Нефть, газ и ВИЭ в июне 2021

Аналитика
Нефть, газ и ВИЭ в июне 2021
Нефть, газ и ВИЭ в июне 2021
12 июля, 14:38Наталья Мильчакова
Ежемесячный обзор нефтяного рынка и нефтегазовой отрасли

Рынок нефти: в ожидании дефицита

В июне майский вялый рост цен на нефть сменился мощным ралли. Цена нефти марки Brent за июнь взлетела на 5,9% до $74,53 за баррель, достигнув ценовых максимумов 2018 года и чуть-чуть не успев закрепиться выше $75. А цена техасской WTI в июне выросла на 7,9%, подорожав до $73,16 за баррель. Спред между ценами эталонных марок сократился до $1,3-1,4.

Встреча министров стран-участниц соглашения ОПЕК+, назначенная на 1 июля, не состоялась из-за того, что Объединённые Арабские Эмираты отказались голосовать за предложение увеличить добычу нефти, если не будет принято их альтернативное предложение о наращивании добычи нефти лишь при условии отказа от продления сделки ОПЕК+ после апреля 2022 года. В министерстве энергетики ОАЭ также посчитали, что риск увеличения экспорта нефти Ираном (на 2 млн б/с) достаточно высок, в связи с чем значительное увеличение добычи участниками альянса может привести как к потере долей рынка другими участниками ОПЕК и ОПЕК+, так и к новому обвалу цен. Мнение ОАЭ поддержали также Ирак и Мексика.

Однако это мнение выглядело не вполне обоснованным, так как 29 июня на плановом заседании технического комитета ОПЕК+ был обнародован прогноз о возможном дефиците нефти в этом году в 1,1 млн б/с. Но ОАЭ и некоторые другие участники альянса проигнорировали этот прогноз, и в итоге после их демарша министерская встреча ОПЕК+ была отложена на неопределённый срок, и дата новой встречи пока неизвестна, а в августе текущего года автоматически продолжат действовать июльские квоты на добычу.

Интересно отметить, что несостоявшейся министерской встрече ОПЕК+ в конце июня предшествовали заявления представителей администрации президента США о том, что США не допустят резкого повышения цен на нефть. А после срыва встречи в администрации Джо Байдена заявляли о том, что неназванные официальные представители администрации провели переговоры с неназванными представителями стран, входящих в ОПЕК, «на высоком уровне».

Такие заявления из Белого дома недвусмысленно намекают на то, что на ОАЭ, Ирак и, возможно, на некоторых других участников альянса ОПЕК+, могло быть оказано политическое давление.

Объективных предпосылок для разногласий в ОПЕК+ не было: например, в мае участники альянса выполнили план по добыче нефти на 125%, согласно оценкам ОПЕК. Несмотря на срыв встречи ОПЕК+ поступившие в конце июня новости из Ирана о том, что его ядерная программа не будет отменена, продолжали вдохновлять «быков» нефтяного рынка и заставляли прятаться «медведей». Более того, ещё в начале июня на Петербургском международном экономическом форуме министр энергетики России Александр Новак заявил, что в ОПЕК+ «нет уверенности» в появлении этим летом на рынке дополнительных объёмов нефти из Ирана. В свою очередь, весь июнь у рынка не исчезала уверенность в том, что избыток предложения нефти этим летом маловероятен, и это подталкивало цены на нефть вверх.

Росту цен на нефть в июне, как сообщалось в ежемесячном докладе ОПЕК, способствовало падение запасов нефти и нефтепродуктов в странах ОЭСР ниже среднего уровня за пять лет; а также новости о закрытии проекта строительства нефтепровода Keystone XL из Канады в США.

Аналитики глобальных инвестиционных банков оценили срыв министерской встречи ОПЕК+ как сильный «бычий» сигнал для рынка нефти. Так, эксперты инвестбанка UBS прогнозируют, что к началу сентября нефть Brent может подорожать до $80 за баррель, если ОПЕК+ так и не договорится об увеличении добычи. Есть и более оптимистичные прогнозы: аналитики Bank of America считают, что к 2022 году Brent подорожает до $100 за баррель из-за сокращений инвестиций в добычу нефти в связи с экологическими факторами и одновременного роста спроса на нефть, который ранее был отложен из-за пандемии «ковида».

Мы полагаем, что движение цены нефти Brent на $100 более вероятно, чем движение обратно к $40 за баррель. На наш взгляд, причины связаны не только с фундаментальными факторами, но и с позицией ОАЭ, которым, вероятно, надоело в рамках ОПЕК и ОПЕК+ постоянно пребывать «в тени» Саудовской Аравии, сокращать добычу, а значит, и бюджетные доходы.

Мы полагаем, что для роста цен на нефть до $100 за баррель в течение ближайших нескольких лет есть достаточно существенные предпосылки (сокращение инвестиций в добычу нефти из-за санкций и эмбарго против разных стран, фактическое «перепрофилирование» глобальных нефтяных гигантов в отрасль «зелёной энергетики», отложенный спрос на нефть, удалённая работа из автомобилей и т. д.).

Недавний пример: отказ Евросоюза импортировать российскую нефть через территорию Беларуси является одним из «бычьих» сигналов для рынка сырой нефти, однако не слишком сильным, так как Россия может найти альтернативные маршруты поставок в Европу своей нефти.

Впрочем, факторы, которые могут помешать росту, тоже имеются. Так, в июне в США суд отменил запрет президента Джо Байдена на геологоразведку новых участков в связи с «отсутствием серьёзных оснований для такого запрета», и опасения увеличения добычи нефти могут затормозить рост. Кроме того, министерство энергетики США в июне повысило прогноз по добыче нефти в стране в 2021 году на 20 тыс. б/с до 11,1 млн б/с, что может стать довольно сильным «медвежьим» сигналом нефтяному рынку. А отмена США в июне санкций против некоторых влиятельных чиновников министерства нефти Ирана, стала фактором, немного сдержавшим рост нефтяного рынка, в противном случае, на наш взгляд, уже в июне цена Brent могла бы достичь $75-77 за баррель.

Таким образом, в настоящее время назвать точную дату, когда цена Brent всё-таки доберётся до $100 за баррель, тем более закрепится выше этой отметки, не представляется возможным.

Выход цены на этот уровень в конце декабря 2021 года — начале января 2022 года мы рассматриваем исключительно как один из возможных вариантов, причём как наиболее оптимистичный из всех возможных. Выход цены на такой уровень в 2023 году представляется нам более реалистичным.

В июле наш прогнозный коридор по цене Brent составляет $69-79 за баррель.

Возобновляемая энергетика: мир станет «голубым» и «зелёным» ещё не скоро

Пока экологи и некоторые слишком «зелёные» политики продолжают восхищаться преимуществами водородного топлива перед природным газом и иным углеводородным топливом, далеко не все сегодняшние гиганты нефтегазового сектора спешат перепрофилировать бизнес и послушно выполнять требования таких политиков и экологических организаций. Так, в июне технический директор Saudi Aramco Ахмад аль-Ховайтер заявил, что, по оценкам экспертов Saudi Aramco, маловероятно, что в производство водородного топлива мировой нефтегазовый сектор начнёт активно инвестировать до 2030 года.

Как считают в саудовской госкорпорации, в ближайшие десять лет нефтегазовый сектор начнёт развивать в основном производство «голубого» водорода (то есть получаемого путём преобразования природного газа), причём осуществлять инвестиции в производство этого вида топлива будет на тех же условиях, что и в сжиженный природный газ: сначала контракт с потребителем топлива, которое будет произведено в будущем, а уже потом инвестиции и производство. Таким образом, между подписанием таких контрактов и завершением производства такого вида топлива должен будет пройти определённый временной лаг, продолжительность которого в Saudi Aramco оценивают в 5-6 лет. А пока не будет стабильного предложения, не будет и большого спроса, считают в госкорпорации.

Более того, в 2030 году может начаться массовое производство только «голубого» водорода, а с производством ещё более экологически чистого «зелёного» водорода придётся ещё подождать. Международное энергетическое агентство, ещё месяц назад призывавшее весь мир к 2050 году полностью отказаться от автомобилей с бензиновыми двигателями, считает, что к этой дате производство водородного топлива почти утроится по сравнению с 2020 годом, причём к 2050 году в мире будет производиться преимущественно «голубой» и «зелёный» водород, а в настоящее время произведённое в мире водородное топливо является в подавляющем большинстве «серым» или «бурым», то есть производящимся из ископаемого топлива и предполагающим выбросы углекислого газа в атмосферу.

Однако у других крупных производителей углеводородов отношение к инвестициям в производство водородного топлива не настолько скептическое. Так, в ОАЭ национальная нефтяная компания Абу-Даби (ADNOC), наоборот, объявила в июне о поиске международных инвесторов в организацию производства и экспорта «голубого» водорода, а ещё раньше объявляла о сотрудничестве с компаниями из Южной Кореи в производстве топлива-носителя для «голубого» водорода — «голубого» аммиака. Генеральный директор ADNOC Ахмед аль-Джабер считает, что несмотря на то, что сегодня отрасль водородного топлива находится в зачаточном состоянии, она способна обеспечить реальную возможность для ускорения крупномасштабной энергетической трансформации.

Таким образом, похоже, что противостояние Саудовской Аравии и ОАЭ в ОПЕК+ в будущем может трансформироваться в аналогичную ситуацию на рынке «голубого» водорода.

Но структура этого рынка будет совсем другой, чем сегодняшний нефтяной рынок, а противостояние пока сводится к заочным дискуссиям топ-менеджмента нефтегазовых гигантов этих стран.

Между тем крупнейшие мировые производители автомобилей уже называют примерные сроки отказа от производства автомобилей с «углеродным следом». Так, шведская Volvo намерена осуществить эту амбициозную задачу уже к 2025 году. Менее амбициозные дедлайны в этой сфере установили себе General Motors (к 2035 году) и Jaguar Land Rover (к 2039 году). А Volkswagen Group ставит более реалистичные, хотя и сложные задачи, и уже через четыре года планирует «всего лишь» вытеснить своего главного конкурента на рынке электромобилей Tesla Motors с первого места на рынке. Но пока доля продаж электромобилей составляет всего 4,2% от объёма продаж легковых автомобилей в мире.

Газовая отрасль: в Европе подорожал российский газ

Пока американский сенатор Тед Круз и другие «ястребы» продолжают бессмысленно угрожать «Северному потоку-2», работы по строительству оставшихся участков газопровода продолжают осуществляться. Исполнительный директор оператора проекта Nord Stream 2 Матиас Варниг уже заявил в интервью, что газопровод будет достроен в августе. Успешно прошедший в июне российско-американский саммит в Женеве, а также окончание первой нитки газопровода сделали угрозу санкций против «Северного потока-2» намного менее актуальной, чем несколькими месяцами ранее. Тем временем в Nord Stream 2 уже готовятся к запуску газопровода в эксплуатацию до конца 2021 года.

Спрос на газ в Европе в июне и начале июля резко вырос, что привело, в свою очередь, к резкому росту цен. Так, к концу июня спотовая цена газа в Европе поднялась выше $400 за тысячу кубометров, что стало рекордным максимумом с 2008 года. Основной причиной такого подъёма цены стал отказ Газпрома бронировать дополнительные мощности по транзиту газа через Украину и Польшу в связи с традиционным июльским плановым ремонтом газопроводов «Северный поток-1» и «Ямал-Европа». Однако эта причина не единственная: жаркая погода в Европе и связанный с этим рост потребления электричества объективно требует увеличения выработки электроэнергии, а значит, и увеличения импорта газа. По данным Gas Infrastructure Europe, к началу июля уровень запасов газа в европейских подземных хранилищах составлял в среднем всего 48%, то есть из ПХГ идёт большой отбор газа.

И это происходит в условиях, когда, например, немецкая партия «зелёных» требует отказаться от потребления газа и больше уделять внимание возобновляемым источникам энергии.

Рост цен на газ в Европе очень быстро сделал экспорт газа в Европу очень привлекательным. Так, некоторые американские корпорации намерены вместо отправки СПГ в страны Азии переместить потоки своего СПГ в Европу, где сегодня цены выше. Значительный спрос на газ наблюдается и в США из-за аномально жаркой погоды и роста экспорта, что приводит к росту цен. Всё это является дополнительным аргументом в пользу того, что от традиционных источников электроэнергии отказываться пока рано.

Наталья Мильчакова, к. э. н., заместитель руководителя «Информационно-аналитического центра «Альпари»

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter