несколько лет, включая сегодняшние дни, Баку вынужден периодически закупать газ у других стран, в том числе из РФ, для поддержания баланса (в 2021 году «Газпром» и «Азерконтракт» договорились о сезонном обмене газом).

«Вряд ли Азербайджан сможет заполнить TAP на полную мощность, если предположить теоретически, что его пропускную способность расширят до 20 млрд кубометров в год. Нельзя говорить, что добыча на Каспии сейчас на подъеме. Наоборот, с извлечением углеводородов на шельфе есть проблемы, причем не только у Азербайджана. Взять тот же Казахстан, который недавно в лице главы Министерства нефти и газа Болата Акчулакова признался, что страна стала нетто-экспортером газа, поскольку внутренняя добыча (включая Каспий) стагнирует, а спрос растет», — объяснил «НиК» руководитель Центра анализа стратегии и технологии развития ТЭК РГУ нефти и газа им. Губкина Вячеслав Мищенко.

Эксперт признал, что при нынешней стоимости углеводородов некоторые проекты по увеличению добычи газа в Азербайджане, может, выглядят более привлекательно, но будет ли так через год-два или пять? Инвесторы должны быть уверены, что их вложения в подобные проекты окупятся, а гарантий, что нынешняя цена газа в Европе останется таковой через 5 лет, никто не даст.

«Объем прокачки газа в TAP можно было бы нарастить за счет своповых сделок Азербайджана с Туркменистаном и Ираном (причем еще больших по объему, чем недавно озвученные), которые как раз могут увеличить экспорт. Но тут много вопросов политического характера. Смогут ли все эти страны договориться и подписать соответствующий контракт? У них ведь давняя история и регулярные споры о принадлежности того или иного месторождения на шельфе Каспия. Многие из них еще остались открытыми. Взять хотя бы примеры, когда одна из стран начинает бурить практически горизонтальную скважину на шельфе, по сути, выкачивая газ с территории своего соседа.

Чтобы наполнить TAP, скажем, 10 млрд кубометров иранского и туркменского газа, странам надо начинать переговоры, причем интенсивные, уже сейчас. Мы пока этого не видим. В связи с этим говорить о серьезном увеличении прокачки газа по ЮГК (хоть азербайджанского, хоть от его каспийских соседей) пока не приходится», — считает Вячеслав Мищенко.

Есть и проблемы с увеличением поставок азербайджанской нефти в Европу. Безусловно, для Азербайджана сформировались неплохие условия для увеличения своей доли на рынке ЕС, поскольку руководство большинства стран Старого Света готовится отказаться от поставок черного золота из России. Однако Баку не сможет воспользоваться этой возможностью в полной мере.

Нефтедобыча в стране стагнирует, причем настолько, что Азербайджан даже не может в полном объеме выбрать все квоты ОПЕК+. По данным S& P Global Commodity Insights, Баку в апреле добывал 580 тыс. б/с, хотя квота составляла 682 тыс. б/с. Кстати, 2 года назад объем добычи составлял 680 тыс. б/с.

За прошедшие месяцы темпы роста добычи слишком незначительны. За январь–март 2022-го, по данным госкомпании «АЗНЕФТЬ», в стране было добыто 1,6 млн т нефти (рост с аналогичным периодом 2021 года — всего 0,8%).

Основная часть добычи в Азербайджане приходится на комплекс «Азери-Чираг-Гюнешли» (оператор BP). Однако британская компания не предоставляет данных об объемах добычи. Более того, 2 июня 2022 года президент азербайджанского филиала BP Гэри Джонс заявил, что проект находится в фазе спада. Об этом говорят и в экспертных сообществах. К примеру, Питер Уэллс, гендиректор Strategic Petroleum Insights, который имеет большой опыт работы в Азербайджане, сказал, что падение добычи на «Азери-Чираг-Гюнешли» уже вряд ли можно обратить вспять, поскольку «добыча там велась быстрыми темпами и при максимально допустимых объемах».

Есть некоторая надежда на запуск проекта Azeri Central East (к концу 2023 года), который может увеличить объемы добычи нефти Азербайджана на 100 тыс. б/с. Однако в итоге это все равно не позволит превысить общий показатель добычи, который был в стране 2 года назад.

«Нефть Азербайджана для Евросоюза — это не единственная альтернатива российскому черному золоту. Италия, Испания, Франция, Балканы и вообще вся южная часть ЕС географически не испытывают недостатка в инфраструктуре по приему нефти. Они вполне могут закупать через свои порты американские, ближневосточные и африканские сорта, вопрос лишь в качестве и цене.

Да и сам Баку не настолько нуждается в увеличении экспорта сырой нефти в ЕС любой ценой. В стране в последние годы активно развивалась нефтепереработка и нефтехимия, а сама нефтегазовая отрасль стала высокотехнологичной. Растет внутреннее потребление. Достаточно большие объемы сырой нефти стране выгодно потреблять самой, чтобы потом отправлять на экспорт продукты ее переработки.

Более того, маловероятно что BP, которая работает в Азербайджане, захочет сейчас делать масштабные инвестиции в разведку и добычу. Слишком сильно изменил ее стратегию курс декарбонизации, а британское правительство слишком интенсивно давит на компанию с тем, чтобы она инвестировала в «зеленые» проекты», — считает Вячеслав Мищенко.

По этой причине в 2022 году Азербайджан снижает объемы продаж нефти за рубеж. В январе–марте 2022 года экспорт задекларированной нефти из Азербайджана составил 5,8 млн т — на 16,5% меньше, чем за аналогичный период 2021 года.

В итоге нефтегаз Азербайджана, как бы ни хотели отдельные политики, министры и представители бизнеса, по целому ряду объективных причин не сможет серьезно нарастить свою долю на европейском рынке. По крайней мере, в ближайшей перспективе.

Российские углеводороды на европейском рынке вскоре могут играть чуть менее значительную роль, чем раньше. Но у Баку недостаточно инвестиций, уровня добычи (как нефти, так и газа) и даже отчасти желания (страна все больше перерабатывает это сырье), чтобы фанатично пытаться заменить РФ в Старом Свете.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter