Российский газовый транзит через Польшу: скрипач не нужен?
Аналитика

Российский газовый транзит через Польшу: скрипач не нужен?

11 марта , 19:13Виталий ЕрмаковPhoto: 24kurier.pl
Польша, активно помогавшая Украине получить большие объемы прокачки российского газа, сама теперь может потерять транзитные объемы и выручку

Транзитная газовая сделка между Россией и Украиной, достигнутая практически под бой курантов, позволила «Газпрому» зарезервировать мощности экспортных газопроводов в Европу, достаточные для удовлетворения текущего и перспективного спроса на российский газ до 2025 года. Россия гарантировала оплату украинских транзитных мощностей исходя из загрузки 65 млрд куб.м в 2020 году и 40 млрд куб.м в 2021–2024 годах. Общие мощности экспортных газопроводов в Европу, которые «Газпром» может использовать до ввода в действие «Северного потока — 2» (СП-2), превышают 200 млрд куб.м, а после его ввода в действие — 260 млрд куб. м.

Мощности газопроводов из России в Европу
Photo:НИУ ВШЭ, данные ПАО «Газпром»

Российский экспорт сетевого газа в Европу составил 202 млрд куб.м в 2018 году и 199 млрд куб.м в 2019 году. Казалось бы, все экспортные газопроводы будут нужны, и все они будут задействованы. Но уже сейчас очевидно, что поставки «Газпрома» в Европу в этом году резко снизятся, и у «Газпрома» возникнет значительный профицит газотранспортных мощностей. Если, согласно заверениям российских чиновников, СП-2 заработает в начале 2021 года, этот профицит может стать очень значительным и в течение последующих нескольких лет, даже если допустить рост спроса на российский газ в Европе с 2021 года.

«Газпрому» придется выбирать, какие маршруты в Европу задействовать, а на каких резко снизить загрузку или вообще от них отказаться.

Краткосрочно перспективы российского газового экспорта в Европу в этом году ухудшаются с каждым днем. «Идеальный шторм» на газовом рынке в 2020 году может привести к тому, что экспорт российского сетевого газа в Европу сократится до 160-170 млрд куб.м одновременно с резким падением экспортной выручки «Газпрома». Причины ожидаемого снижения поставок сетевого российского газа на европейский рынок в этом году носят комплексный характер.

Во-первых, всю вторую половину 2019 года европейские потребители закачивали рекордные объемы газа в хранилища, опасаясь, что Россия и Украина не подпишут новый транзитный договор. «Газпром» также закачал рекордные объемы газа в свои ПХГ в Европе, что само по себе несколько «завысило» отчетные данные по экспорту 2019 года относительно реального спроса.

Во-вторых, зима 2019–2020 гг. в Европе оказалась рекордно теплой, и потребление газа снизилось. В результате, по оценке Оксфордского института энергетических исследований, запасы газа в европейских ПХГ к концу марта 2020 года будут на 50% выше, чем годом ранее.

В-третьих, профицит предложения на мировых газовых рынках давит на цены, а замедление спроса на газ в странах АТР и исчезновение «азиатской премии» привело к тому, что значительные объемы «лишнего» СПГ были перенаправлены в Европу. В 2019 году доля СПГ в европейском потреблении газа выросла до 21% (по сравнению с 13% годом ранее), а доля «Газпрома» снизилась до 36% (с 37% в 2018 году). В дополнение к этому, распространение эпидемии коронавируса привело к резкому снижению экономической активности и, очевидно, также ограничит потребление газа в Европе в этом году.

В первом квартале этого года спотовые цены на газ в Европе были чуть выше $100 за 1 тыс. куб.м, и могут упасть еще ниже в следующих двух кварталах. Часть контрактов «Газпрома» еще содержит нефтяную индексацию, и эти цены выше цен на европейских газовых биржах. Но почти две трети поставок компании в Европу в настоящее время основаны на привязке к европейским биржевым газовым котировкам. Европейские контрагенты компании настаивают на скидках для «дорогого» газпромовского газа, основанного на нефтяной индексации. Так, недавно Болгария заявила, что сумела добиться от «Газпрома» скидки в 40%.

В то же время биржевые цены на газ в Европе упали так низко, что чистые экспортные цены «Газпрома» (за вычетом экспортной пошлины и расходов на транспортировку) стали ниже внутрироссийских регулируемых цен.

Резкое падение рентабельности российского газового экспорта стало настоящим стресс-тестом для отрасли, отрицательные финансовые последствия которого достаточно очевидны. Но что эта ситуация означает с точки зрения конфигурации экспортных потоков российского газа?

С точки зрения приоритетов «Газпрома» по загрузке альтернативных маршрутов экспорта газа в Европу очевидно, что в первую очередь компания будет стараться максимально использовать прямые газопроводы из России на целевые рынки в северо-западной и юго-восточной Европе: «Северный поток — 1» (СП-1) и «Турецкий поток» (ТП). Показательно, что фактическая загрузка СП-1 в последние годы превышала проектную мощность: в 2018 году по СП-1 было поставлено 58,7 млрд куб.м, а в 2019 году — 58,5 млрд куб.м, что составило, соответственно, 107% и 106% от установленной мощности 55 млрд куб. м. В первые месяцы 2020 года поставки по СП-1 также превышают установленную мощность. Возможности использования ТП для наращивания транзита в Европу пока ограничены неготовностью принимающей инфраструктуры, но по мере завершения строительства принимающих газопроводов в юго-восточной Европе загрузка ТП будет увеличиваться.

Что касается газопроводов, идущих через транзитные страны — через Украину и через Беларусь и Польшу, до 2020 года именно украинский маршрут был балансирующим: он использовался «Газпромом» в гибком режиме для покрытия флуктуаций спроса и для компенсации потери общих транспортных мощностей в направлении Европы во время ежегодной летней профилактики подводных газопроводов. Актуальные экспортные мощности на выходе из украинской ГТС в страны Европы составляют, по оценке «Газпрома», около 133 млрд куб. м. В 2018 году «Газпром» прокачал 86,8 млрд куб.м через Украину (65% от доступных компании мощностей), а в 2019 году — 89,2 млрд куб.м (67%). Поставки по газопроводу «Ямал-Европа» через Польшу традиционно были очень стабильны, а загрузка была на уровне свыше 90%, что с учетом ежегодной остановки на ремонт и профилактику означает практически полную загрузку газопровода.

Начиная с 2020 года, однако, принципы использования украинского транзита «Газпромом» серьезно меняются, что не может также не повлиять на отношение российского экспортера к польскому маршруту.

Согласно новым договоренностям с Украиной, ставка транзита была немного повышена — до $31,7 за тыс. куб.м в целом за транзит по украинской ГТС. Но теперь «Газпром» не сможет, как раньше, платить лишь за транзит фактически прокачанного газа. Теперь он должен оплачивать транзит, исходя из зарезервированных мощностей — 65 млрд куб.м в 2020 и 40 млрд куб.м в 2021-2024, независимо от того какие объемы российского газа были фактически транспортированы через украинскую ГТС.

Более того, не допускается перенос неиспользованных мощностей на будущие периоды. В целях расчета платежа годовые транзитные мощности распределены равными порциями — 178,1 млн кубометров в сутки в 2020 году и 109,6 млн кубов в сутки в 2021–2024 гг., и, если фактическая суточная прокачка оказывается ниже, оплата все равно осуществляется по «верхней границе». Так, в январе 2020 года из-за теплой погоды и переполненных ПХГ в европейских странах, получающих газ через Украину, «Газпром» прокачал через Украину лишь 2,548 млрд куб.м газа, но заплатил за транзит 5,518 млрд куб.м, так что использование предоплаченной мощности транзита по украинской ГТС в январе составило лишь 46%, а эффективный удельный транзитный тариф составил почти $69 за тыс. куб. м. В феврале «Газпром» увеличил транзит через Украину до 3,925 млрд куб.м, использовав 76% предоплаченной мощности и снизив эффективный удельный транзитный тариф до $42 за тыс. куб. м.

Очевидно, что для того, чтобы снизить удельный тариф, «Газпрому» нужно увеличить прокачку через Украину до уровня согласованных предоплаченных объемов. Но это также означает, что компании придется отказаться от использования украинского маршрута как балансирующего, возможно, попытавшись переложить эту функцию на транзитный маршрут через Польшу.

В условиях превышения общих транзитных мощностей над спросом на российский газ в Европе это может означать серьезные риски снижения газового транзита через Польшу по газопроводу «Ямал-Европа».

В какой степени это осуществимо, покажет ближайшее будущее.

Еще одно важное условие для оптимизации транзита через Польшу — это способность «Газпрома» выполнить свои контрактные обязательства перед европейскими потребителями даже в условиях снижения транзита по газопроводу «Ямал-Европа». Пройдя через Польшу, российский газ приходит в северо-восточную Германию, куда также ведут наземные продолжения СП-1 и СП-2 — газопроводы OPAL и EUGAL.

Газопроводы в Северо-Западной Европе
Photo:ПАО "Газпром"

Первая нитка газпоровода EUGAL начала работать в 2020 году. Ввод в строй СП-2 и второй нитки EUGAL приведут к тому, что часть транзитных мощностей через Польшу окажется избыточной с точки зрения выполнения нынешних контрактных обязательств «Газпрома».

Объемы транзита через Польшу по «Ямал-Европа» в последние годы были достаточно стабильны. Суточная загрузка в первом квартале 2017, 2018 и 2019 гг. составляла в среднем 96-97 млн кубометров. В январе–феврале 2020 года, однако, среднесуточный объем транзита через Польшу сократился до 78-79 млн куб.м или почти на 20%.

Важно отметить, что действующий транзитный контракт между Польшей и Россией заканчивает свое действие 18 мая 2020 года. После этого, согласно заявлению оператора польской газотранспортной системы, мощности газопроводов в польской части системы «Ямал-Европа» (в частности, маршрут «Кондратки-Мальнов») будут выставлены на аукцион с возможностью резервировать мощности на период до 15 лет, а также с возможностью краткосрочного резервирования на квартал, на месяц, и на сутки, что отвечает новым европейским правилам.

Помимо транзита, «Газпром» поставляет около 10 млрд куб.м газа в Польшу государственной компании PGNiG в соответствии с долгосрочным контрактом. Этот контракт на поставку заканчивает свое действие 31 декабря 2022 года. PGNiG официально уведомила «Газпром» в ноябре 2019 года, что не собирается продлевать контракт на поставку, так как планирует переключиться на другие источники импортного газа — на СПГ и на сетевой газ из Норвегии.

Завершение контрактов на транзит и поставку, недовольство Польши низким, по ее мнению, транзитным тарифом и заявленное желание его резко повысить, несомненно, повлияют и на позицию «Газпрома».

Представляется, что вариант резервирования транзитных мощностей через Польшу на краткосрочной основе, начиная со второй половины 2020 года, будет довольно привлекателен для «Газпрома» в условиях профицита. Весьма вероятно серьезное падение объемов российского газового транзита через Польшу после завершения действующего транзитного соглашения в мае 2020 года. Транзитное соглашение с Украиной было, по сути, политической сделкой, пойти на которую Россию заставило серьезное давление со стороны Европы, старавшейся помочь Украине сохранить транзитные доходы. Повторение этого сценария в отношении Польши кажется совершенно фантастическим как по политическим, так и по экономическим соображениям. Только в том случае, если польский регулятор предложит «Газпрому» исключительно выгодный транзитный тариф, возможен новый долгосрочный контракт. Ирония ситуации в том, что Польша, активно помогавшая Украине получить большие объемы прокачки российского газа, сама теперь может потерять транзитные объемы и выручку.

Виталий Ермаков, заведующий Центром изучения энергетической политики НИУ ВШЭ

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter