Венский бенефис принца Абдулазиза
Аналитика

Венский бенефис принца Абдулазиза

10 декабря, 17:43
Принцу удалось продемонстрировать силу позиции своей страны в преддверии IPO Saudi Aramco, хоть новые квоты ОПЕК+ и будет действовать 3 месяца

По материалам зарубежных СМИ

Главной фигурой в ходе очередного раунда переговоров по сделке ОПЕК+ стал саудовский принц Абдулазиз бин Салман аль-Сауд. Ему, как полагают аналитики, опрошенные ведущими мировыми СМИ, удалось продемонстрировать силу позиции своей страны в преддверии IPO компании Saudi Aramco, хотя соглашение о сокращении добычи нефти было продлено всего на три месяца.

Это, по мнению экспертов, сигнализирует о том, что противоречия между разными участниками альянса становятся все более явными, а их усилий уже не достаточно для поддержания цен на нефть в более длительной перспективе.

В преддверии переговоров в Вене, состоявшихся 5–6 декабря, некоторые наблюдатели ожидали продления соглашения ОПЕК+ до июня или даже до декабря 2020 года, напоминает Reuters в своем материале об итогах встречи министров энергетики стран-участниц сделки. Абдулазиз бин Салман, который стал министром энергетики Саудовской Аравии лишь за три месяца до этой встречи, сообщил Reuters, что сам ожидал от участников переговоров решения о продолжении сотрудничества и после марта 2020 года. «Вопрос о том, к чему мы придем к марту, еще решается», — сказал он по поводу того, какой объем предложения нефти в этот момент потребуется рынку.

Среди тех стран, которые выступали против продления соглашения более чем на три месяца, была и Россия.

Ряд аналитиков расценил это как признак желания России выйти из сделки, однако принц Абдулазиз заявил в интервью Reuters, что это не так. ОПЕК+, по его словам, просто хотел быть более гибким в регулировании объемов производства и в своей реакции на потребности рынка. «Все мы как производители хотим, чтобы для наращивания производства был приличный резерв. Вместе с Россией мы реализуем огромную программу сотрудничества, включая иные сферы, помимо нефти», — сказал саудовский министр.

Агентство Bloomberg в своем материале о переговорах в Вене цитирует другие слова Абдулазиза бин Салмана, сказанные им во вступительном слове к шестичасовому заседанию: «Тут все как в религии: если ты веришь, ты должен практиковаться в вере, а без практики ты неверующий. Рынок должен доверять нам. Аналитикам придется доверять нам, и если этого не произойдет, мы не сможем дать тот результат, которого хотим достичь». ОПЕК согласился перераспределить сокращение добычи под давлением саудитов, которые долго несли на себе непропорционально большую долю этого бремени, делает вывод агентство.

Для саудовского министра энергетики встреча в Вене была вдвойне важна, поскольку она состоялась всего за несколько дней до начала IPO национальной нефтяной компании Саудовской Аравии Saudi Aramco.

Торги ее акциями на саудовской бирже Tadawul начнутся 11 декабря. Как заявил Абдулазиз бин Салман агентству Reuters, из-за масштабного спада в нефтяной отрасли стоимость Saudi Aramco на данный момент составляет более $1,7 трлн, хотя ранее наследный принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман называл сумму в $2 трлн. Однако, добавил принц Абдулазиз, «мы уверены, что как только акции попадут в свободное обращение, постепенно сложится понимание того, что мы не ошибались в оценке стоимости компании». Так или иначе, это крупнейшее IPO в мире, в ходе которого планируется привлечь $25,6 млрд — больше, чем в ходе размещения акций Alibaba Group в объеме $25 млрд в 2014 году. «Жду не дождусь, чтобы увидеть лица тех, кто будет кусать локти, упустив эту возможность», — сказал также министр, назвав инвесторов компании «друзьями и членами семьи», которые заработают на любом росте ее стоимости в будущем.

Что же касается позиции Саудовской Аравии по сделке ОПЕК+, то, по оценке западных аналитиков, рынок был удивлен решением саудитов добровольно сократить свою добычу еще на 400 тыс. б/с в дополнение к тому, что оговорено соглашением. В результате общее сокращение добычи в рамках альянса на ближайшие три месяца составит 2,1 млн б/с. Однако и без этих 400 тысяч баррелей саудовской нефти объемы дополнительного сокращения добычи на трехмесячный период оказались весьма внушительными — 1,7 млн б/с против 1,2 млн баррелей на октябрь 2018 года.

«Хотя все производители нефти хотели бы повысить добычу, Саудовская Аравия сделает это лишь в тот момент, когда упадут глобальные запасы. Саудовская Аравия хотела бы видеть запасы в границах последних пяти лет и на среднем уровне 2010–2014 годов. Чем дальше мы входим в этот коридор, тем лучше. Еще один показатель, который будет подталкивать цены вверх — премия за немедленную поставку, что свидетельствует о превышении спроса над предложением», — прокомментировал это решение для Reuters Абдулазиз бин Салман.

Тем не менее, переговоры в Вене, добавляет Bloomberg, были изматывающими.

Основной проблемой, которую министры ОПЕК+ обсуждали за закрытыми дверями, было невыполнение рядом участников альянса своих обязательств по сокращению добычи.

Особенно большие вопросы возникли к Ираку, которому в итоге пришлось взять на себя повышенные обязательства. Ряду производителей, таким как Ирак и Нигерия, нужно более тщательно соблюдать договоренности по снижению добычи, подчеркнул Абдулазиз бин Сауд в интервью Reuters. Даже если этого не произойдет, добавил он, Саудовская Аравия не станет повышать добычу в одностороннем порядке и будет ожидать консультаций в формате ОПЕК+ в начале следующего марта. «Против тех, кто не выполнял соглашение, выступит целая группа», — заверил саудовский министр.

Схожей позиции на переговорах придерживался и российский министр энергетики Александр Новак, который 5 декабря заявил в интервью Bloomberg TV, что цель соглашения будет достигнута только в том случае, если все члены ОПЕК+ будут исполнять обещанные ограничения. По его словам, именно этого и хотел добиться альянс на протяжении трех лет своего существования, однако некоторые страны, такие как Ирак, фактически наращивают добычу, пообещав ее сократить. Как пояснил Новак, единственной причиной того, что Россия недовыполнила свои обязательства, был недавний прирост добычи газового конденсата. Однако ОПЕК по итогам переговоров в Вене согласилась исключить конденсат из российской квоты в рамках соглашения.

Как утверждает Bloomberg, решение о дополнительном сокращении добычи не требует от участников сделки добывать меньше, поскольку они и так уже применяли дополнительные ограничения в октябре.

Например, Саудовская Аравия в этом году добывала существенно ниже своей квоты — по данным агентства, это 9,8 млн б/с в день против 10,3 млн б/с. Другие же страны, такие как Ангола, Азербайджан и Мексика, просто оказались неспособны удержать уровень добычи в силу снижения запасов.

«Эту перенастройку невозможно считать чем-то, что окажет действенное изменение на ожидаемый баланс нефти. Это в большей степени маневр, связанный с исполнением соглашения, и попытка перераспределить на других членов ОПЕК+ ту излишнюю нагрузку по соглашению, которую несет Саудовская Аравия начиная с апреля», — цитирует Bloomberg комментарий консалтинговой группы JBC Energy GmbH.

«Эта перепалка отражает разногласия среди производителей нефти, которые столкнулись с более значительными проблемами, чем прежде, при осуществлении настоящего, добровольного сокращения добычи.

Однако принц Абдулазиз получает то, что хочет, — полагаю, он намерен оказать на своих компаньонов максимальное давление, чтобы добиться от них реального сокращения добычи»,

— добавил Боб Макнолли, президент Rapidan Energy Group. А аналитики инвестбанка Goldman Sachs даже предполагают, что продление соглашения на короткий срок может позволить Саудовской Аравии выйти из него, если другие его участники не будут полностью исполнять свои обязательства.

«ОПЕК+ определенно хочет убрать избыток предложения нефти, который прогнозируют многие аналитики на 2020 год. Однако сделка продлится лишь до марта, и хотя она явно может быть продлена дальше, ОПЕК+, похоже, полагает, что этот избыток предложения может оказаться временным и управляемым. К тому же есть ряд иных факторов, которые несколько подрывают сделку. Самый важный из них заключается в том, участники альянса и так перегружены обязательствами по соглашению, которые они ранее уже увеличивали», — утверждается в статье Bloomberg.

Как отметили в комментарии агентству аналитики немецкого Commerzbank, из-за добровольных и вынужденных сокращений производства участники сделки добывают существенно меньше нефти, чем на протяжении нескольких месяцев предписывало соглашение, поэтому последнее решение очень мало что меняет: «Уверены, что это решение не зайдет слишком далеко. В конечном итоге, избыток предложения на первый квартал 2020 года гораздо больше, чем 500 тысяч баррелей в день. Более того, пока непонятно, каким образом можно будет без сокращения производства справиться с ощутимым избытком предложения, который мы аналогичным образом увидим во втором квартале».

Ряд аналитиков видит в трехмесячном сроке сделки признаки новых вызовов.

«Действие соглашения лишь до марта 2020 года мало чем поможет рыночной цене в дальнейшем — иными словами, это практически повышает относительный уровень неопределенности на рынке и создает значительное поле для спекуляций»,

— говорится в комментарии компании JBC Energy, который приводится в материале Bloomberg.

Возможно, предполагает агентство, продление сделки всего на три месяца — это признак того, что ОПЕК+ не считает свою задачу чем-то обескураживающим. В подтверждение этой точки зрения приводятся слова Александра Новака: «Мы действительно видим некоторые риски избытка предложения в первом квартале из-за низкого сезонного спроса на нефтепродукты и сырую нефть».

Однако, добавляют авторы материала Bloomberg, к марту, когда ожидается внеочередная встреча министров энергетики ОПЕК+, ситуация на рынке нефти может измениться. Темпы увеличения спроса замедляются, а на подходе очередная стадия увеличения производства со стороны конкурирующих производителей — прежде всего американских сланцевых добытчиков. Все это может в очередной раз привести к избытку предложения, из-за чего мировые цены упадут до $50 за баррель. Это слишком низкий уровень для того, чтобы большинство членов ОПЕК могли сбалансировать свои бюджеты, и может оказаться неудачным постскриптумом к IPO Saudi Aramco, говорится в статье Bloomberg.

«Решение ОПЕК может подтолкнуть цены на нефть немного вверх, но как только шумиха по поводу соглашения в Вене успокоится, совершенно естественным движением рынка будет возвращение к фокусировке на китайско-американской торговой войне и ее последствиях для мировой экономики»,

— заявила агентству Вандана Хай, основатель компании Vanda Insights (Сингапур).

«Неустойчивые показатели Китая перевесили решения ОПЕК+ по дальнейшему сокращению добычи, вновь перемещая фокус на текущий спрос», — добавляет экономист Oversea-Chinese Banking Corp. Хауи Ли, имея в виду ноябрьское падение китайского экспорта в США на 23% в сравнении с ноябрем прошлого года, а также ввод новых американских тарифов с 15 декабря и затягивание переговоров по преодолению торговых разногласий.

Масштаб избытка предложения нефти и масштаб вызова для ОПЕК+ по дальнейшему балансированию рынка будет в очень большой степени зависеть от того, смогут ли показывать дальнейший рост американские сланцевые добытчики, отмечает Bloomberg. Согласно отчету Rystad Energy, рост в сланце продолжится, даже если нефть марки WTI будет оставаться в районе $55 за баррель. Однако финансовый стресс, распространяющийся сейчас в сланцевой индустрии, создает громадные вызовы уже для тех компаний, которые пытаются поддерживать уровень добычи.

Поэтому если ОПЕК+ удастся подтолкнуть цены вверх, это станет спасательным кругом для сланцевых добытчиков.

Но и здесь существует риск, что если цены поднимутся слишком высоко, то американский сланец сможет прийти в себя, нарастить масштабы бурения, и это породит новую волну предложения сланцевой нефти. В этом случае ОПЕК+, возможно, предстоит пойти на очередные сокращения добычи.

Перевод: Сергей Танакян

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter