Добыча и жизнь

Аналитика
Добыча и жизнь
Добыча и жизнь
9 апреля, 12:10Екатерина Вадимова
В условиях кризиса компании стараются экономить, и некоторые делают это за счет соцобеспечения сотрудников

После 2020 ковидного года в обществе стали больше задумываться о здоровье — эпидемия COVID-19, которая, увы, не обошла стороной российский ТЭК не только в плане падения цен и снижения добычи, но и проблем с заболеваниями сотрудников, «удаленкой» и «ковидными бунтами» (акции протеста вахтовиков на Чаяндинском месторождении и в других регионах), еще раз напомнила о важности медицинского обслуживания нефтяников и газовиков. Кризис, спровоцированный эпидемией, очень сильно подкосил прибыль нефтегазового бизнеса. В этих условиях компании стараются экономить, и делают они это в том числе и за счет непрофильных активов, а также соцобеспечения сотрудников.

Нефтяник — профессия опасная. Только на объектах нефтепереработки в мире ежегодно происходит до 1500 аварий, 4% которых сопровождаются массовой гибелью людей. По данным Ростехнадзора, по итогам 11 месяцев 2020 года экономический ущерб от аварий на объектах нефтегазового комплекса, расследование по которым завершено, оказался на 76% больше, чем в 2019 году. При этом всего в январе–ноябре 2020 года на опасных производственных объектах нефтегазового комплекса произошло 37 аварий, это на 9 аварий меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Очевидно, что различного рода ЧП как правило влияют на здоровье, а часто и на продолжительность жизни сотрудников нефтегазовой нефтехимической и нефтеперерабатывающей отраслей.

Динамика несчастных случаев на предприятиях нефтегазовой отрасли

2015

2016

2017

2018

2019

2020

Групповые несчастные случаи

23

10

15

15

23

12

Тяжёлые несчастные случаи

86

94

76

73

93

83

Несчастные случаи со смертельным исходом

38

38

30

29

35

28

Всего инцидентов

147

142

121

117

151

123

Статистика, которую представил «НиК» заместитель председателя Общероссийского профессионального союза работников нефтяной, газовой отраслей промышленности и строительства Владислав Зотов, свидетельствует, что групповых тяжелых случаев со смертельным исходом стало меньше. По его информации, в 2020 году общее число произошедших несчастных случаев на производстве, относящихся к категории групповых, тяжелых и смертельных составило 123 случая, в 2019 г. — 151, из них со смертельным исходом — 28, в 2020 г. смертельных случаев 35. Однако общая аварийность не снизилась. Число легких травм на рабочих местах остается примерно на одном уровне. Просто не все работодатели такие происшествия фиксируют и придают огласке.

«Существенные факторы, влияющие на общую статистику, можно разделить на несколько блоков: несчастные случаи, происходящие на производстве непосредственно, а также несчастные случаи, произошедшие по дороге на место производства работ, то есть на транспорте. К примеру, человек поехал на вахту на личном автотранспорте и попал в аварию, либо вертолет или самолет с вахтовиками разбился. Кстати, тема с вертолетными перевозками самая сложная. И государственный контроль присутствует, и контроль компаний, еще и мы профсоюзным контролем донимаем, но вертолеты как падали по одному в год, так и падают», — рассказал эксперт.

По его словам, третий большой блок — это строительные работы: «Строящиеся объекты не менее опасны, чем уже действующие. Как правило, эти работы выполняют даже не подрядные, а субподрядные организации, в которых о технике безопасности при производстве сложных опасных работ не всегда знают», — заметил Зотов. Он напомнил, что с 1 января 2021 года вступают в силу новые правила по охране труда, согласно которым от работодателя требуется, в частности, информирование работников об условиях и охране труда на рабочих местах, о риске повреждения здоровья.

Таким образом есть надежда, что ситуация с травматизмом в отрасли будет постепенно улучшаться.

Эксперт уверен, что контроль разного уровня важен, но им не решить проблему.

«Необходимо убрать причину в корне. Чтобы человек во взрослой жизни работал аккуратно без нарушений, нужно ему еще в детстве пояснить, что правила промышленной безопасности написаны кровью», — резюмировал Зотов.

Травматизм — не единственная «профессиональная» проблема российской нефтянки. Согласно статистическим данным, в структуре накопленной профессиональной заболеваемости в нефтедобывающей промышленности ведущее место принадлежит заболеваниям, связанных с воздействием физических перегрузок и перенапряжением отдельных органов и систем (81,5%), а также болезням, вызванным воздействием физических факторов (10,6%). Очень часто у нефтяников возникают проблемы, связанные с нахождением рядом с токсичными и вредными веществами. К наиболее распространенным заболеваниям относятся заболевания сердечно-сосудистой системы и опорно-двигательной, верхних дыхательных путей, сенсо-невральнальная тугоухость, вибрационная болезнь.

Врачи отмечают, что сами работники отрасли зачастую обладают завышенной самооценкой собственного здоровья: 59% опрошенных сотрудников посчитали свое здоровье отличным или хорошим, в то время как при объективной оценке лишь 27,4% нефтяников признаны практически здоровыми. Средний стаж возникновения профессионального заболевания составляет 22 года, а средний возраст 45 лет.

После развала СССР организация медицинской помощи в ТЭК сильно поменялась. Советский опыт работы медико-санитарных частей уже не применяется повсеместно. Сеть медсанчастей сократилась, многие из них перешли в муниципальное подчинение и перестали существовать. Другие начали активно развивать сектор платных услуг и утратили интерес к обслуживанию сотрудников отрасли. Очевидно, что такие перемены не способствуют улучшению здоровья людей, добывающих для страны нефть и газ, причем работающих в крайне сложных климатических условиях.

Как отметил Владислав Зотов, поднятый известным законом возрастной ценз выхода на пенсию практически не оставляет шанса стать пенсионерами людям некоторых традиционных для отрасли профессий, работающим в суровых климатических условиях Севера и приравненных территорий.

Директор Российского газового общества Роман Самсонов напомнил, что ранее работа в отрасли проходила, как правило, в других условиях: «Сейчас все процессы добычи и переработки нефти находятся на более высоком техническом уровне, в отрасли активно идет автоматизация, появляется много дистанционного труда. Изменился ряд трудовых регламентов. Хотя, конечно, природно-климатические условия остались прежними. Восточная Сибирь, Дальний Восток, работа на море — сотрудникам нефтегазовой отрасли приходится трудиться в крайне тяжелых условиях, и это главным образом влияет на их здоровье», — отметил эксперт.

Он добавил, что качество социальной защищенности, в том числе и доступности медицины, может очень сильно отличаться в разных компаниях: «В крупных компаниях сотрудники более защищены и работает много корпоративных инструментов защиты, связанной со страхованием. В крупных компаниях точно работает профсоюзный договор. Остались соглашения между профсоюзными организациями и работодателями. Это соблюдается. В компаниях, у которых на их имиджевые характеристики соцзащита не влияет, такого внимания к здоровью сотрудников ждать не приходится. Страховка — это полный цикл получения прибыли компании. И если у компаний сложности, особенно у подрядных, у сотрудников могут возникнуть проблемы со страховым обеспечением», — подчеркнул Самсонов.

Особенно усугубилась ситуация с социальной защитой в пандемийный период, когда снижение добычи, сокращение объемов работ в нефтесервисном сегменте привели к финансовым потерям компаний, а они в свою очередь начали более активно экономить на «социалке».

Как рассказала «НиК» председатель Комитета по экономике Ассоциации нефтепереработчиков и нефтехимиков, профессор, доктор экономических наук Тамара Канделаки, для здоровья сотрудников отрасли ключевой темой остаются тяжелые климатические условия: «В ближайшие годы основным регионом добыче будет Восточная Сибирь, а климат там суровый. Хотя, конечно, в определенной степени это является допингом. Организм людей, работающих в таких тяжелых условиях, приспосабливается к перегрузкам. Я знаю, что многие не хотят менять такую работу и вообще уезжать с Севера и Дальнего Востока», — заметила эксперт.

Касаясь проблем у сотрудников нефтехимических и химических предприятий, Канделаки подчеркнула, что любое химическое предприятие вредное, в первую очередь — для женщин: «У сотрудниц этих предприятий, как правило, возникают большие проблемы с беременностью, а также они страдают многими другими заболеваниями. Не зря раньше сотрудникам давали молоко за вредность».

Ну, а официальная статистика рапортует об увеличении страховых взносов в социальные фонды. Как заявил министр труда и социальной защиты РФ Антон Котяков, в 2019 году эта сумма составляла порядка 14,5 млрд рублей, а на 2020 год она выросла до 17,5 млрд рублей. Котяков добавил, что имеется положительная тенденция по снижению производственного травматизма и профессиональных заболеваний на предприятиях.

Хотя обольщаться по поводу официальной статистики все же не стоит: снижение травматизма связано в том числе и с тем, что сократились сами объемы работ — например, российский рынок нефтесервиса провалился более чем на 20%, буровики жалуются на 50-60-процентное снижение объемов поисково-разведочного бурения. А если нет работы, то нет и травматизма.

Екатерина Вадимова

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter