Эти подрядчики сдулись — подайте других
Аналитика

Эти подрядчики сдулись — подайте других

11 июня, 12:42
После завершения крупнейших инвестпроектов «Газпрома» за их строителями остались многомиллиардные долги, а газпромовские контракты незаметно консолидируются вокруг нового мегаподрядчика — компании «Газстройпром»

Опубликованная на днях финансовая отчетность крупнейших в недавнем прошлом подрядчиков «Газпрома» — компаний «Стройгазмонтаж» и «Стройгазконсалтинг» — проливает свет на сделки вокруг этих организаций последних полутора лет. После завершения крупнейших инвестпроектов «Газпрома» во главе с «Силой Сибири» за их строителями остались многомиллиардные долги, и пока по ним идут судебные разбирательства, газпромовские контракты незаметно консолидируются вокруг нового мегаподрядчика — компании «Газстройпром». Эта организация с малопонятной структурой владения сразу же пошла по стопам своих предшественников, сформировав гигантский портфель долгов.

Долговой марафон

Стремительно проведенная продажа компании «Стройгазмонтаж», которая в прошлом ноябре из рук миллиардера Аркадия Ротенберга перешла под контроль никому не известного НАО «Стройинвестхолдинг» с уставным капиталом 55 тысяч рублей, стала одной их самых загадочных российских сделок 2019 года. Тем не менее, СМИ достаточно быстро выяснили, что единственный бенефициар «Стройинвестхолдинга» Ольга Сафонова прежде была партнером иркутского бизнесмена Сергея Рассохина, владельца «Корпорации Байкал», в совет директоров которой некогда входил Роман Золотов, сын главы Росгвардии Виктора Золотова.

Однако финансовая подоплека сделки по продаже «Стройгазмонтажа», стоимость которой оценивалась в 75 млрд рублей, выясняется только сейчас, после того, как компания представила свои финансовые показатели за 2019 год. Как выяснилось, выручка ООО «Стройгазмонтаж» в прошлом году упала более чем на треть, а чистая прибыль сократилась в 27 раз (см. таблицу).

Финансовые показатели основных подрядчиков "Газпрома", 2015-19 гг., млн руб.

При этом совокупный долг компании оставался очень высоким — 130,3 млрд рублей, по данным «СПАРК-Интерфакс», хотя пик по этому показателю (228 млрд рублей) был пройден еще в 2017 году. Но и собственный оборотный капитал «Стройгазмонтажа» за прошлый год существенно снизился — с 50 млрд до 17,4 млрд рублей.

Еще более драматичное падение показателей продемонстрировала компания «Стройгазконсалтинг», которую с конца 2018 года через цепочку юрлиц на 49% контролирует сам «Газпром». В прошлом году выручка компании рухнула более чем в 13 раз, а чистый убыток оказался максимальным за пятилетний период. В то же за время, как и прежде, за «Стройгазконсалтингом» числятся гигантские долги — совокупный долг в 2019 году превышал 210 млрд рублей, в то время как собственный капитал составлял всего лишь 25,2 млрд рублей, снизившись примерно на четверть за последние три года. В целом на основании данных общедоступной финансовой отчетности аналитики СПАРК делают вывод о негативном финансовом состоянии компании.

Наконец, последний представитель «большой тройки» подрядчиков «Газпрома», АО «Стройтранснефтегаз», основным бенефициаром которого до недавнего времени выступала семья Геннадия Тимченко, пока не представил свою прошлогоднюю бухгалтерскую отчетность. Но если исходить из данных на конец 2018 года, то картина выглядела примерно так же, как и в двух предыдущих случаях: высокий совокупный долг (более $120 млрд) при незначительном собственном оборотном капитале (10,2 млрд рублей).

«Стройтранснефтегаз» в последнее время тоже не оставался в стороне от слияний и поглощений: в ноябре прошлого года появилась информация, что Геннадий Тимченко собирается продать свою долю в холдинге новому подрядчику «Газпрома» — созданной в 2018 году «Газпромом» и Газпромбанком компании «Газстройпром». Именно последняя, по имеющимся данным, предоставила НАО «Стройинвестхолдинг» заем для приобретения «Стройгазмонтажа». Кроме того, известно, что «Газстройпром» ведет консолидацию активов «Стройгазконсалтинга».

Таким образом, «большая тройка» газпромовских подрядчиков на глазах прекращает свое существование, а на ее месте вырисовывается один мегаигрок, который с самого начала унаследовал такое качество своих предшественников, как высокая долговая нагрузка.

На конец прошлого года, по данным «СПАРК-Интерфакс», АО «Газстройпром» имело долгосрочные обязательства на 220,5 млрд рублей и краткосрочные на 155 млрд. При этом инвестиционные операции компании (главным образом по приобретению долговых ценных бумаг и предоставлению займов) почти вдвое превысили ее выручку — 202 млрд рублей против 106 млрд.

По данным «СПАРК-Интерфакс», уставный капитал «Газстройпрома» распределен между тремя компаниями-«близнецами» — ООО «МК-1» (49%), ООО «МК-2» (25%) и ООО «МК-3» (26%). Первая из них через промежуточную структуру ООО «Факторинг-Финанс» связана с ООО «Газпром инвестхолдинг». Конечными бенефициарами «МК-2» являются юридические лица с перекрестным владением ООО «Би Бренд» и ООО «Прайм Инвест». Основным владельцем «МК-3» выступает физлицо — Сергей Фурин, который, по некоторым сведениям, работает водителем в одной из московских компаний.

От триумвирата к монополии

Предпосылки для описанного развития событий сложились еще три года назад, когда объемы контрактов «Газпрома» с крупнейшими подрядчиками стали на глазах падать. Если в 2016 году «большая тройка» заключила с газпромовскими структурами контракты, отраженные в открытых источниках, на 181 млрд рублей, но в 2017 году их совокупный объем сократился всего до 70 млрд рублей, а в 2018 году составил чуть более 5 млрд рублей.

Стоит уточнить, что в марте 2018 года «Газпром» обновил свое корпоративное положение о закупках, введя в него нормы, позволяющие не раскрывать участников и победителей конкурсных процедур.

Но к тому времени крупнейшая газпромовская стройка, в которой приняли участие все три крупнейших подрядчика — газопровод «Сила Сибири», — уже вышла на финиш, а новых сопоставимых контрактов для «большой тройки» не предполагалось.

Первым на выход отправился «Стройгазконсалтинг», что не было удивительным, учитывая тяжелое финансовое положение компании. После того, как ее основатель Зияд Манасир в 2014 году принял решение выйти из капитала «Стройгазконсалтинга», он перешел под контроль Газпромбанка и инвестфонда United Capital Partners (UCP) Ильи Щербовича.

Это позволило получить новые контракты «Газпрома», значительно увеличить выручку, но при этом компания стала хронически убыточной.

По итогам 2018 года, когда UCP покинул состав учредителей «Стройгазконсалтинга», чистый убыток превысил 21 млрд рублей. Покупателями доли фонда выступили компании, по сложной цепочке связанные с основанным незадолго до этого «Газстройпромом».

Проблемными оказались и некоторые структуры, связанные со «Стройгазконсалтингом». В частности, в июле прошлого года в отношении его «дочки» «СГК-Трубопроводстрой-5» была введена процедура наблюдения — первая стадия банкротства; по состоянию на прошлый год ее кредиторская задолженность превышала 9 млрд рублей. Серьезные претензии у кредиторов возникли и к компании «СГК-1», которая формально больше не имеет отношения к «Стройгазконсалтингу» (ее конечным бенефициаром оказывается все тот же «Газстройпром»). По данным СПАРК, начиная с 2018 года в ее отношении подано несколько десятков арбитражных исков (включая банкротные) на общую сумму 1,2 млрд рублей, хотя компании посчастливилось войти в реестр юрлиц, на которые распространяется мораторий о банкротстве в связи с коронавирусом.

«Стройгазмонтаж» после того, как покинул бизнес-империю семьи Ротенбергов, практически прекратил всякую публичную активность. Последнее официальное сообщение компании о завершении основных строительно-монтажных работ на компрессорной станции «Славянская» в Ленинградской области датировано 21 февраля. В то же время известно о многочисленных судебных исках к одной из его основных «дочек» АО «Краснодаргазстрой», участвовавшей в строительстве «Силы Сибири». Прошлый год эта компания закончила с чистым убытком в 2,3 млрд рублей и кредиторской задолженностью более 20 млрд рублей. В настоящее время в Арбитражном суде Краснодарского края рассматривается дело о банкротстве «Краснодаргазстроя» на основании заявления ООО «ТелекомСервис». Более трех десятков исков на общую сумму более чем 300 млн рублей подано в отношении ССК «Газрегион» — дочерней структуры «Стройгазмонтажа», также работавшей на объектах «Силы Сибири».

Нечто подобное происходит и вокруг «Стройтранснефтегаза». Последняя по времени официальная новость компании датирована октябрем прошлого года, а в начале мая компания фигурировала в СМИ в связи со вспышкой коронавируса на Чаяндинском месторождении в Якутии, где «Стройтранснефтегаз» является генподрядчиком.

В материалах СПАРК имеется также сообщение от 13 февраля о том, что один из кредиторов «Стройтранснефтегаза», ООО «Техиндустрия», намерен обратиться в суд с банкротным иском в связи с неисполнением вступившего в законную силу решения Арбитражного суда Москвы от 06 ноября 2019 года. По данным Картотеки арбитражных дел, предметом иска стала задолженность в объеме 48,9 млн рублей, возникшая при выполнении работ на строительстве системы магистральных газопроводов Бованенково — Ухта. Апелляционная жалоба «Стройтранснефтегаза» по этому делу была оставлена без удовлетворения, сейчас дело слушается в кассационной инстанции.

Фэк предупреждал

Ситуация вокруг крупнейших подрядчиков «Газпрома» неизбежно заставляет вспомнить нашумевшую историю двухлетней давности, когда аналитик компании Sberbank CIB Александр Фэк представил отчет, где говорилось о прямых интересах газпромовских подрядчиков в строительстве «Силы Сибири» вместо гораздо более дешевого альтернативного маршрута -газопровода «Алтай».

«„Сила Сибири“, „Северный Поток-2“, „Турецкий поток“ являются невыгодными, уничтожающими стоимость компании проектами, которые поглотят половину инвестиций „Газпрома“ в следующие пять лет. Обычно их рассматривают как навязанные „Газпрому“ правительством, которое преследует геополитические цели. Но важнее другая их общая особенность — возможность обеспечить работой узкую группу российских поставщиков, при этом практически без внешнего контроля», — утверждалось в документе.

В этом же отчете Александр Фэк предполагал, что следующим мегапроектом «Газпрома» станет масштабная программа модернизации своей трубопроводной инфраструктуры протяженностью 172 тысячи километров, из которых значительно больше половины имеют возраст более 30 лет.

По оценке аналитика, 15-летняя программа замены труб может в сумме обойтись в $250 млрд, что, по мнению Фэка, будет абсолютно соответствовать интересам крупнейших подрядчиков, но акционерам «Газпрома» не принесет никакого дополнительного дохода, к их сожалению.

Последние новости из «Газпрома» свидетельствуют, что эта гипотеза была принципиально верной. Несколько дней назад компания «Газпром инвест» объявила о крупнейшей закупке труб большого диаметра — в объеме 1,28 млн тонн одним лотом с предельной ценой 98,4 млрд рублей. Основными целями, для которых приобретаются трубы, заявлены капитальный ремонт магистральных газопроводов для транспортировки этансодержащего газа из северных районов Тюменской области и строительство третьей нитки системы магистральных газопроводов Ухта-Торжок. Последний проект входит в портфель «Газстройпрома», как следует из данных сайта этой компании.

Но концепция освоения инвестиций по этим проектам теперь будет принципиально иной. Как сообщил на февральском Дне инвестора зампред правления «Газпрома» Фамил Садыгов, компания переходит на модель центрального подрядчика и планирует расширение практики использования EPC-контрактов (аббревиатура от английских слов «инжиниринг», «проектирование», «строительство»). В результате проведенной в 2019 году масштабной реструктуризации всего инвестиционно-строительного блока, заверил топ-менеджер «Газпрома», обеспечено повышение эффективности непосредственной реализации проектов, включая управление их бюджетами и сроками завершения. Одновременно стало известно о введении «Газпромом» банковского сопровождения для всех контрактов с подрядчиками и поставщиками, что позволить отследить расходы на сумму порядка триллиона рублей в год.

О том, что «Газпром» должен в своих «стройках века» должен использовать подтвержденную мировой практикой модель ЕРС-контрактов (или EPCM, включающих еще и менеджмент), говорилось давно.

В частности, компания «Современные технологии генподрядного менеджмента» (СТГМ) в подготовленном в 2018 году аналитическом докладе на эту тему констатировала, что на современном этапе развития «Газпрома» создание собственного корпоративного или партнерски консолидированного в группу ЕРС (ЕРСМ)-контрактора «становится насущной потребностью и необходимостью по целому ряду объективных причин как экономического и политического, так и организационно-управленческого характера».

Однако в силу давно сложившихся практик реализации крупнейших газовых проектов не приходится рассчитывать на то, что теперь они станут более прозрачны, чем в период, когда основные подряды «Газпрома» доставались «большой тройке». На это, по большому счету, и намекают недавний переход «Стройгазмонтажа» под контроль никому не известного «Стройинвестхолдинга», за которым, вероятно, стоят интересы «Газстройпрома», и незаметный для посторонних глаз переход активов «Стройгазконсалтинга» под контроль того же «Газстройпрома». К тому же и «Стройинвестхолдинг», и «Газстройпром» относятся к категории непубличных акционерных обществ, не обязанных раскрывать подробную отчетность. Так что новые неудобные вопросы к будущим газпромовским стройкам практически неизбежны.

Сергей Танакян

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter