Чистое искусство западносибирских полимеров
Аналитика

Чистое искусство западносибирских полимеров

10 сентября 2019, 15:59Николай ПроценкоPhoto: Министерство РФ по развитию Дальнего Востока
Несмотря на слабый спрос на полимеры, масштаб и долгосрочность проекта «Запсибнефтехим» позволяют рассчитывать, что ему удастся успешно войти в новый цикл экономического роста

Завершение реализации одного из самых амбициозных проектов в российской нефтехимии — «ЗапСибНефтехима» от СИБУРа — пришлось на весьма неблагоприятный период как в российской, так и в мировой экономике. Слабый внутренний спрос на полимерную продукцию и протекционистские барьеры на внешних рынках могут существенно осложнить планы сибуровской экспансии. В то же время масштаб и долгосрочность проекта позволяют рассчитывать, что рано или поздно ему удастся успешно войти в новый цикл экономического роста.

Запуск без первого лица

Строительные работы на площадке «ЗапСибНефтехима» завершены, на части производств начата пусконаладка, сообщил в начале июля портал «Тобольск.ру» со ссылкой на гендиректора предприятия, члена правления ООО «СИБУР» Игоря Климова. Тогда же в ходе визита на «ЗапСибНефтехим» мэра Тобольска Максима Афанасьева стало известно об успешно проведенных испытаниях ключевого компонента производства пиролиза — компрессора пирогаза; еще в марте в тестовом режиме были получены первые гранулы полипропилена, в июне — полиэтилена.

Летом в рамках торжественного открытия «ЗапСибНефтехима» ожидалось появление президента Владимира Путина, но визит не состоялся. По имеющимся данным, перерезать ленточку в присутствии главы государства теперь планируется в ноябре. Но на этом стройка не завершится: в 2020 г. продолжится реализация проекта производства малеинового ангидрида. Кроме того, на 2020 г. в Тобольске намечено строительство аэропорта, стоимость которого предварительно оценивалась в 8,8 млрд руб.

«Не думаю, будто имеют место какие-то существенные недоработки, — комментирует перенос визита первого лица на «ЗапСибНефтехим» независимый аналитик нефтегазового рынка Александр Полыгалов.

— Наоборот, по сравнению с более ранними планами (изначально строительство планировали окончить к концу 2019 г.) имеет место опережение графика примерно на 1-2 квартала.

Приезд же Путина и прочие перерезания ленточек — это скорее из области пиара, а не из области производственных или строительных вопросов. А пиар живет по своим законам».

Весь цикл строительства «ЗапСибНефтехима» занял 7 лет. Точкой отсчета для проекта стало соглашение, которое в июне 2012 г. на XVI Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) СИБУР заключил с немецкой LINDE AG, выбранной для проектирования пиролизного производства мощностью 1,5 млн т этилена в год — самого мощного в истории российской нефтехимии, включая советский период. Помимо этого, проект предполагал выпуск около 500 тыс. т пропилена, 100 тыс. т бутан-бутиленовой фракции (ББФ), различных марок полиэтилена и полипропилена совокупной мощностью 2 млн т в год.

О завершении работ по FEED-контрактам и проектной документации стало известно в сентябре 2014 г., спустя несколько месяцев было получено положительное заключение Главгосэкспертизы РФ, а первую сваю на территории будущего предприятия площадью 460 га забили в феврале 2015 г. Вскоре была утверждена схема инвестиций в проект в предельном объеме $9,5 млрд. Из них до $1,75 млрд планировалось привлечь из средств российского Фонда национального благосостояния (ФНБ), а еще до $3,3 млрд — от международных соинвесторов, Российского фонда прямых инвестиций и коммерческих банков, не считая собственных средств СИБУРа.

Первоначально запустить «ЗапСибНефтехим» в эксплуатацию собирались в 2020 г., однако в начале 2017 г. генеральный директор СИБУРа Дмитрий Конов на Всемирном экономическом форуме в Давосе заявил, что это произойдет на год раньше. А в июне 2017 г. в ходе очередного ПМЭФ стало известно, что после запуска «ЗапСибНефтехима» СИБУР может выйти на IPO. Об этом сообщил не кто иной, как владелец НОВАТЭКа Леонид Михельсон, который к тому моменту стал еще и крупнейшим акционером СИБУРа, доведя долю в компании до 48,5% после выкупа 17-процентного пакета у бывшего вице-президента Кирилла Шамалова.

«Именно поэтому завершить строительство в 2019 г., как было анонсировано, стало для СИБУРа моментом принципиальной важности: сигнал потенциальным инвесторам уже был послан»,

— говорит один из источников «НиК».

Достраивали «ЗапСибНефтехим» по привычному для мегапроектов принципу — «и значит, нам нужна одна победа». В июле 2018 г., когда готовность проекта составляла порядка 80%, стало известно о массовой драке на площадке будущего предприятия между рабочими одной из субподрядных компаний. Местные СМИ писали, что затеяли стычку гастарбайтеры из Узбекистана, недовольные условиями и оплатой их труда.

«Работники субподрядчика высказывали общие замечания к условиям транспортировки и проживания, качеству питания. Претензии проверяются. Ситуация на строительстве штатная», — прокомментировала инцидент PR-служба компании «СИБУР-Тобольск».

О масштабах стройки в части задействованных человеческих ресурсов можно судить по данным, которые привел Климов в июле: «Идет демобилизация работавших на „ЗапСибе“ строителей. В пик работ их было до 28 тыс. человек, на конец июля останется не больше 10 тыс. До конца года демобилизация полностью завершится, начнется эксплуатация производства».

Что же касается производственных показателей проекта, то «ЗапСибНефтехим» действительно можно считать беспрецедентным начинанием для российской нефтехимии.

По данным самого СИБУРа, он входит в пятерку крупнейших мировых инвестпроектов по пиролизу и базовым полимерам и позволит удвоить российское производство базовых полимеров. Но за время проектирования и строительства комплекса условия выхода этой продукции на рынок принципиально изменились.

Импортозамещение под вопросом

Проект «ЗапСибНефтехим» изначально задумывался как импортозамещающий — собственно, поэтому для него и был выбран Тобольск (Тюменская область), говорит основатель аналитического агентства InfraNews Алексей Безбородов. Если бы он был ориентирован на экспортный рынок, для него бы нашли совершенно другую локацию наподобие Усть-Луги в Ленинградской области, где расположен крупный порт с терминалами для вывоза нефти и нефтепродуктов. Однако в середине 2000-х гг., когда возникла идея строительства «ЗапСибНефтехима», российский внутренний рынок был на подъеме и предполагалось, что продукцию этого комплекса будут использовать самые разные отрасли: автопром, пищепром, ЖКХ и т. д.

Действительно, инициаторы проекта делают особый акцент на импортозамещении.

«В целом продукция „ЗапСибНефтехима“ будет играть важную роль в замещении существующего импорта полимеров в основном из Китая и Европы, позволяя заместить по разным продуктам от 85% до 95% импортного ассортимента», — говорится в релизе СИБУРа.

Но многие российские эксперты сомневаются, что на внутреннем рынке продукция «ЗапСибНефтехима» найдет адекватный объем спроса в условиях практически нулевого экономического роста и падающих доходов населения, на которое в конечном итоге и ориентирована полимерная продукция — важнейший компонент продукции многих потребительских рынков. Впрочем, усмотреть в этом прямую недоработку СИБУРа достаточно сложно.

«Сейчас выясняется, что внутреннему рынку заявленные объемы не нужны,

— констатирует Безбородов. — В пищепроме растет давление на пластик со стороны экологов, а в прочих отраслях экономики производства еще во многом не сложились так, чтобы вся продукция «ЗапСибНефтехима» была востребована. Например, совершенно очевидно, что во многих отраслях требуется замена металлических труб на пластиковые, но процесс упирается в специфику нашей металлургии, которая выпускает очень простую номенклатуру продукции. В результате метизы мы до сих пор покупаем в Китае: у китайских металлургов тысячи наименований продукции, у российских — в лучшем случае сто. Конечно, труба не должна быть главной продукцией металлургов, поэтому пластик должен вытеснять металл, а металлурги — переходить к производству метизов. Все это обсуждалось, специалисты СИБУРа активно общались с потенциальными заказчиками, логистами, чиновниками, но пока ситуацию изменить не удалось. К тому же у металлургов тоже есть свое лобби. Поэтому планы СИБУРа на внутреннем рынке тормозятся».

О потенциальных проблемах сбыта продукции «ЗапСибНефтехима» говорит и генеральный директор компании «ИнфоТЭК-КОНСАЛТ» доктор экономических наук Тамара Канделаки. По ее словам, для развития нефтехимии в России, равно как и для развития любой другой отрасли, есть четыре препятствия. Первое — нищета населения, второе — валютная экономика базовых переделов, третье — неравные отношения заказчика и подрядчика, вследствие чего последний недофинансируется, четвертое — недостаточное знание отечественного и мирового рынка.

«Проект «ЗапСибНефтехим» отличный, «СИБУР» имеет положительный опыт строительства, но куда он собрался девать продукцию?

— задается вопросом Канделаки. — На внутренний рынок рассчитывать не приходится как минимум до того момента, пока не изменится мышление наших горе-стратегов. Значит, остается экспорт. Но для того, чтобы войти с таким огромным количеством продукта, компаниям необходимо как следует изучить внешний рынок, построить модели, лучше всего с привлечением независимых специалистов, затем организовать постоянный мониторинг и уже на этой основе затевать проекты. В той же Европе есть свои пиролизные производства, так что Европа не страдает от недостатка пластиков. Население там не растет, значит, спрос стабильный. Рассчитывать, что какое-то из этих предприятий закроется, а местные власти будут при этом сидеть сложа руки, — это невероятный вариант. Так что, скорее всего, продукт будет некуда девать, а приезд первого лица не всегда означает начало производства продукции и выход на режим. Ленточку, конечно, разрежут — это у нас происходит сплошь и рядом».

Впрочем, перечисленные проблемы, резюмирует Канделаки, характерны практически для всех отраслей российской экономики, лишая смысла строительство многих крупных промышленных объектов.

«У нас льготируют только первые переделы, которые продают свою продукцию по формулам тем, кто должен их перерабатывать. В результате первый передел жирует, остальные закрываются, поэтому и экономика у нас сырьевая».

(Продолжение следует)

Николай Проценко

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter