Стресс-тест для топливного рынка

Аналитика
Стресс-тест для топливного рынка
Стресс-тест для топливного рынка
10 апреля 2020, 18:32
Фактор сжавшегося спроса из-за введения режима самоизоляции продлится как минимум до конца этого месяца, а демпфером уже недовольны многие

«Поддержание штанов»

Текущую ситуацию на внутреннем рынке нефтепродуктов следует оценивать, исходя из тех потребностей (хозяйствующих субъектов и лично граждан), которые на сегодняшний день по факту требуют обязательного удовлетворения. Весь остальной спрос почти на нуле.

Поток движения автотранспорта находится на устойчивом «зеленом» уровне (если использовать терминологию Яндекс.Пробки), перевозки производятся лишь в тех направлениях, которые разрешены карантинными мерами. Нормативные объемы потребления сохраняет сфера ЖКХ, но дело идет к весне, и здесь спрос расти уже не будет. Дизтопливом имеет смысл запасаться аграриям, что поддержит потребление это вида топлива на период апрель–май. Потребление не упадет также в армии, силовых структурах: горючее будет нужно для спецтехники.

На этом фоне сильнейшего общего падения спроса рынок почти не заметил неучастия «Роснефти» на торгах нефтепродуктами на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже в понедельник.

Даже выпадение с рынка объемов крупнейших производителей не повлияло на ценовую динамику — бензин и дизель уверенно падали.

Официально озвученная версия — технический сбой торговой системы «Роснефти». Одна из неофициальных версий — политическая, а именно — не выйти на торги со своими объемами, чтобы дать возможность заработать соседям из Белоруссии. Так и произошло: «Белорусская нефтяная компания» своим предложением закрыла выпавшие объемы «Роснефти». Но в любом случае, абсолютно очевидно, что отсутствие «Роснефти» никак не повлияло на рынок, сейчас НК без особых усилий закроют недостачу от кого-либо из крупных игроков.

Более важным событием стали биржевые ограничения, которые устанавливают допустимые изменения в ценах от текущих рыночных (-1%; +5%). При выходе за интервал заявка больше не регистрируется в СЭТ. Данные ограничения введены на период с 7 по 30 апреля 2020 года. Насколько введенный инструмент оправдает себя, покажет время.

Отметим, что снижение летнего дизеля по сравнению с бензином не столь велико (за счет поддержки со стороны аграрного комплекса), и спрос на данный вид топлива будет менее склонен к снижению.

Одним из характерных примеров кризисного времени стал случай на биржевых торгах во вторник: ЯНОС продавал бензин марки Премиум-95 дешевле, чем Регуляр-92.

Но ориентироваться нужно на то, что фактор сжавшегося спроса из-за введения режима самоизоляции продлится как минимум до конца этого месяца.

Следует также отметить, что в апреле значительно были снижены экспортные пошлины. С одной стороны, поощрение реализации на фоне падения закупок выглядит вполне логично. Главное — это «не попасть в прошлое». Нужно вспомнить ситуацию прошлогодней давности (да и позапрошлогодней), когда наблюдались перебои на внутреннем рынке и цены взлетали, так как нефтяные компании ввиду высокой экспортной альтернативы «гнали» объемы на зарубежные рынки, а в России нефтепродуктами торговать было невыгодно. Регуляторам пришлось дополнительно, в добровольно-принудительном порядке, договариваться с нефтяниками о заморозке цен.

Кроме того, представители госорганов не устают повторять, что сохранят рост цен на АЗС на минимальном уровне (не выше темпов роста инфляции).

Низкий спрос тормозит рынок

Почему же наиболее желаемой цифрой сокращения добычи в рамках ОПЕК+ называется 10 млн баррелей в сутки? Возможно, именно такова доля падения спроса на нефть на мировых НПЗ.

А как это транслируется на рынок нефтепродуктов?

Спрос в розничном секторе рынка, например, нужно разделять на две части: перевозки, необходимые для жизнеобеспечения в кризисное время, и личное передвижение. Последний сегмент сократился в разы.

К концу марта снижение потребления бензина и дизельного топлива на российских АЗС на фоне мер по борьбе с распространением коронавируса составляло 10-15%, в Москве — еще больше (20-30%). А в течение ближайших недель снижение может составить 40%.

При этом за последние две недели средние розничные цены в Московском регионе понизились, в Москве дизельное топливо подешевело на 15 копеек, до 46,39 руб./л. Обе марки бензина подешевели одинаково (на 1 копейку): Премиум-95 — до 46,79 руб./л, а Регуляр-92 — до 42,72 руб./л. В Московской области средняя цена дизельного топлива опустилась не так сильно, как в столице, — на 1 копейку, до 46,38 руб./л. Но Регуляр-92 и Премиум-95 подешевели в области чуть больше, чем в Москве, — на 3 и 2 копейки, до 42,18 и 46,18 руб./л.

Газомоторное топливо продолжает падать в цене, начав снижение еще задолго до кризиса. А за последние две недели СПБТ в Москве и Московской области подешевел на 40 и 15 копеек, до 21,62 и 21,46 руб./л.

Демпфером недовольны все

Цены на бензин и дизель до активной фазы кризиса в России в этом году умеренно росли, а повышение было связано с ростом акцизов (+3,5%) и новыми правилами компенсаций доходов для нефтяников.

Чтобы компенсировать нефтяникам потери от поставок топлива на внутренний рынок по фиксированный цене при гораздо более высокой экспортной альтернативе, правительство с 1 января 2019 года ввело в действие демпфирующий механизм. Он предусматривал, что государство возмещает компаниям до 60% разницы между условной внутренней ценой на топливо и более высокими экспортными ценами. Однако если цены на внутреннем рынке оказываются более высокими, чем международных рынках, нефтяники должны сами доплачивать в бюджет.

После того как в первом квартале 2019 года демпфер сработал именно по этому сценарию, компании настояли на его корректировке.

И с 1 июля 2019 года размер компенсации вырос до 75% для бензина и до 70% для дизтоплива.

Таким образом, налоговая система обеспечивает стабильность ценам на бензин и дизель на АЗС при колебаниях цен на нефть. Достигается это за счет значительной доли налогов в стоимости каждого литра топлива, а также демпфера — механизма по сдерживанию цен на нефтепродукты.

При высоких ценах на нефть НПЗ получают компенсацию в виде отрицательного акциза, а при очень низких — уже они сами должны платить государству часть своей сверхприбыли. Например, если цены на нефть будут на уровне $30 за баррель, то Минфин в этом году получит в бюджет приблизительно 700 млрд рублей.

Нефтепереработка при этом оказывается не в самом выигрышном положении. Снижение мировых цен на нефть привело к росту доли налогов в стоимости бензина в РФ до 60% — так оценивают в нефтяных компаниях сегодняшние реалии, — а сокращение цен на сырье не привело к удешевлению топлива. Если в марте 2019 года сумма акциза, демпфера и НДС на автобензин составляла примерно 14 рублей на литр, или 30% от цены, то в марте текущего года этот показатель составляет уже 26 рублей на литр (60% от отпускной цены).

К тому же, учитывая привязку нетбэка к доллару и текущее ослабление рубля, цена на топливо в России уж точно не снижается и даже растет.

Напомним также, что в результате проводимого налогового маневра растет НДПИ и обнуляется экспортная пошлина. Увеличивающиеся бюджетные поступления идут на компенсацию в перерабатывающий сектор, но производители жалуются на недостаточность этих поступлений.

Можно сделать вывод, что при очень низких ценах на нефть нефтепереработка серьезно теряет в финансовом отношении. И если кризис продлится долго, НПЗ начнут останавливать часть мощностей. Поэтому в текущих условиях демпфирующий механизм нуждается в дополнительной настройке.

Что ждет рынок

Экономика страны по разным оценкам в апреле может потерять от 20% до 45% ВВП. Примерно в этом диапазоне можно ожидать и снижения потребления на топливном рынке. В отдельных секторах падение может быть еще более значительным.

Глобальный, а за ним и российский рынок могут перейти к фазе восстановления в мае, однако быстрым и равномерным оно не будет.

Но даже такой вариант возможен лишь при условии, что карантинные ограничения не продлятся далее апреля — первой половины мая. Чем дольше вся хозяйственно-экономическая и социальная системы останутся «на тормозе», тем сложнее и дороже будет запуск.

Следуя первому варианту сценария, относительную стабильность рынок топлива в целом сохранит. Как мы уже указали, цены на АЗС ни в ту, ни в другую сторону резко не двинутся. К серьезному росту цен приводит, в основном, дефицит топлива на внутреннем рынке. Но государство в силах этого не допустить.

Некоторое оживление в ряде секторов народного хозяйства может поддержать спрос. Какая-то надежда остается на поздний весенний сезон. Возможен всплеск «дачного оживления», что даст некоторую поддержку спросу в розничном секторе. Ну, а о том, увеличится ли интенсивность транспортных потоков в целом, пока говорить что-то конкретное было бы на наш взгляд просто несерьезно. Поживем — увидим.

Сегодня на розничном рынке происходит так называемое перераспределение спроса в зависимости от географии локальных рынков. Транспортные потоки наиболее активны внутри субъектов федерации, они сокращаются в формате межрегиональных перевозок. Пока этого не произошло в массовом порядке, но как возможный вариант плохого сценария его исключать не стоит.

Предпосылок для роста цен дизтоплива выше инфляции в оптовом и розничном секторах в данный момент пока нет.

Что касается нефтепереработки, частично страдающей не только от демпфера, но и от падения спроса, то коллапс этого звена ТЭК все же исключен.

Но при затягивании кризиса придется останавливать часть установок, при этом многие компании воспользуются вынужденной паузой для проведения профилактических ремонтов, которые так или иначе, но нужно проводить. В отсутствие высокого спроса ближайшие недели заводы будут работать на заполнение хранилищ.

Заводам, нефтебазам и розничным сетям, принадлежащим ВИНК, нынешний кризис удастся пережить — в этом сомнений нет. А вот независимый сектор однозначно пострадает: банкротства, уход с рынка или переход под контроль крупных игроков — все это ждет независимых участников рынка. Но мы надеемся, что этот процесс не станет крайне масштабным.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter