Нефть дороже, газ дешевле, а водород — молодец!
Аналитика

Нефть дороже, газ дешевле, а водород — молодец!

10 июля , 16:10Екатерина Вадимова
Дайджест ключевых отраслевых событий за неделю через призму мнений экспертов.

Неудобно, дорого, опасно

Европейский Союз обнародовал новую энергостратегию — «Водородную стратегию для климатически-нейтральной Европы»

В период 2020-2024 Европейская комиссия поддержит установку как минимум 6 ГВт электролизеров, для производства возобновляемого водорода, а также производство до одного миллиона тонн возобновляемого водорода. В документе отмечается, что приоритетом является разработка возобновляемого водорода (renewable hydrogen), производимого в основном с использованием энергии ветра и солнца. Тем не менее, в краткосрочной и среднесрочной перспективе необходимы другие формы низкоуглеродного водорода (low-carbon hydrogen) для быстрого сокращения выбросов и поддержки развития жизнеспособного рынка.

Согласно Стратегии, ЕС к 2030 году потребуется 40 ГВт электролизеров на территории Союза и 40 ГВт в соседних странах для экспорта водорода в Евросоюз. При этом на территории ЕС будет производиться до 10 млн тонн возобновляемого водорода. Технологическая позиция Европы на мировом рынке водорода оценивается как лидирующая, и ожидается, что в водородном секторе Европы по всей его цепочке может быть создано порядка 1 млн рабочих мест.

Чтобы поддержать зарождающуюся отрасль возобновляемого водорода в Европе, комиссия также создала Европейский альянс чистого водорода, который объединит лидеров отрасли, национальных и региональных министров, а также гражданское общество для «формирования потока инвестиций для наращивания производства» и поддержки спроса на чистый водород в ЕС.

Также Евросоюз хочет активнее развивать сотрудничество с партнерами по Южному и Восточному соседству и странами Энергетического сообщества, «особенно с Украиной», в области возобновляемой электроэнергии и водорода, а также наладить сотрудничество по возобновляемому водороду с Африканским союзом.

Комиссар ЕС по энергетике Кадри Симсон на днях сообщила, что все партнеры Европейского союза, которые поставляют в ЕС ископаемые энергоносители, должны иметь в виду стратегию, направленную на постепенный вывод их из потребления: «Наш главный месседж им (партнерам) заключается в том, что цель ЕС — к 2050 году стать климатически нейтральным», — сказала она, отвечая на вопрос о судьбе газопровода «Северный поток — 2».

К сведению: согласно докладу Bloomberg «Перспективы водородной экономики», к 2050 году 24% мировых потребностей в энергии будет покрывать водород, а его цена снизится до уровня сегодняшних цен на газ. При наиболее благоприятном сценарии развития, отмечают эксперты Bloomberg, за грядущие 30 лет отрасль привлечет около $11 трлн инвестиций, а ежегодные продажи водородного топлива по всему миру достигнут $700 млрд.

Российские эксперты считают преждевременным заявления об отказе Евросоюза от ископаемого топлива, потому что:

  • Водородная стратегия для климатически-нейтральной Европы – это в большей степени политический манифест;
  • Отказ от ископаемого топлива и переход на экологически чистый водород пока невозможен;
  • Давление на традиционную энергетику ослабит экономику ЕС.

Роман Самсонов, вице-президент, исполнительный директор РГО, д. т. н., профессор кафедры «Газовые технологии и ПХГ» НИУ нефти и газа имени И. М. Губкина:

«В последнее время было проведено много работ в области промышленного получения и применения водорода, поэтому у представителей ЕС сложилась иллюзия, что переход на водородное топливо можно провести быстро и масштабно. В ЕС очень сильно экологическое лобби, а также лобби представителей возобновляемой энергетики. Сейчас они проводят экономическую политику, которая будет касаться абсолютно всех. Это обсуждается в деловом и экспертном сообществе и РГО активно в этом участвует, поскольку российское газовое общество является членом Еврогаза.

Однако на данный момент нет никаких оснований полагать, что необходимые объемы водорода, производство которых ставится в качестве политической задачи, будут доступны по приемлемой цене. И непонятно откуда возьмутся эти ресурсы!»

— отметил эксперт.

В то же время он подчеркнул, что Россия имеет хорошие возможности стать надежным поставщиком водорода в ЕС, а российские компании могут увеличить свой экспортный потенциал за счет конверсии метана, в частности, методами пиролиза. Производством более дешевого водорода на базе электролиза занимается «Росатом» и его подразделения, у «Газпрома» и у других компаний, занимающихся добычей природного газа, есть возможность присоединиться к промышленному производству водорода, но в большей степени связан с процессом пиролиза.

Именно газовая отрасль способна обеспечить переход к водородной энергетике и вообще переход на другой уровень использования моторного топлива, а также реализовать мечту ЕС о чистом низкоуглеродном будущем», — резюмировал Самсонов.

Алексей Анпилогов, президент фонда «Основание»:

«Расцениваю объявленную водородную стратегию ЕС как политическое заявление, поскольку в физике за последнее время ничего нового не произошло, и водород свои свойства не поменял. Он действительно обеспечивает наибольшую теплоту сгорания, но он очень легкий и объемный, поэтому для того, чтобы взять эквивалентное углю или бензину количество водорода, нужно иметь огромный объем этого газа. То есть нужно обладать огромными мощностями по хранению водорода. Поэтому, даже если не брать в расчет стоимость получения этого газа, он становится менее привлекательным по сравнению с метаном», — заметил эксперт.

Он также напомнил, что в энергетической концепции Евросоюза, а также заявлениях представителей США, речь идет о создании системы водородного транспорта: «Вокруг этого ходят десятилетиями, и последнее разумное, что было придумано — это превращение водорода в метан. Второй вариант — это производить из него метанол. Последним очень серьезно интересуется армия США. Данная технология позволяет уйти от топливных элементов и перейти к метиловому топливу. Кроме того, в существующие газопроводы можно добавлять к природному газу часть водорода. Я не верю в отдельные водородопроводы и водородомашины. Это сложно, дорого и опасно, и ничего нового за 5-10 лет не придумано», — рассказал Анпилогов.

Он заметил, что особенно смешно читать о водородной энергетике на фоне нынешней стоимости газа:

«Чиновники ЕС зарабатывают тем, что перераспределяют средства, а что будут делать предприятия Евросоюза, которых обяжут сжигать 15% водорода вместо метана?

Конкурентоспособность, например, немецкой экономики от этого явно ухудшится. Попытка еврочиновников в очередной раз переложить бремя инноваций на плохую углеводородную экономику ни к чему хорошему не приведет. За это начнет платить вся экономика Еврозоны, платить за технологии, которые явно уступают по своим объективным параметрам».

Дефицит при профиците

По данным Управления энергетической информации США (EIA), баланс мирового рынка нефти на конец июня 2020 г. стал дефицитным в размере 1,9 млн б/с.

В июле EIA ожидает увеличение дефицита нефти на рынке до 3,8 млн б/с. В августе, по мнению агентства, дефицит уменьшится до 2 млн, поскольку на 14–15 июля запланирована встреча министерского комитета ОПЕК+, на которой возможно решение о расширении добычи странами ОПЕК+ на 2 млн б/с в соответствии с апрельскими соглашениями. При этом по данным Oilchem China на начало июля, в Китае практически не осталось резервуаров, куда можно было бы заливать лишнюю нефть: емкости хранилищ в материковой части КНР были задействованы на 69%, что лишь на 1% меньше технологического предела, который в отрасли считается безопасным. С начала года запасы нефти, которая не нашла конечного потребителя в лице китайских НПЗ, выросли на 24% и достигли 33,4 млн тонн.

Ценовое агентство Argus сообщило, что экспорт российской нефти Urals в дальнее зарубежье в июле может обновить исторический минимум с 2002 года из-за уменьшения добычи в рамках соглашения ОПЕК+.

К сведению: по предварительным данным, отгрузки Urals в текущем месяце снизятся на 25% относительно июня, до 1,67 млн б/с (7,17 млн тонн), сообщили участники рынка. Это минимальный объем за историю мониторинга Argus c 2002 года. Морские отгрузки Urals в июле должны сократиться на 41% к уровню июня, до 770 тысяч б/с (3,32 млн тонн). Основное снижение придется на балтийские порты — на 45%, до 580 тысяч б/с (2,5 млн тонн).

Отраслевые эксперты не ждут ценовых потрясений:

  • Информация о дефиците нефти может способствовать формированию положительного настроения на рынках;
  • Сокращение экспорта Urals позволит сохранить премию к Brent.

Вячеслав Мищенко, независимый эксперт:

«1,9 млн б/с — это достаточно мизерное количество нефти, потому что в целом мировой баланс составляет 100 млн баррелей. 2 и 3 млн баррелей в принципе погоду не сделают, если учесть, что участники следующего заседания ОПЕК+ придут к выводу о расширении добычи. В целом, я думаю, что никаких скачков не будет, и на цене нефти это не отразится, но информация для рынка и, в первую очередь, для финансовых спекулянтов достаточно позитивная.

Нефть становится снова востребованным и привлекательным активом»,

— заявил эксперт.

По его словам, фундаментально фьючерсы в течение оставшейся половины года могут показать позитивную динамику, но на физическом рынке нефти вряд ли произойдут какие-то структурные изменения, потому что пандемия еще сильно влияет на спрос, многие страны закрыты, не со всеми регионами возобновлены авиасообщение и грузоперевозки. К концу года, если эта динамика сохранится, те резервы, которые есть у мирового нефтяного рынка, могут быть уже использованы. Все будет зависеть от того, как быстро страны-участники сделки ОПЕК+ и не входящие в нее производители, в первую очередь США, смогут нарастить добычу и удовлетворить растущий спрос.

Он считает, что скорее всего, странами, которые быстрее всего смогут нарастить производство нефти, будут Саудовская Аравия и Россия: «У этих двух стран есть возможность в масштабе национальной экономики открыть нефтяной кран. В США все будет зависеть серьезно от экономики каждого отдельного проекта. Но большой вопрос: кто за кем успеет, спрос за предложением или предложение за спросом и как быстро Россия и Саудовская Аравия смогут нарастить добычу», — пояснил эксперт.

Отвечая на вопрос о сокращении экспорта Urals, он заметил, что это не отразилось на абсолютном уровне цены: «Мы видим, что цена балансирует на уровне $40-42 за баррель. Сокращение экспорта отразилось в структуре взаимоотношения нашего экспортного сорта и маркерных сортов. Впервые за последние 30 лет Urals достиг максимальной премии по отношению к маркерному эталонном сорту Brent. Она составляла больше $2 за баррель. Это объясняется тем, что конкурентов у Urals на европейском рынке не осталось (сокращенные мощности Ирана, иракский сорт, эмбарго венесуэльской нефти).

До конца года мы увидим стойкий спрос на Urals и соответственно премию по отношению к маркерным сортам»,

— рассказал Мищенко.

«Сила Сибири» — налетай, подешевело!

Газ «Газпрома», поставляемый в Китай по «Силе Сибири», оказался самым дешевым на китайском рынке среди продукции других трубопроводных поставщиков.

По данным Генеральной администрации КНР по таможне, во втором квартале 2020 года стоимость российских поставок снизилась на 10% по отношению к уровню первого квартала — до $183 за тысячу кубометров. Контракт на поставку газа по «Силе Сибири» привязан к цене мазута и газойля с девятимесячным лагом, цена газа меняется поквартально. При этом цена туркменского газа на китайском рынке в апреле составляла $227, газа Узбекистана — $212, Казахстана — $194, а Мьянмы — $365 за тысячу кубометров.

Ранее зампред «Газпрома» Елена Бурмистрова на февральском «Дне инвестора» говорила, что «благодаря ряду факторов, включая более короткое транспортное плечо, поставки российского газа будут более привлекательны по сравнению с доставкой газа из Центральной Азии».

Эксперты считают, что невозможно объяснить данный феномен привязкой стоимости газа к нефти. Поэтому они предполагают, что:

  • Такова формула цены российского газа, поставляемого по газопроводу «Сила Сибири»;
  • «Газпром» снижает цены для увеличения будущих поставок.

Виталий Громадин, старший аналитик «Фабрики инвестиционных идей» БКС:

«Сложно сказать, почему российский газ самый дешевый из трубопроводных экспортных объемов, так как по имеющейся информации цены на поставки из Средней Азии и Мьянмы привязаны к динамике цен на нефть. Возможно, вмешивается фактор конкуренции, так как в планах — увеличить мощности транспортировки в Китай. Газ, транспортируемый по „Силе Сибири“, получается более привлекательным для Китая, чем импортируемый сжиженный природный газ из США и Австралии, который сейчас стоит $246 и $266 за тыс. куб. м. соответственно.

В долгосрочной перспективе китайское направление для „Газпрома“ выглядит очень привлекательно с учетом растущих потребностей Поднебесной»,

— отметил аналитик.

По его словам, внутри Китая цены на природный газ регулируются для потребителей с учетом сезонов потребления. В этом году снижение с зимних цен было объявлено ещё в феврале из-за эпидемии, чтобы дополнительно стимулировать экономике.

К сведению: согласно данным аналитиков, цена на газ для промышленности в Китае составляет примерно на уровне $400 за тыс. куб. м. Для населения в городах цена на природный газ ненамного ниже: по данным CEIC, средняя цена трубопроводного газа для китайских городов при переводе в доллары за тыс. куб. м. будет на уровне $375.

Алексей Белогорьев, заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов:

«Формула, по которой рассчитывается стоимость российского газа, поставляемого по «Силе Сибири», достоверно не известна. Она, скорее всего, привязана к стоимости нефтепродуктов, но это плохо объясняет, почему российский газ стал дешевле среднеазиатского, поскольку в цене газа из этих стран тоже есть привязка к нефтепродуктам. Нынешняя стоимость газа отражает договоренности 2014 года, тогда уже практически у всех независимых экспертов были большие вопросы к тому, насколько выгодны для России будут эти поставки.

Сейчас ответить на вопрос, почему поставки российского газа стали самыми дешевыми, можно только зная формулу ценообразования, но она является коммерческой тайной «Газпрома»,

— заявил эксперт.

По его словам, газовый рынок Китая с точки зрения объемов и роста спроса является привлекательным для всех поставщиков, но это не означает, что он привлекательный для «Газпрома» с точки зрения выручки. Российский концерн не сможет получать в Китае такую выручку, которую он имел до недавнего времени в ЕС. При этом эксперт считает, что в целом экспортные цены, скорее всего, выгоднее, чем поставки на внутренний рынок: «Но я не думаю, что разница существенная», — резюмировал Белогорьев.

Екатерина Вадимова

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter