Нефтесервис без акцента

Аналитика
Нефтесервис без акцента
Нефтесервис без акцента
13 апреля, 15:20Александра Орехова
Российский нефтесервис привыкает жить в состоянии многолетнего форс-мажора

Нефтесервисная отрасль напрямую зависит от своего клиента — добывающих и перерабатывающих компаний. Поэтому все кризисы, с которыми сталкиваются производители, сразу влияют и на тех, кто оказывает им специальные услуги. Однако после спада темпы роста в добывающем секторе и в нефтесервисе существенно разнятся. Так, первый намного быстрее возрождается до прежних объемов, в то время как на второй влияют задержки между принятием инвестиционных решений и непосредственным началом работ.

Не восстановившись в полной мере после мирового финансового кризиса 2014–2015 годов, который многие считают продолжением коллапса 2008-го, сервисным структурам пришлось столкнуться с новыми вызовами. В 2008 году отрасль трясло от ралли цен на нефть, от которых зависят объемы производства углеводородов и финансирование вспомогательных услуг: за три месяца стоимость сырья упала с $120 до $33 за баррель. В 2014–2015 годах — с $110 до $55. В 2020 году пандемия в очередной раз обвалила котировки черного золота до отрицательных значений, в 2021 году добавился актуальный тренд — энергопереход, подразумевающий снижение использования нефти в энергетике, а в 2022 году — новые западные санкции из-за спецоперации РФ на Украине, создающие проблемы для реализации сырья и вынуждающие иностранные компании уйти из России.

Иностранная доля

В целом, по оценкам экспертов, доля российского нефтесервисного рынка от мирового равна 8%. В структуре отечественной отрасли до массового «исхода» зарубежных нефтесервисных компаний, согласно данным, которые приводит VYGON Consulting, на наши компании приходится 82%, на Schlumberger — 8%, Weatherford — 3%, Baker Hughes и Halliburton — по 2%.

Но иностранцы все еще являются основными поставщиками высокотехнологичных решений и оборудования.

Так, в сегменте геофизического исследования скважин (ГИС) зарубежные компании занимали 22%, при этом большая часть у Schlumberger (19%). Почти такая же доля (18%) у российской «ТНГ-Групп», 11% — у «Геотек сейсморазведки», по 8% — у «Башнефтегеофизики» и «Газпром недр».

В сфере интенсификации добычи и методов увеличения нефтеотдачи (МУН) доля российских компаний в рамках импортозамещения увеличилась, но лидерство было за иностранцами: Baker Hughes (16%), Schlumberger (14%), Halliburton (13%), Weatherford (9%). У «МеКаМинефти» (Западная Сибирь) 9% рынка, «РН-ГРП» (входит в «Роснефть») — 8%, «УПНП и КРС» (Самара) — тоже 8%, у «КАТКОнефти» (входит в австрийскую PeWeTe Group) и «Пакер Сервиса» (Москва) — по 5%.

Зарубежные компании лидируют и в поставках программного обеспечения, спрос на которое начал расти в связи с изменением структуры запасов в сторону трудноизвлекаемых. Несмотря на то, что в области гидродинамического моделирования доля отечественной составляющей достигла 40%, Schlumberger предоставляет 23% софта, Rock Flow Dynamics (RFD) — 13%, норвежская ROXAR — 10%, Halliburton — 8%, Paradigm — 7%, французская CGG — 5%. Пакет ГДМ «Роснефти» «РН-КИМ» занимает 7%, «Техсхема» «Сургутнефтегаза» — 5%.

Уйти нельзя остаться

С начала спецоперации РФ на Украине большинство зарубежных структур различных секторов промышленности, в том числе и нефтегазовой, заявили о планах выйти из российских активов.

Первой о немедленном прекращении деятельности в России 19 марта сообщила американская Halliburton. Компания отметила, что не имеет совместных предприятий на территории РФ, а поставки запчастей и продуктов были остановлены несколько недель назад.

Затем Schlumberger решила немедленно приостановить новые инвестиции и развертывание технологий для своих операций в России. «Мы продолжаем активно следить за этой динамичной ситуацией и будем осуществлять любую существующую деятельность в полном соответствии с применимыми международными законами и санкциями», — пояснил генеральный директор компании Оливье Ле Пеш.

Международная Baker Hughes также приняла решение о приостановке новых инвестиций в свою деятельность на территории Российской Федерации в связи с событиями на Украине. При этом компания заявила, что продолжит соблюдение действующих международных законов и санкций, а также текущих договорных обязательств.

Weatherford стала последней из «четверки», опубликовав заявление на следующий день. При этом компания отметила, что будет продолжать выполнять существующие контрактные обязательства в рамках международных законов и санкций.

Еще один международный буровой и инжиниринговый подрядчик KCA Deutag чуть позже присоединился к коллегам, сообщив о приостановке новых инвестиций в России.

Развитие новые проектов в РФ решили заморозить и германская инжиниринговая Linde, участвующая в СПГ-стройках, и американская компания Honeywell — крупнейший поставщик и лицензиар технологий переработки, катализаторов и оборудования для нефтеперерабатывающей, нефтехимической и газоперерабатывающей отраслей.

Непробиваемая броня

Вопросами импортозамещения РФ озаботилась после введения в 2014 году США и Евросоюзом экономических санкций в связи с присоединением Крыма к России и конфликтом на востоке Украины. До этого российские нефтегазовые компании покупали западное оборудование, в результате чего отечественные производители потеряли компетенции и перестали производить качественные аналоги. Но как отметил в ходе Восточного экономического форума министр промышленности и торговли Денис Мантуров, сейчас программа импортозамещения реально заработала, а доля российского оборудования в нефтегазовом секторе РФ превышает 60%.

Среди основных вызовов, с которыми несколько лет назад столкнулась отечественная промышленность, было средне- и крупнотоннажное производство СПГ, создание флотов гидроразрыва пластов, системы подводных добычных комплексов на шельфе, роторно-управляемые системы в бурении, сейсморазведочное оборудование, ПО для сейсмосудов, дефицит катализаторов для нефтепереработки.

После нового витка санкций вице-премьер РФ Александр Новак, который 21 марта встречался в Государственной Думе с представителями политических фракций, отметил: «Важная задача — загрузить наши предприятия, которые умеют делать, имеют компетенции производства соответствующего оборудования». По его словам, в нефтегазовой отрасли уже реализуются 10 планов по импортозамещению. «Так, мы научились делать и роторно-управляемые системы, заканчиваем сейчас технологии добычи трудноизвлекаемых залежей, у нас есть технологии гидроразрыва пластов», — сказал он.

Как сообщал вице-премьер РФ Юрий Борисов на правительственном совещании в начале февраля, правительство совместно с НОВАТЭКом и «Газпромом» в рамках планов по достижению технологической независимости в СПГ-проектах сформировало предложения по 18 приоритетным видам оборудования, производство которых должно быть освоено на территории РФ в ближайшее время. Планы предусматривали снижение импорта в этом секторе до 50% к 2024 году. В принципе, российская технология среднетоннажного производства СПГ «Арктический каскад» уже реализована преимущественно на российском оборудовании в рамках 4-й линии проекта «Ямал СПГ», однако при ее эксплуатации постоянно происходят сбои, что может свидетельствовать о пока еще недостаточных наработках в этой сфере.

К 2024 году также планировалось снизить с 85% до 25% зависимость по флотам ГРП, которые представляют комплекс из различных технологических установок и решений, позволяющих сделать добычу нефти более интенсивной, а отдачу газо- и нефтедобывающих скважин — более высокой. На создание собственных разработок в этой сфере была выделена субсидия в 1,5 млрд руб. в период с 2019 по 2021 год, при этом подразумевалось, что создание флотов ГРП будет осуществляться при значительном внебюджетном финансировании, в два раза превышающем государственную поддержку.

«Роснефть» еще в 2017 году создала первый в Евразии промышленный симулятор ГРП, который обеспечивает технологическую независимость нефтегазовой отрасли РФ в области компьютерного моделирования, обязательного для применения технологии. К процессу же создания флота подключились предприятия оборонного комплекса, в частности АО «Федеральный научно-производственный центр (ФНПЦ) «Титан-Баррикады», которое занимается разработкой и производством вооружения для сухопутных войск, ракетных войск стратегического назначения, военно-морского флота. Компания входит в состав АО «Корпорация «Московский институт теплотехники» (МИТ) — разработчика межконтинентальных баллистических ракет «Тополь», «Тополь-М», «Ярс» и «Булава».

В конце прошлого года «Титан-Баррикады» начал испытания первого отечественного флота ГРП для нужд ПАО «Газпром». В течение 2022 года образец пройдет полный цикл испытаний, а на 2023 год намечены работы на реальных объектах. По словам генерального конструктора МИТ, академика Российской академии наук (РАН) Юрия Соломонова, в настоящее время в РФ используется 135 флотов ГРП, при этом доля отечественного оборудования в них составляет менее 1%. «По тем документам, которые есть, мы с 2023 года должны организовать серийное производство и к 2026 году производить до 10 флотов гидроразрыва. Если 5–7 лет, то это половина рынка должна быть наша», — сказал он. Еще один российский аналог, согласно плану Минпромторга, также планировалось получить к следующему году.

Помимо этого, ФНПЦ разработал подвеску насосно-компрессорной трубы для отечественной системы подводной добычи углеводородов. Оборудование создано для извлечения газа на морских шельфах, где техника должна работать в чрезвычайно жестких условиях. Разработчики сумели обеспечить повышенный запас прочности: конструкция выдерживает гидростатическое давление до 1200 атмосфер.

Концерн «Алмаз-Антей» до 2026 года планировал поставить «Газпрому» оборудование системы подводной нефтедобычи на сумму более 25 млрд руб. «Разрабатываемое концерном оборудование является уникальным и единственным отечественным оборудованием подобного рода для подводной добычи углеводородов на шельфе. В настоящее время данное оборудование находится в санкционном списке. В мире есть только три компании, выпускающие подобное оборудование, и они находятся под юрисдикцией США», — сообщал в сентябре на Тюменском нефтегазовом форуме (TNF) заместитель генерального директора по производственно-технологической политике концерна Александр Ведров.

Кроме того, «Газпром», считающий создание подводной робототехники одним из приоритетных направлений импортозамещения в ТЭК России, предложил Минпромторгу подписать госконтракт с Объединенной судостроительной корпорацией (ОСК) на разработку российского подводного робота для шельфовых проектов.

В поисках замены

На долю Западной Сибири приходится большая часть добываемой в стране нефти и газа, и, по словам губернатора ХМАО-Югры Натальи Комаровой, в регионе импортозамещение буровых достигает 70%, программного обеспечения при моделировании гидроразрыва пластов — 100%.

Помимо этого, «ТНГ-Групп» приступила к освоению методик и практики работы с высокотехнологичным комплексом оборудования Schlumberger. Подписание соответствующего соглашения состоялось в ноябре прошлого года и стало знаковым: крупнейший в мире поставщик технологий впервые продал хай-тек на российском геофизическом рынке. Приемка первой партии оборудования уже состоялась, а сотрудники компании прошли обучение в производственном центре Schlumberger в ХМАО. Оборудование позволит оптимизировать строительство скважин благодаря более детальной информации о геологическом разрезе. Оно применимо как в разведочном, так и в эксплуатационном бурении.

Для реанимации старого фонда скважин в условиях падения добычи на большинстве месторождений России еще в декабре 2017 года в Туле состоялось открытие первого отечественного завода по производству колтюбинговых труб (ГНКТ). На данный момент доля тульского производителя составляет 80% российского рынка ГНКТ, остальное прибрали к рукам китайские поставщики. Импортозамещающее производство нефтегазового оборудования для капитального ремонта скважин (колтюбинговых установок) освоило воронежское ООО «РГМ-Нефть-Газ-Сервис».

Одной из самых востребованных технологий для работы с «трудными» запасами является роторно-управляемая система. И в 2020 году на Южно-Приобском месторождении «Газпром нефти» в ХМАО была успешно испытана российская РУС-ГМ-195 для бурения скважин, разработанная научно-производственным предприятием «БУРИНТЕХ». Это оборудование предназначено для бурения скважин сложной конструкции с большой протяженностью горизонтальных и наклонно-направленных участков. Тиражирование технологии позволит значительно снизить стоимость оборудования и улучшить экономику процесса строительства скважин. Начало серийного производства было запланировано на 2021 год.

Планы правительства предусматривают доведение до 25% через два года зависимости от иностранного сейсморазведочного оборудования и ПО для сейсмосудов. И Росгеология недавно сообщила, что в текущем году наметила локализовать программный продукт для нефтегазовой отрасли от Emerson — Paradigm.

Сотрудничество «Газпром нефти» с российскими компаниями в области морской разведочной геофизики позволило в краткие сроки создать современный комплекс с автономными сейсмическими донными станциями, который не уступает западным аналогам и обладает большим экспортным потенциалом. Донные станции «КРАБ» являются полностью отечественной научно-технической и промышленной разработкой с нулевой составляющей санкционных комплектующих элементов.

Всего несколько лет назад потребность отечественной нефтепереработки в некоторых видах зарубежных катализаторов составляла до 100%. В настоящее время этот показатель значительно снижается благодаря в частности «Роснефти» и «Газпром нефти», активно занимающимися разработкой собственного производства. Так, в структуре «Роснефти» работают два катализаторных завода — Ангарский и Новокуйбышевский, а также совместное предприятие ООО «РН-Кат» на базе Стерлитамакского завода. «Газпром нефть» реализует в Омске строительство новой катализаторной фабрики, которая решит проблему импортозамещения катализаторов, прежде всего гидрокрекинга. Предполагается, что через два года доля импортной продукции в этом секторе не должна превышать 10%.

Надежда на спрос

Пандемия за последние два года уже частично подготовила российский нефтесервис к работе в форс-мажорных условиях, когда из-за ковидных ограничений было затруднено перемещение специалистов и оборудования. Поэтому новые вызовы могут уже не так драматично задеть отрасль. Во-первых, те крупные иностранные компании, которые заявили о приостановке новых инвестиций в России, не смогут уйти в одночасье хотя бы потому, что у них действуют подписанные контракты. За это время отечественным предприятиям, видимо при поддержке государства, придется ускорить внедрение своих разработок и наладить их промышленное производство. Не исключено, что освобождающиеся места в нишах нефтесервиса захотят занять или упрочить китайские партнеры.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter