Нефть и газ в сентябре 2021

Аналитика
Нефть и газ в сентябре 2021
Нефть и газ в сентябре 2021
12 октября, 16:11Наталья Мильчакова, к.э.н., заместитель руководителя ИАЦ «Альпари»
Ежемесячный обзор нефтяного рынка и нефтегазовой отрасли

Рынок нефти. Унесённые ветром баррели: ураган «Ида» вызвал дефицит нефти

В сентябре цены на нефть снова вернулись к росту, причём рост оказался весьма бурным. Цена нефти сорта Brent за сентябрь выросла на 10% до $78,17 за баррель, а в конце месяца даже попыталась тестировать уровень в $80, который был успешно достигнут и даже превышен, но уже в октябре. Одновременно цена техасской марки WTI по итогам сентября выросла на 9,9%, до $74,85 за баррель.

Последствия разрушительного урагана «Ида», пронёсшегося над югом США в конце августа, продолжали влиять на добычу нефти в Соединённых Штатах почти весь сентябрь. Ураган повредил несколько старых нефтепроводов, расположенных у берегов штата Луизиана, что вызвало утечку нефти на территории в радиусе около 16 км, и из-за аварии и последующих работ по устранению нефтяного пятна добыча нефти на этой территории временно была остановлена.

Из-за последствий урагана, как сообщили в Минэнерго США, в сентябре добыча нефти в сократилась примерно на 96% или на 1,74 млн б/с.

Переработка нефти в США из-за последствий урагана сократилась на 2,11 млн б/с или на 12%. Добыча нефти в Мексиканском заливе обеспечивает примерно 17% совокупной добычи «чёрного золота» в США.

Напомним, что ураган «Ида» стал сильнейшим из ураганов в США за последнее десятилетие: ему была присвоена четвёртая категория сложности из пяти, так как скорость ветра во время урагана достигала 240 км/ч. Американские эксперты оценили срок возможного простоя НПЗ на юге США из-за последствий урагана четвертой категории в 4-6 недель. Таким образом, сокращение предложения нефти и дефицит нефтепродуктов в США в связи с последствиями урагана оказали влияние на котировки фьючерсного рынка, толкая их вверх.

По итогам сентябрьской встречи министров стран-участниц ОПЕК+ Министерство энергетики РФ обнародовало прогнозы мирового спроса на нефть. Вице-премьер Александр Новак заявил, что в Минэнерго РФ прогнозируют улучшения мирового спроса на нефть в 2021 году на 5,8-6 млн б/с. Хотя Международное энергетическое агентство в сентябре, наоборот, понизило прогноз спроса на нефть в мире на 370 тыс. б/с, ожидая в итог рост мирового спроса по итогам года только на 4,96 млн б/с, динамика цен на нефть в сентябре показала, что рынок больше верит в оптимистичные прогнозы роста спроса, чем в скептические. Кроме того, ОПЕК в сентябрьском докладе подтвердил прогноз роста спроса на нефть в мире в 2021 году на 6 млн б/с и повысил прогноз роста мирового спроса в 2022 году на 4,2 млн б/с.

Более того, повышенный спрос на нефть в США в сентябре подтвердил гипотезу о том, что к концу года спрос на нефть может превзойти самые оптимистичные ожидания. Так, США увеличили импорт нефти из России, несмотря на все санкции против российских нефтяных компаний на 5 млн баррелей.

В связи с ростом спроса на нефть в США при пока ещё не восстановившемся предложении нефти и в США, и в странах ОПЕК+, технический комитет ОПЕК+ оценил возможный дефицит нефти в мире до конца 2021 года в 1,1 млн б/с. Более того, ещё раньше в ежемесячном докладе дефицит нефти в мире спрогнозировало Международное энергетическое агентство, осторожно заявив, что из-за урагана «Ида» добыча нефти в США «сильно понизилась», и теперь миру «придётся подождать избыточного предложения нефти».

На очередной встрече министров, состоявшейся 4 октября, страны-участницы ОПЕК+ решили сохранить в октябре запланированные ранее квоты на добычу нефти, предполагающие увеличение производства на 400 тыс. б/с в месяц.

Вице-премьер Александр Новак после октябрьской встречи ОПЕК+ заявил в интервью, что альянс пока не спешит увеличивать добычу выше запланированных объёмов, так как из-за новых штаммов коронавируса в 4 квартале остаётся риск снижения спроса на нефть.

Отметим, что накануне октябрьской министерской встречи технический комитет ОПЕК+ предупредил, что дефицит нефти 2021 года уже в 2022 году может прекратиться и смениться избытком предложения в 1,4 млн б/с. Поэтому вполне логичным выглядело решение ОПЕК+ не пересматривать текущие квоты на добычу в сторону увеличения, хотя в некоторых американских СМИ сообщалось со ссылкой на источники в администрации президента Джо Байдена, что после переговоров министров некоторых неназванных стран-участниц альянса с неназванными представителями администрации Байдена, которые якобы состоялись по инициативе американской стороны, ОПЕК+ примет решение об увеличении квот на добычу нефти, чтобы охладить «перегретый» рынок. Но этого не произошло.

4 октября цены на нефть сразу же после обнародования решения ОПЕК+ начали бурно расти. Так, цена Brent всего за день выросла на 2,6%, легко преодолев психологически значимый барьер в $80 и закрыв торги на уровне выше $81 за баррель. Таким образом, октябрь для мирового нефтяного рынка начался с обновления ценовых максимумов, которых рынок не видел с осени 2018 года.

Глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов в интервью российским СМИ допустил, что цена Brent в обозримом будущем может достичь и преодолеть $100 за баррель, хотя, по его мнению, такой вариант развития событий был бы нежелательным.

По мнению руководителя ЛУКОЙЛа, при цене в $100 за баррель и выше в мире (и особенно в США) возобновятся инвестиции в низкорентабельные и неэффективные проекты, которые вновь могут привести к обвалу цен на нефть.

Однако ситуация на нефтяном рынке пока складывается в пользу дефицита нефти (а также других энергоресурсов), а не её избытка.

Более того, накануне октябрьской встречи министров стран ОПЕК+ генеральный секретарь ОПЕК Мухаммед Баркиндо заявил, что сентябрьский рост цен на нефть является прямым следствием дефицита инвестиций в нефтяную отрасль в предыдущие годы.

Так что вопрос о том, как много нужно инвестировать в нефтяную отрасль, чтобы не допустить ни обвала, ни перегрева рынка, пока остаётся дискуссионным.

В октябре мы ожидаем коридор цен Brent в $76-86 за баррель.

Возобновляемая энергетика. Европа во мгле: возобновляемые источники энергии пока не оправдали надежд

В сентябре цены на углеводороды показали впечатляющий рост: если цены на нефть выросли за месяц на 10%, то цены на газ только в западной Европе взлетели сразу на 72%, цена тысячи кубометров газа на голландском хабе TTF к концу сентября превысила $1100. А уже в первые дни октября Bank of America в одном из аналитических обзоров оценил текущую ситуацию на углеводородных рынках как глобальный энергетический кризис. И эти оценки выглядят справедливо, если учесть, что в энергетический кризис Евросоюз, США и другие страны «большой семёрки» в течение последних десяти лет загоняли себя сами.

По оценкам, которые приводили в начале октября газета The Wall Street Journal и американский журнал Forbes, в последние десять лет в Европе как результат борьбы «зелёных» партий за так называемые «устойчивое развитие и социальную ответственность» было закрыто несколько сотен угольных электростанций. Причём лидером в этом весьма неоднозначном «движении» была Великобритания, в которой к 2021 году осталось всего две таких электростанции; а в континентальной Европе, особенно в странах севера и запада Европы, аккуратно следовали примеру Великобритании, закрывая угольные электростанции в массовом порядке.

Весьма показателен в том, как на самом деле в Европе борются за «устойчивое развитие», пример Испании, в которой в 2020 году энергетическая корпорация Endesa из-за пандемии коронавируса отложила на неопределённый срок проект по строительству в государстве Андорра самой большой в Европе солнечной электростанции (СЭС) мощностью 1,58 ГВт, но вместе с тем проекты по закрытию трёх из шести угольных электростанций в Испании, которым на смену должна была прийти самая большая СЭС в Европе, отложены не были. В итоге Испания ещё в прошлом году лишилась значительной части энергетических мощностей, которые не были заменены новыми, и в таком состоянии она встретила энергетический кризис в текущем году.

При этом в 2021 году в Европе летом была засуха и мало ветреных дней, в связи с чем ветряные электростанции произвели очень мало электроэнергии.

Соответственно, у Европы не осталось другого выбора, как закупать больше газа и нефти, чтобы увеличить выработку электроэнергии на ещё не закрытых старых электростанциях.

Кроме того, быстрое восстановление после пандемии стран Юго-Восточной Азии, в первую очередь, Китая и Южной Кореи, резко подстегнуло спрос на природный газ и цены на него, в связи с чем крупные производители СПГ, такие как Катар и ближневосточные страны, а также США, перенаправили свою продукцию в Азию вместо Европы, с которой они, в отличие от России, не связаны трубопроводной инфраструктурой и контрактными обязательствами.

Цены на газ в Азии в сентябре уже достигали $1600-2000 за тысячу кубометров, что сделало невыгодными поставки газа в Европу.

Возросший спрос некоторых НПЗ на нефть для целей производства мазута как резервного топлива для тепловых электростанций (например, в Великобритании) привёл к дефициту бензина на АЗС; более того, в сентябре этого года Великобритания столкнулась с резким дефицитом бензина, из-за того, что НПЗ его производили в меньших объёмах, а также из-за того, что по требованию экологов в стране было закрыто немало АЗС.

Европейский энергетический кризис — уже не первый в мире за последние несколько лет, показавший, что поспешный переход на возобновляемые источники энергии имеет свои издержки, хотя бы из-за капризов и неустойчивости климата, а также недостаточной надёжности генерирующих мощностей. Так, ещё в феврале 2021 года из-за пронёсшегося зимой над штатом Техас в США урагана «Ури» в штате произошли массовые отключения электричества, так как вышли из строя ряд электростанций, в том числе работавших на возобновляемых источниках: в том числе, выработка электричества на солнечных электростанциях упала на 80%, а на ветровых — на 55%. Всё это говорит о том, что проекты по возобновляемой энергетике носят долгосрочный характер, и пока от традиционного топлива, такого как газ, нефть и уголь, отказываться ещё очень рано.

Газовая отрасль. Почему Газпром не может быть виноватым в европейском энергокризисе

К концу сентября биржевые цены на газ голландского хаба TTF выросли на 70% до $1100 в пересчёте на контрактные цены (на бирже котировки выставляются в евро за киловатт-час). А в начале октября цены на некоторое время даже превысили $1500 за тысячу кубометров.

Графики цен на газ TTF в Европе (апрель — начало октября 2021 г.)

Выше мы уже писали о причинах энергетического кризиса в Европе, самой главной из которых стал поспешный отказ многих европейских стран от электростанций, работающих на традиционном топливе.

Ещё к 1 сентября запасы газа в европейских подземных хранилищах оставались на минимальном уровне за последние пять лет и были заполнены только на 71-75%.

Ушедший этой осенью в отставку глава австрийской нефтегазовой корпорации OMV Райнер Зеле предсказал, что оставшиеся 25-30% газа в ПХГ, возможно, к зиме так и не удастся восстановить, и зимой в Европе может разразиться гораздо более тяжёлый энергетический кризис, чем сегодня. Отметим, что на момент этого интервью цены на газ на голландском хабе TTF ещё не превышали $660 за тысячу кубометров.

Тем временем в начале сентября оператор «Северного потока-2», швейцарская компания Nord Stream 2, объявил сначала о том, что уложена последняя труба второй нитки газопровода, позже — об осуществлении стыковки датского и немецкого участков второй нитки, а к концу месяца — о том, что на первой нитке газопровода уже начались пусконаладочные работы.

Проамерикански настроенные европейские СМИ (а таких в Европе большинство) в текущем энергетическом кризисе в Европе попытались обвинить «Газпром», а некоторые — ещё и российские власти, и даже лично президента РФ Владимира Путина. Однако они не учитывают, что Газпром поставляет газ в Европу по долгосрочным контрактам, где нередко бывает оговорена либо фиксированная цена, либо потолок повышения цены на газ. В случае если растут цены на нефть, к которым привязаны контрактные цены поставок трубопроводного газа. Причём цены на газ реагируют на колебания нефтяного рынка с определённым временным лагом, в среднем составляющем 1-2 месяца.

Из свежих примеров можно привести падение контрактных цен Газпрома в июне 2020 года, которое стало несколько затянувшейся реакцией на обвал мировых цен на нефть в марте и апреле 2020 года.

Таким образом, Газпром на самом деле мало что выигрывает от текущего роста цен на газ на биржах Европы, основными бенефициарами этого роста являются поставщики СПГ.

В свою очередь, рост цен на нефть в сентябре и октябре будет способствовать повышению контрактных цен Газпромом в последующие месяцы. В любом случае, акционерам Газпрома можно надеяться на хорошие дивиденды по итогам 2020 года. А Европе придётся надеяться только на начало официальных поставок газа по «Северному потоку-2».

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter