Европа не настроена замерзнуть
Аналитика

Европа не настроена замерзнуть

13 декабря 2019, 14:08
Даже при экстремальном сценарии резкого похолодания и трехмесячной приостановки поставок из РФ запасы газа в Европе гарантированы

Состоявшиеся в Париже 9 декабря переговоры «нормандской четверки» по урегулированию украинского кризиса так и не дали исчерпывающего ответа, на каких условиях будет перезаключен российско-украинский контракт на транзит газа и произойдет ли это вообще.

Многие российские и международные эксперты считают, что парижская встреча стала еще одним шагом к достижению приемлемых условий дальнейшего существования украинского газового транзита, однако времени до подписания нового контракта все меньше — счет идет уже фактически на часы. Между тем алармистских настроений в связи с возможным сбоем в поставках российского газа в Европе нет.

Согласно недавней оценке немецких аналитиков, даже если зима будет холодной, перебоев с газом не ожидается, а цена на него в северной части континента вырастет незначительно.

Основным спикером по газовой теме по итогам встречи «нормандской четверки» выступил президент Украины Владимир Зеленский.

«Я не могу пока ничего говорить, потому что нет пока договора, но я уверен, что у нас больше шансов его подписать на лучших условиях, чем до этого обсуждали наши представители, когда были очень сложные несколько встреч, которые были принципиально без ответов, — заявил он на брифинге после переговоров с Владимиром Путиным, Ангелой Меркель и Эммануэлем Макроном. — Речь не идет о контракте на один год. То есть речь идет о „сколько-то“ лет, я так думаю, будет больше. Я настаивал на максимально амбициозных условиях, выгодных Украине и Европе, — на десяти годах… Очень сложно, когда одна сторона настаивает на одном годе, а мы настаиваем на десяти. Я думаю, что-то мы найдем посередине. Мне так кажется».

Формально новый транзитный контракт не был непосредственным предметом встречи лидеров России, Украины, Германии и Франции. «Не договорились о контракте, но этого и не должно было состояться в Париже», — прокомментировал результаты переговоров премьер-министр Украины Алексей Гончарук.

Однако де-факто газовые вопросы обсуждались в одном пакете с урегулированием конфликта в Донбассе, и это лишь подтверждает, что они тесно связаны, отмечает российский политолог Станислав Смагин.

«Итоговый стратегический результат встречи — ничья, — говорит эксперт. — Но если в строго донбасской части пакета ничья может обозначать просто „договорились дальше договариваться“, то в газовой части так не получится, придется договариваться хоть о каком-то минимуме конкретики. Предположительно, о чем-то и договорились, хотя стороны это пока не подтверждают и не афишируют. Вдаваться в подробности стороны не спешат по ряду причин, в том числе внутриполитических.

Но, видимо, будут компромиссы по всем аспектам: по цене, по спору в Стокгольмском арбитраже, по срокам — пусть не на десять лет сразу, как требовал Зеленский, но и не на год».

По мнению Станислава Смагина, главный выгодополучатель этого предполагаемого компромисса — Евросоюз, а точнее, «старая» Европа. Если исходить из сложившейся еще летом призрачной ситуативной связки Россия — Европа, то европейцы, недовольные нахрапом США в деле продвижения американского СПГ на их рынок, могут сыграть в вопросе российско-украинского транзитного договора на стороне Москвы, считает политолог. Время подтвердило, что эта связка действительно призрачная: европейцы играют исключительно на своей стороне.

«Европе нужен новый договор не на устраивающих Москву условиях, им нужно, чтобы он вообще был.

Но и от американского газа они не отказываются, и „Северный поток — 2“ не отбрасывают: им надо максимально насытить рынок, диверсифицировав и поставщиков, и направления. В конкретный момент времени, помимо этой долгосрочной цели, есть краткосрочная — не получить проблемы с теплом уже этой зимой. Поэтому для них компромисс Москвы и Киева, окончательно подтвержденный до 31 декабря, особо важен», — говорит Смагин.

«Нормандская встреча способствовала заключению контракта о поставках газа в Европу через территорию Украины. Подробностей пока нет, но можно предположить, что срок договора составляет не десять лет (на чем настаивала Украина) и не один-два года (что было в интересах „Газпрома“), а четыре-пять лет (это полностью устраивает Евросоюз). Пока неизвестна ситуация с объемами поставок, но вряд ли они сильно изменятся по сравнению с предыдущими.

Долг „Газпрома“ по судебным решениям, скорее всего, будет перекрыт поставками газа для Украины или повышением ставки за транзит»,

— добавляет Артем Деев, руководитель аналитического департамента компании AMarkets.

Зарубежные СМИ уделили газовой части повестки встречи «нормандской четверки» заметно меньше внимания, чем урегулированию конфликта в Донбассе, однако ряд аналитиков также отмечают, что эти темы тесно связаны.

Майкл Бочуркив, аналитик по международным отношениям и бывший представитель ОБСЕ, в своей статье для CNN пишет, что любая возможность серьезного соглашения в «нормандском» формате будет зависеть от того, «смогут ли Франция и Германия оказать невероятное давление на Путина, чтобы он прекратил свои военные игры на востоке Украины». Однако Германия политически слаба в связи с предстоящей отставкой Ангелы Меркель и нуждается в российском газе, а Франция очень хочет перезагрузить отношения с Кремлем, так что едва ли Путина удастся прижать к стене. Зеленский же благоразумно не имел сколько-нибудь серьезных ожиданий по поводу парижской встречи, Бочуркив напоминает слова, сказанные президентом Украины иностранным журналистам за несколько дней до нее: люди собираются на подобные мероприятия, рассчитывая на то, что ничего не произойдет.

За несколько дней до поездки в Париж Зеленский дал интервью журналу Time, в котором затронул и газовую тему. Отвечая на вопрос о том, по-прежнему ли он видит возможность заблокировать «Северный поток — 2», Зеленский сказал: «Я хотел бы, чтобы европейские лидеры пришли бы к иному результату, когда речь идет о „Северном потоке“, и предприняли иные шаги. Мы не можем влиять на решение европейцев. Не можем, и все. У меня нет никаких рычагов. Я могу лишь рассчитывать на серьезную поддержку, которую вижу по этому вопросу со стороны США. Это единственное, что может остановить его».

В этом контексте идущее в Конгрессе США обсуждение санкций против «Северного потока — 2», безусловно, напоминает о том, в чью игру пытаются играть украинские власти, а заодно и способствует укреплению того самого ситуационного альянса между Россией и Европой, о котором говорилось выше. Министр иностранных дел Германии Хайко Маас 12 декабря заявил, что «европейская энергетическая политика определяется в Европе, а не в США», поэтому Германия «принципиально отвергает нападки извне и экстерриториальные санкции».

Американская сеть деловых новостей СNBC, комментируя итоги встречи «нормандской четверки», пишет, что у России есть коммерческий интерес в улучшении отношений с соседом, исходя из того, что в 2018–2019 годах Россия была крупнейшим, по данным Евростата, поставщиком газа в Европу. Большая часть газа в Европу сейчас идет через Украину.

В свою очередь, Евросоюз заинтересован в том, чтобы избежать любых разрывов в поставках газа наподобие того, который произошел десять лет назад, когда «Газпром» прекратил поставки в Европу из-за разногласий по долгам «Нафтогаза» и цены на газ. Россия же заинтересована в заключении нового газового контракта, поскольку в противном случае это повредит ее репутации как надежного поставщика.

«Украина, — заявил CNBC Андриус Турса, советник консалтинговой группы Teneo Intelligence по Центральной и Восточной Европе, — имеет стратегический интерес в том, чтобы связать Россию новым долгосрочным контрактом, который обеспечит значительные транзитные объемы газа после того, как заработают финансируемые Россией новые трубопроводы в обход Украины. Если до конца этого года не будет достигнуто новое соглашение по газовому транзиту, значительные объемы поставок российского газа в Европу будут сорваны, что напомнит о газовом кризисе 2009 года.

По двусторонним отношениям России и Украины будет нанесен очередной удар, еще больше снижающий перспективы разрешения конфликта на востоке Украины».

Зеленский и Путин не достигли соглашения по газу, отмечается в комментарии аналитического агентства СEE Market Watch: «Как и ожидалось, ни по одному из вопросов встречи прорывов не случилось. Главное, с чем согласны все стороны, — война в Донбассе должна закончиться. Еще одним положительным результатом стало решение провести следующий нормандский саммит в течение четырех ближайших месяцев».

По оценке СEE Market Watch, если Россия остановит транзит, Украина потеряет примерно $3 млрд в год и столкнется с необходимостью платить за газ больше: «Время истекает для Украины, России и Евросоюза, поскольку транзитный договор должен быть заключен за одну-две недели. В противном случае прокачка газа через Украину может быть остановлена в начале января, а трубопроводы в обход Украины еще не готовы. Цены на газ пойдут вверх, и давление на Украину будет нарастать».

Однако ряд экспертных оценок свидетельствует о том, что Европа к прекращению украинского газового транзита с 1 января готова. Такой вывод, в частности, содержится в исследовании под заголовком «Трехсторонние газовые переговоры. Что будет означать для европейских потребителей прерывание российского газового экспорта?», которое за несколько дней до парижской встречи опубликовал Институт экономики энергетики (EWI) Университета Кельна.

По оценке немецких аналитиков, если украинский транзит прекратится, то уже в январе газовый экспорт России в Евросоюз сократится примерно на 6,3 млрд куб. м. «Однако ни для какой страны Евросоюза гарантированность запасов газа не находится под угрозой, это относится ко всем рассмотренным сценариям», — заявил управляющий EWI Симон Шульте.

Разрыв в поставках компенсируют газовые хранилища (на 83%, плюс 5,2 млрд куб. м) и дополнительный импорт СПГ (на 14%, плюс 0,9 млрд куб. м).

И даже при экстремальном сценарии резкого похолодания в совокупности с трехмесячной приостановкой поставок запасы газа в Европе гарантированы.

Однако цена вопроса окажется разной для разных стран Евросоюза, говорится в исследовании EWI. Для Финляндии, например, стоимость газа не изменится ни при каком сценарии, для Германии при прекращении транзита она повысится на 5–7% в зависимости от погодных условий, а вот для Греции — на 45–56%.

Тем не менее, констатируют немецкие эксперты, ситуация с поставками газа в зимний период для Европы сейчас существенно лучше, чем во время кризиса 2009 года.

«С того момента Евросоюз инвестировал в европейскую газотранспортную систему, которая вышла на высокий уровень, — отмечает Симон Шульте. — Она теперь включает новые внутриевропейские газопроводы, терминалы по приему СПГ и газопровод „Северный поток“, который не финансировался Евросоюзом. И только страны Юго-Восточной Европы по-прежнему нуждаются в лучшей интеграции в эту систему».

По материалам зарубежных СМИ.

Текст и перевод: Сергей Танакян

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter