Казахстан готов подставить «транспортное плечо»
Аналитика

Казахстан готов подставить «транспортное плечо»

14 февраля, 16:59
России нужна «Сила Сибири-2», но опыт сотрудничества с Украиной и Белоруссией показывает, что транзитные страны могут представлять угрозу для экономики проекта

После неприятных новостей о вполне реальных перспективах очередных судебных претензий «Нафтогаза» к «Газпрому» прошедшая неделя принесла и положительные известия для российской газовой монополии. Стало известно, что концерн продолжает вести переговоры с Китаем о «Силе Сибири-2». Это особенно актуально ввиду того, что закупки газа странами ЕС в этом году сократились. Кроме того, к «Силе Сибире-2» захотел присоединиться Казахстан, который предложил провести часть газопровода через свою территорию.

О том, что «Газпром» продолжает обсуждать с Китаем и западный маршрут («Сила Сибири-2»), и поставки с Дальнего Востока, сообщила глава «Газпром экспорта» Елена Бурмистрова. «Переговоры по первому проекту — „Силе Сибири“ — велись порядка 10-15 лет, у этих переговоров были самые разные фазы… Тем не менее, мы продолжаем обсуждать и западный маршрут, и возможные поставки с Дальнего Востока России. На сегодняшний день, конечно, эти переговоры по объективным причинам приостановлены до момента, когда необходимые меры будут предприняты правительством по решению проблемы коронавируса», — цитирует Бурмистрову агентство «Прайм». При этом она уточнила, что приостановлены только очные переговоры

Бурмистрова также отметила, что российский трубопроводный газ начинает составлять активную конкуренцию СПГ, который поступает в КНР.

Дополнительные варианты поставок газа по трубопроводам в Китай обсуждаются достаточно давно. По проекту газопровода «Сила Сибири-2» или «Алтай» российский «Газпром» и китайская CNPC подписали соглашение еще в 2015 году. Оно предусматривает создание новой трубопроводной системы от Западной Сибири до Синьцзян-Уйгурского автономного района на западе Китая, а уже там соединиться с китайским газопроводом «Запад-Восток», по которому газ дойдет до Шанхая. Планируемая протяжённость газопровода составляет порядка 6700 км, из которых 2700 км должны пройти по территории России. За прошедшие несколько лет переговоры по строительству «Алтая» осложнялись тем фактом, что в Синьцзян-Уйгурский регион Китая приходит еще и туркменский газ с месторождений, которые были полностью обустроены компаниями КНР. В этой ситуации российскому энергосырью было сложно выдержать ценовую конкуренцию.

Позднее Китаем была принята программа по уходу от угольной генерации, потребовавшая увеличения закупок газа, поэтому переговоры по «Алтаю» активизировались.

Сложность реализации данного проекта еще и в том, что попасть с территории России сразу в КНР газопровод может только в том случае, если пройдет через природный парк Укок, входящий в список ЮНЕСКО. Другие маршруты предполагают использование территории сопредельных стран — Монголии или Казахстана. Чтобы не будоражить мировую экологическую общественность и сохранить природный парк нетронутым в 2019 году появилась идея проложить газопровод в КНР через Монголию, и она была горячо одобрена Улан-Батором.

Однако 12 февраля 2020 года министр энергетики Казахстана Нурлан Ногаев в ходе встречи с министром энергетики РФ Александром Новаком предложил рассмотреть возможность прохождения газопровода «Сила Сибири-2» по территории Казахстана с дальнейшим присоединением к газопроводной системе Китая «Запад — Восток».

У отраслевых экспертов пока нет четкой позиции по поводу данного предложения. Они лишь указывают, что, с одной стороны России выгодно сохранять Казахстан в зоне своих геополитических интересов и данный газопровод может этому посодействовать, но с другой стороны пример Украины и в какой-то степени Белоруссии показывает, что транзитные страны могут представлять угрозу для экономики проекта.

Руководитель информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев напомнил, что китайский рынок газа — самый большой в мире, и России, конечно, нужен новый газопровод: «Первая труба („Сила Сибири“ — ред.) есть, но надо дальше развивать наши нефтегазовые провинции», — считает аналитик. По его словам, в этой ситуации Казахстан хочет быть транзитной страной, поскольку такое положение сулит не только деньги, но и политическое влияние:

«Но, к сожалению, политические риски в этой стране возросли. Не так давно у них были беспорядки на юге страны, в результате которых погибли люди. Кроме того, стало известно, что внук Назарбаева Айсултан попросил политического убежища в Великобритании. Поэтому еще пару лет назад я бы сказал, что провести газопровод „Сила Сибирии-2“ через Казахстан — это прекрасный проект, но сейчас я этого сказать не могу»,

— заявил Разуваев.

В то же время эксперт отметил, что с геополитической точки зрения реализация данного проекта стала бы плюсом для Евразийского союза: «Я надеюсь, что когда-нибудь у нас будет единая валюта и единая оборонная политика».

Политолог, профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев заметил, что у варианта прокладки газопровода через Казахстан чрезмерный объем внутриполитических рисков, особенно связанный с транзитом: «Вопрос в том, а есть ли серьезная логистическая потребность вести газопровод „Сила Сибири-2“ через Казахстан? На мой взгляд, пока она не очевидна», — указал политолог. Он уточнил, что Казахстан — это важная для России страна и большой потребительский рынок, но у нее есть свой газ:

«Конечно, Казахстан хочет, чтобы и его газ экспортировался в Китай. При этом чтобы сам газопровод кто-нибудь построил, например, Россия.

Труба останется на территории Казахстана и будет фактически его собственностью. Россия же может получить в перспективе вторую Украину в части проблем с транзитом», — пояснил Евстафьев.

Он считает, что труба через Монголию — вариант более интересный, поскольку там нет своего газа, и этот маршрут серьезно сокращает логистическое плечо: «Хотя, конечно, в данной ситуации все нужно считать до сантиметров», — указал эксперт.

Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов напомнил, что главная проблема с прокладкой газопровода «Сила Сибири-2» заключается в плато Укок: «Даже если бы там все построили с соблюдением всех природоохранных норм, экологи все равно устроили бы истерику. Поэтому Россия и Китай предложили вариант прокладки газопровода через территорию Монголии, Улан-Батор данный проект поддержал. Тут и Казахстан решил в нем поучаствовать. Но пока это все на уровне предложения Казахстана. Я не слышал со стороны российского правительства или „Газпрома“, что кто-то всерьез рассматривал вариант ведения газопровод через территорию Казахстана», — рассказал эксперт.

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев считает, что для Казахстана этот проект однозначно выгоден:

«Для России сейчас он может быть выгоден, но, если наши отношения ухудшатся, такой газопровод предоставит возможность для газового шантажа»,

— заявил эксперт. Он напомнил, что в настоящее время Монголия сильно зависит от Китая, а многовекторность Казахстана разрывает его между Россией, США и Великобританией: «У нынешнего казахского лидера Токаева совершенно другое восприятие внешней политики, чем у его предшественника Назарбаева. С этой точки зрения транзит через Монголию безопаснее, так как Улан-Батор не будет противоречить интересам КНР и препятствовать транзиту. А Казахстан, если что, побежит жаловаться в Лондон», — рассказал политолог.

Вместе с тем, хочется заметить, что для России проект газопровода «Сила Сибири-2» имеет большое экономическое значение, причем не только с точки зрения вхождения на китайский рынок. Ресурсная база данного газопровода — Западная Сибирь, тот же регион, из которого энергосырье поступает по газопроводам в страны Евросоюза. С вводом в строй «Силы Сибири-2» Россия сможет диверсифицировать свои рынки сбыта. Тем более, что многим европейским странам очень не нравится «запах» российского газа, а в каждую теплую зиму там все громче звучат мнения, что надо отказываться от потребления углеводородного сырья в пользу возобновляемых источников энергии.

Екатерина Вадимова

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter