Нефть и газ в апреле 2019 года
Аналитика

Нефть и газ в апреле 2019 года

13 мая 2019, 11:42
Ежемесячный обзор нефтяного рынка и нефтегазовой отрасли

Рынок нефти: США ужесточают эмбарго против Ирана, но хотят низких цен на нефть

Нефтяной рынок продолжал расти, обновляя максимумы с начала года. В апреле Brent поднялась на 3,9%, до $71,59 за баррель; рост был сравним с мартовским. WTI росла медленнее, подорожав на 3%, до $63,5. Средняя цена барреля Brent с начала года составила $63,7. Напомним, ранее представители стран — участниц ОПЕК+, в том числе России, называли комфортным для производителей и потребителей коридор $60–70 за баррель.

В апрельском отчете ОПЕК сообщалось, что в марте картель снизил добычу на 534 тыс. б/с, до 30,2 млн б/с. Больше сократила производство Саудовская Аравия — на 324 тыс. б/с, до 9,79 млн б/с.

Сделку ОПЕК+ Саудовская Аравия в марте выполнила на 161%.

На 93% соглашение выполнил Ирак, снизивший добычу на 126 тыс. б/с, до 4,52 млн б/с. Из-за американского эмбарго сократилась добыча нефти в не участвующем в соглашении Иране (на 28 тыс. б/с, примерно до 2,7 млн б/с). В целом ОПЕК+ выполнил сделку более чем на 150%, что стало важным драйвером роста цены на нефть.

В России с января по апрель 2019 г. добыча нефти и конденсата выросла в годовом исчислении на 3,2% к аналогичному периоду 2018 г., до 185,9 млн т (11,31 млн б/с). В апреле 2019 г. было произведено 45,97 млн т, на 2,4% больше, чем в апреле 2018 г., но на 3% ниже, чем в марте 2019 г., и на 5% ниже уровня декабря 2018 г.

Россия свои обязательства исполняет так, чтобы не очень портить статистику промышленного производства в годовом исчислении.

Другим важным фактором стало сокращение иранской добычи и экспорта. По данным нефтяного терминала Refinitiv Ekon, опубликованным Reuters, экспорт нефти из Ирана упал менее чем до 1 млн б/с (в марте объем поставок за рубеж составлял 1,1 млн б/с). Страны, которым США в 2018 г. в виде исключения разрешили покупать иранскую нефть до конца апреля 2019 г., начали сокращать объемы закупок. В конце апреля США подтвердили намерение отменить исключения с мая.

Одновременно госсекретарь США Майк Помпео заявил, что эмбарго снизило доходы Ирана от экспорта нефти на $10 млрд в год. Но сокращение экспорта нефти Ираном подталкивает цену на нефть к росту.

До эмбарго Иран был шестым производителем нефти в мире, на него приходилось почти 5% нефтедобычи (11% добычи ОПЕК). В марте, по данным ОПЕК, Нигерия немного увеличила добычу по сравнению с декабрем 2018 г., но небольшой рост поставок из Нигерии, входящей только в топ-15, не смог восполнить потери.

В США попытались снизить растущие с начала года цены еще в марте путем распродажи стратегических резервов.

6 млн баррелей были довольно быстро раскуплены, но цены все равно шли вверх. В апреле выяснилось, что возможности Штатов обваливать цены на нефть ограничены, так как, по сообщениям ExxonMobil, купленная у концерна партия сырья для стратегического резерва оказалась отравлена сероводородом, содержание которого в 250 раз превышало нормативы и в 7 раз — уровень, опасный для здоровья человека. Минэнерго США обвинило производителей, нарушивших, по его мнению, нормы хранения; сами нефтяники это отрицали. Причиной заражения стали бактерии, превращающие серу в сероводород; заражению подверглась треть стратегического резерва.

Минэнерго обещало продать еще 6 млн барр. стратегического запаса в начале мая, но качество нефти из США теперь под большим вопросом. Напомним, претензии к нефти США предъявляла PetroChina.

После отмены исключений на импорт из Ирана президент США Дональд Трамп и госсекретарь Майк Помпео пытались активизировать «медведей» нефтяного рынка: дескать, дефицит предложения нефти смогут восполнить Саудовская Аравия и ОАЭ.

Саудиты и ОАЭ действительно смогут компенсировать 1,5–2 млн барр. Но не факт, что они этого захотят: в марте обе страны аккуратно выполняли обязательства по ОПЕК+. Дефицит может не сократиться и из-за нестабильности в Венесуэле и Ливии, которых российский министр энергетики РФ Александр Новак назвал «черными лебедями» мирового нефтяного рынка.

Да и крупнейшие мировые производители не всесильны. Saudi Aramco в проспекте эмиссии облигаций, предназначенном для международных инвесторов, сообщила, что добыча на крупнейшем месторождении «Гавар» составляет только 3,8 млн б/с в день, намного ниже ожиданий. 15 лет назад, когда компания впервые сообщила о намерении выйти на IPO, заявлялось, что добыча на месторождении составляет 5 млн б/с уже 10 лет. Два года назад Минэнерго США оценило добычу на «Гаваре» почти в 6 млн б/с. Получается, что крупнейшее месторождение мира по объему суточной добычи нефти уже не «Гавар», а сланцевая формация Permian в США. Полагаться на Саудовскую Аравию как на производителя, способного в любой момент нарастить объемы добычи, уже рискованно.

Глобальные инвестбанки BoA Merril Lynch и Barclays выпустили аналитические обзоры, прогнозируя возможность роста цены на нефть до $100 за баррель уже до конца 2019 г. из-за роста спроса, прежде всего в Китае, на фоне сокращения предложения. А аналитическое агентство Oxford Economics считает, что, если цена превысит $100 за баррель, мировой ВВП может упасть примерно на 0,6% — мировую экономику будет ждать стагнация.

Ситуация будет обсуждаться 19 мая на встрече министерского мониторингового комитета ОПЕК+ в Джидде в преддверии июньского саммита ОПЕК.

Эксперты расходятся во мнениях относительно будущего сделки ОПЕК+.

Одни считают, что ее продлят до конца 2019 г., что может подтолкнуть цены к уровню $100 за баррель. Другие уверены, что из-за резкого скачка цен и отмены США исключений для импортеров иранской нефти сделка продлеваться не будет. Ни ОПЕК, ни Россия в апреле не давали прогнозов относительно сделки и II полугодия 2019 г. Неопределенность скорее способна охладить нефтяной рынок, чем продолжать его разогревать.

Сохраняется бурный рост добычи сланцевой нефти. Несмотря на то, что добыча в США остается на рекордно высоком уровне, свыше 12 млн б/с, американское Минэнерго прогнозирует, что в 2019 г. темпы роста замедлятся, составив 12,3 млн б/с.

Но, в отличие от Саудовской Аравии и России, где нефтедобыча полностью или преимущественно в руках государства, добыча в США осуществляется исключительно частными компаниями — и дисциплины от них ожидать будет сложно.

При высоких ценах сланцевики будут использовать любой шанс для дополнительной добычи, а рост предложения в США сможет перекрыть увеличение добычи нефти Саудовской Аравией.

В среднесрочном периоде американцам будет сложно поддерживать высокие объемы добычи: рентабельность производства оказалась значительно ниже ожидаемой, а для частного бизнеса это имеет решающее значение. Но в ближайшее время активность сланцевиков будет сокращаться не слишком сильно, уйдут только самые низкорентабельные и нерентабельные игроки.

У Трампа, чтобы понизить цены, остается немного вариантов. Один из них — словесные интервенции, действующие уже с меньшим эффектом. В конце апреля заявление в Twitter о якобы проведенных переговорах с Саудовской Аравией о снижении цен на нефть за день обвалило цены более чем на 3%. На следующий день появились опровержения со ссылкой на источники в ОПЕК, что не позволило Brent опуститься ниже $70.

У США в резерве еще один вариант — санкции.

В Конгрессе наряду с антироссийскими законопроектами рассматривается законопроект NOPEC, предполагающий, что Минюст США может обвинить любые страны ОПЕК в нарушении антимонопольного законодательства. Саудовская Аравия его жестко раскритиковала, пригрозив ухудшением дипотношений и даже, как сообщали некоторые СМИ, отказом от долларовых расчетов за нефть (впрочем, отказ от доллара был опровергнут самим Эр-Риядом).

Трамп пока не высказал определенной позиции по законопроекту, но, судя по постам в Twitter, он, скорее всего, настроен на переговоры с саудитами относительно увеличения добычи. Поэтому за ходом встречи в Джидде будут пристально следить: пойдет ли ОПЕК+ на компромисс с США?

В мае мы ожидаем цену нефти на уровне $65–75 за баррель.

Рынок нефтяных акций: вероятные санкции не помеха дивидендам

В апреле индекс Мосбиржи умеренно вырос (на 1,5%), немного превысив 2550 пунктов; нефтяные акции продолжили демонстрировать неоднозначную динамику. Новостной фон для российского фондового рынка был противоречив. В начале апреля два американских сенатора внесли в Конгресс обновленную версию законопроекта DETER («Закон о защите выборов от угроз»).

Проект требует от руководства национальной разведки в течение 30 дней после любых будущих выборов установить, имело ли место внешнее вмешательство. При его обнаружении администрация США будет обязана ввести санкции против вмешивавшейся страны.

Для нарушителей предполагаются санкции в виде запрета на инвестиции в госдолг страны, а также в оборонный и энергетический сектор. Но даже в США считают, что принятие закона маловероятно.

Вскоре после внесения законопроекта один из авторов, сенатор Марко Рубио заявил Bloomberg, что в Конгрессе наблюдается «некоторая усталость от санкций», что среди конгрессменов нет единого мнения, как «послать Кремлю правильный сигнал». «Усталость» воодушевила российский рынок, но опасения инвесторов пока в силе.

На следующий день после внесения DETER Saudi Aramco в проспекте эмиссии облигаций предупредила о риске штрафов и иных санкций против нее, поскольку компания намерена инвестировать в нефтегазовый сектор России.

Скорее всего, это совпадение — проспекты ценных бумаг готовятся и проходят регистрацию в течение нескольких месяцев, — но совпадение неслучайное.

На акции некоторых российских нефтяных компаний «призрак» новых санкций продолжал оказывать влияние. Аутсайдерами стали акции ЛУКОЙЛа, в марте лидировавшие по темпам роста. Его капитализация уменьшилась на 6,7%, до 4,09 трлн руб., тем не менее крупнейшая частная нефтяная компания России сохранила третье место среди публичных компаний. Скорее всего, негативное давление оказала не только угроза санкций, но и заявления представителей компании, что в 2019 г. ЛУКОЙЛ планирует завершить первый этап программы buyback (по плану компании она будет продолжаться до конца 2022 г.).

Вероятно, из-за угрозы санкций обыкновенные акции «Сургутнефтегаза» рухнули на 3%. Не лучшим образом чувствовали себя обыкновенные акции «Татнефти», несмотря на высокие цены на нефть. Они подорожали всего на 0,9%, показав динамику хуже рынка. Сенсационный рост показали акции «Газпром нефти», подорожав на 11%. Рост акций компании был, по всей видимости, связан с ожиданием рекордно высоких дивидендов по итогам 2019 г. Капитализация «Роснефти» увеличилась немного лучше, чем динамика остального фондового рынка, — на 2,2%. Тем не менее по фактическому размеру капитализации «Роснефть» уступила Сбербанку (4,49 трлн руб. против 5 трлн руб. у Сбербанка).

Советы директоров большинства крупных компаний нефтегазового сектора объявили размер дивидендов, рекомендуемый на утверждение годовым общим собраниям. Нефтяные компании, как правило, выплачивают дивиденды два раза в год (некоторые даже чаще). Лидерами по дивидендной доходности, как рассчитали аналитики информационно-аналитического центра «Альпари», стали обыкновенные и привилегированные акции «Татнефти» и обыкновенные акции «Газпром нефти».

Рекомендуемый размер дивидендов нефтяных компаний за 2018 г. и дивидендная доходность

Эмитент

Рекомендуемый размер дивиденда на акцию, руб.*

Дивидендная доходность, %

«Татнефть» (а. п.)

84,91

14

«Татнефть» (а. о.)

84,91

11

«Газпром нефть»

30

8

«Роснефть»

25,91

6

ЛУКОЙЛ

250

4,3

*С учетом выплаченных ранее промежуточных дивидендов.

Источник: данные компаний, оценки ИАЦ «Альпари».

Наиболее выгодными для покупки и получения дивидендов являются привилегированные акции «Татнефти», а также обыкновенные акции «Татнефти», «Газпром нефти» и «Роснефти».

Их дивидендная доходность значительно превышает размер годовой инфляции потребительских цен, а риски инвестиций в акции невысоки. В апреле не был объявлен размер дивидендов по обыкновенным и привилегированным акциям «Сургутнефтегаза»; скорее всего, эмитент сделает объявление ближе к годовому общему собранию акционеров, которое пройдет 3 июня 2019 г.

Газовая отрасль: газопроводные страдания молодого политика Вебера

В январе — апреле 2019 г. добыча природного газа в России выросла на 3,4% в годовом исчислении, до 261,53 млрд куб.м, а в апреле в годовом выражении выросла на 3,5%, до 64,3 млрд куб.м, сократившись к уровню марта на 4,8%.

В феврале и марте газодобыча в России росла рекордными темпами; неудивительно, что в апреле, который выдался и в России, и в Европе теплее нормы, добыча несколько сократилась.

Компания Nord Stream 2 в середине апреля сообщила, что уложена тысяча километров газопровода «Северный поток — 2» по дну Балтики. Препятствий для успешного завершения строительства газопровода, по крайней мере юридических, не осталось. Единственной и основной неопределенностью остается позиция Дании, которой оператор проекта Nord Stream 2 направил уже третью заявку на новый маршрут; его планируется проложить в исключительной экономической зоне южнее острова Борнхольм. Но на темпы строительства газопровода нерешительность властей Дании влияет пока не сильно.

Постпред России при ЕС Владимир Чижов выразил уверенность, что «Северный поток — 2» будет введен в эксплуатацию по плану, к январю 2020 г. Более того, невозможность запретить строительство газопровода признал Помпео, заявивший в Конгрессе, что администрация Трампа сделала все возможное, чтобы «убедить европейцев, в первую очередь Германию, не строить „Северный поток — 2“», но пока ее усилия не увенчались успехом.

Достаточно неожиданным оказалось заявление одного из кандидатов на пост главы Еврокомиссии, относительно молодого немецкого политика Манфреда Вебера, пообещавшего в интервью польской газете заблокировать строительство, если он будет избран.

Интервью Вебера раскритиковали в германском Бундестаге. Представитель СДПГ Маттиас Мирш заявил, что те, кто выступает против «Северного потока — 2», ставят Германию в зависимость от американского газа или от возврата к ядерной энергетике, от которой отказались из экологических соображений. Глава правительства Мекленбурга — Передней Померании Мануэла Швезиг в интервью одному из немецких телеканалов назвала позицию Манфреда Вебера «безответственной с точки зрения энергетической и экономической политики».

Дискуссия продолжает зашедший в тупик спор Германии и США по вопросу о важности для Европы «Северного потока — 2». Почти незамеченным прошло 70-летие со дня создания НАТО. Еще до того, как Помпео сообщил о провале давления на Германию по вопросу «Северного потока — 2», вице-президент США Майкл Пенс заявил, что США не смогут гарантировать защиту Европы, если их европейские союзники попадут в энергетическую зависимость от России.

«Абсолютно неприемлемо, чтобы крупнейшая экономика Европы (Германия — прим. авт.) продолжала игнорировать угрозу российской агрессии и пренебрегала собственной и… коллективной обороной», — заявил вице-президент.

Ультиматум вызвал резкую отповедь главы немецкого МИДа Хайко Мааса, сказавшего, что Берлин не намерен менять позиции ни по расходам на оборону в рамках НАТО, ни по «Северному потоку — 2».

Тем временем Россия и ее турецкие партнеры продолжают строительство газопровода «Турецкий поток».

В ходе официального визита в Россию президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана главы государств отметили, что такие проекты, как строящаяся в Турции АЭС «Аккую» и «Турецкий поток», могут стать элементами общеевропейской энергетической безопасности. Президент Владимир Путин заявил, что до конца 2019 г. по первой нитке «Турецкого потока» начнутся поставки турецким потребителям, а после строительства второй нитки газопровода начнутся поставки газа транзитом через Турцию на юг Европы.

Для США «Турецкий поток» — кость в горле, тем более что Турция недвусмысленно намекает на возможность выхода из НАТО в случае, если США начнут на нее давить из-за приобретения у России ЗРК С-400.

Но США уже поняли, что тон, которым они разговаривают со своими союзниками, с Турцией не пройдет. Помпео, признав поражение в давлении на Европу по газовому вопросу, заявил, что Госдеп продолжает работу с Германией, «чтобы посмотреть, есть ли способ… обеспечить поставку каких-либо ресурсов через Украину». Ведь если «Северный поток — 2» и обе нитки «Турецкого потока» будут построены, то транзит российского газа через Украину потеряет экономический смысл.

Путин в конце апреля сказал, что, если транзит через Украину прекратится, реверсного газоснабжения Украины не будет, так как по реверсу на Украину поступает российский газ, но в 4–4,5 раза дороже. Возможно, хотя и маловероятно, что при новом украинском президенте удастся найти взаимоприемлемый компромисс.

Апрель для акций газового сектора оказался очень успешным.

Акции НОВАТЭКа продемонстрировали абсолютное лидерство в нефтегазовом секторе и в целом на российском рынке; капитализация компании прибавила 13,3%. Акции «Газпрома» выросли на 6%, а по капитализации компании сохранили за собой 4-е и 5-е место (у «Газпрома» — 3,94 трлн руб., у НОВАТЭКа — 3,6 трлн руб.). Акционеры НОВАТЭКа на годовом общем собрании, состоявшемся 23 апреля, приняли решение одобрить рекомендуемый размер дивидендов за 2018 г. в размере 26,06 руб. на акцию с учетом ранее выплаченных промежуточных дивидендов. Хотя дивиденды в абсолютном размере оказались рекордно высокими, дивидендная доходность акций НОВАТЭКа составила лишь 2,3%, что ниже годовой инфляции.

В мае рекомендуемый на утверждение акционерам размер дивиденда объявит совет директоров «Газпрома». Ранее в западных СМИ появлялась информация, что правление в мае вынесет предложение выплатить на акцию 10,43 руб. Дивидендная доходность акций «Газпрома», по оценкам аналитиков, может составить 6,3%.

Наталья Мильчакова,

кандидат экономических наук, финансовый аналитик

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter