Нефть и газ в мае 2021

Аналитика
Нефть и газ в мае 2021
Нефть и газ в мае 2021
8 июня, 15:44Наталья Мильчакова
Ежемесячный обзор нефтяного рынка и нефтегазовой отрасли

Рынок нефти. Нефть «слезам» МЭА не верит

Цены на нефть в мае продолжили апрельский рост, но каждая из эталонных марок нефти росла в цене по-своему. Цена нефти сорта Brent в мае показала более медленный рост, чем в апреле, увеличившись только на 2,6% до $69,13 за баррель, но при этом обновив очередной двухгодичный максимум. А цена американского сорта WTI за май увеличила темпы роста по сравнению с апрелем и прибавила 5,1%, поднявшись до нового максимума в $67,67 за баррель. В течение всего месяца цена сорта Brent пыталась вырасти до заветных $70 за баррель, и иногда в течение дня даже достигала этого локального максимума, но удержаться на нём не удавалось из-за опасений возможного избытка предложения на рынке, если эмбарго против иранской нефти будет отменено.

В мае встреч ОПЕК+ не проводилось, поэтому внимание нефтяного рынка в значительной степени было приковано к очередной министерской встрече ОПЕК+, состоявшейся 1 июня. По итогам встречи министры стран-участниц соглашения пришли к выводу о необходимости сохранения действующих квот на добычу нефти и плана постепенного увеличения добычи «чёрного золота» на 2,1 млн баррелей в сутки с мая по июль 2021 года. Таким образом, возможные новые параметры добычи нефти странами-участницами альянса, скорее всего, будут обсуждаться на следующей министерской встрече ОПЕК+, запланированной на 1 июля.

Но главный вопрос, который интересовал рынок в связи с итогами июньской встречи ОПЕК+, был связан с иранской нефтью и возможностью приглашения Ирана к участию в сделке ОПЕК+. В течение мая, несмотря на итоговый рост цен на нефть, рынок был нестабильным, особенно в третьей декаде месяца, что прежде всего было связано с возобновлением переговоров стран Запада с Ираном по ядерной программе и опасениями нового избытка предложения, если с Ирана в ближайшее время будет снято действующее эмбарго.

Ещё в середине мая агентство Bloomberg сообщило, что Иран уже в ближайшее время увеличит добычу и экспорт нефти, даже если антииранское эмбарго не будет отменено.

По оценкам зарубежных экспертов, отмена антииранского эмбарго может привести к увеличению предложения нефти во 2 полугодии 2021 года как минимум на 1-1,8 млн б/с.

Более того, в министерстве нефти Ирана официально заявили, что в случае отмены в этом году нефтяного эмбарго Иран уже в ближайшие несколько лет сможет нарастить добычу с текущих 2 млн б/с до 6,5 млн б/с.

Однако переговоры по ядерной сделке с Ираном идут непросто. Заявление госсекретаря США Энтони Блинкена о том, что в Госдепе пока не видят значительного прогресса на переговорах с Ираном, стало важным фактором роста цен на нефть в последние дни мая.

Скорее всего, именно по этой причине участники альянса ОПЕК+ пока не торопятся делать резкие движения и принимать чрезвычайные меры против возможного избытка нефти: видимо, они считают, что для паники пока нет повода.

Российский министр энергетики Александр Новак заявил в интервью, что появление некоторого количества иранской нефти этим летом возможно, но «уверенности в этом нет».

Зато у нефтяного рынка есть уверенность в восстановлении спроса. Напомним, что ещё в начале 2021 года корпорация Saudi Aramco прогнозировала восстановление спроса на нефть и нефтепродукты в ряде отраслей на докризисном уровне уже в конце текущего года, и в мае корпорация подтвердила этот прогноз.

Ослабление беспокойств относительно избытка предложения нефти со стороны Ирана, а также оптимизм относительно восстановления спроса вывели цену Brent в первые дни июня на долгожданный уровень в $70 за баррель, а это уже уровень цен докризисного 2019 года.

Однако не все эксперты нефтяного рынка разделяют оптимизм относительно роста спроса на нефть в долгосрочном периоде.

Международное энергетическое агентство в майском докладе призвало страны мира, в которых добываются углеводороды, отказаться от новых проектов в нефтегазовой сфере, а весь мир – от автомобилей с бензиновым двигателем не позднее 2035 года.

По оценкам МЭА, если этот сценарий реализуется, то к 2050 году мир сможет полностью прекратить использование углеводородов. Доклад МЭА вызвал резкую критику как со стороны крупнейших нефтяных корпораций мира, так и со стороны ряда других экспертов. Это неудивительно, так как выводы доклада оказались слишком односторонними и недостаточно обоснованными. Ведь цель, поставленная участниками Парижского соглашения по климату, хот и предполагает достижение углеродной нейтральности в плане выбросов парниковых газов к 2050 году, но в Парижском соглашении ничего не говорилось об отказе от использования углеводородов к этому периоду. Да и в самом тексте доклада содержалось немало противоречий: с одной стороны, эксперты агентства в докладе предупредили о возможном дефиците нефти уже к концу 2021 года, с другой – засомневались, что прогнозируемый рост мирового спроса на нефть в текущем году способен опередить рост предложения.

В ОПЕК раскритиковали доклад МЭА, сделав заявление, что отказ нефтедобывающих стран от разведки новых нефтяных и газовых месторождений уже в ближайшие 10 лет может стать источником долгосрочной нестабильности на рынке углеводородов.

C фактической критикой выводов доклада МЭА, хотя достаточно деликатной, выступил глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов, заявивший, что нефть и газ ещё много десятилетий будут сохранять свою ведущую роль в мировом энергобалансе, а полный отказ от ископаемых видов топлива миру не грозит.

Более того, сделанное в конце мая заявление глав государств, входящих в группу G7, об отказе этих стран в ближайшие несколько лет от использования угля в качестве топлива только подтвердило выводы руководителей крупнейших нефтяных компаний мира о том, что нефть и газ будут востребованы ещё как минимум несколько десятилетий.

В конце апреля и в мае крупнейшие мировые и в том числе российские нефтяные корпорации опубликовали отчётность за 1 квартал 2021 года. Наиболее важными в отчётности были цифры по выручке и прибыли корпораций в годовом сопоставлении, так как прошлый год был кризисным. Отчётность за 1 квартал 2021 года прежде всего показывает, насколько успешно нефтяные корпорации преодолели последствия кризиса в этом году. Из транснациональных корпораций в 1 квартале 2021 года наиболее успешными оказались BP, у которой выручка за 1 квартал в годовом выражении выросла на 18,2% до $36,49 млрд, а чистая прибыль увеличилась более чем втрое до $4,7 млрд, а также Exxon Mobil, нарастившая выручку за 1 квартал на 5% в годовом исчислении до $59,2 млрд, а чистую прибыль – на 23% до $2,7 млрд.

Относительно меньших успехов добились Royal Dutch Shell, выручка которой за 1 квартал в годовом сопоставлении упала на 7,3% до $55,7 млрд (хотя чистая прибыль выросла на 13% до $3,2 млрд), и Chevron, у которой чистая прибыль снизилась за 1 квартал в годовом исчислении на 62% до $1,38 млрд, а выручка увеличилась только на 2% до $32 млрд. У французской Total дела идут тоже не совсем однозначно: чистая прибыль за 1 квартал выросла в 70 раз по сравнению с 1 кварталом 2020 года, но зато выручка в годовом сопоставлении почти не изменилась по сравнению с 1 кварталом 2020 года.

Российские нефтяные компании за 1 квартал 2021 года показали результаты по МСФО в целом лучше, чем транснациональные корпорации.

Так, «Газпром нефть» нарастила выручку в 1 квартале 2021 года на 19% к аналогичному периоду 2020 года, а чистую прибыль увеличила в 70 раз, в то время как «Татнефть» смогла увеличить выручку в 1 квартале 2021 года на 30% в годовом выражении, а чистую прибыль – на 73%.

Не вполне однозначные результаты показали ЛУКОЙЛ и «Роснефть». Если «Роснефть» в 1 квартале 2021 года снизила выручку в годовом исчислении на 1,2% до 1,74 трлн руб. из-за участия российских компаний в ОПЕК+ и сокращения объёмов добычи нефти, то её чистая прибыль за первый квартал составила 149 млрд руб. по сравнению с убытком более чем в 150 млрд руб. в 1 квартале 2020 года. ЛУКОЙЛ увеличил выручку на 5,4% в годовом исчислении до 331 млрд руб., но его чистая прибыль снизилась на 10,5% год-к-году до 12,8 млрд. Мировая нефтяная отрасль, таким образом, выходит из кризиса, хотя не без некоторых потерь, связанных со снижением либо объёмов добычи нефти, либо с медленным восстановлением спроса.

В июне наш прогнозный коридор по цене Brent составляет $65-75 за баррель.

Возобновляемая энергетика. Экологи рулят… транснациональными корпорациями?

В конце мая произошло поистине историческое событие, касающееся как нефтяного рынка, так и вопросов защиты окружающей среды. Суд в Гааге обязал транснациональную корпорацию Royal Dutch Shell снизить выбросы парниковых газов к 2030 году на 45% по сравнению с уровнем 2019 года. При этом речь шла не только о снижении углеродных выбросов в процессе добычи нефти, но ещё и о снижении углеродного следа в продаваемых Shell нефтепродуктах и нефтехимической продукции.

Истцом в этом затяжном судебном процессе, продолжавшемся с декабря 2019 года, выступило нидерландское отделение международной экологической организации Friends of the Earth International. По окончании судебного процесса представители организации с воодушевлением заявляли, что это первый в мировой истории случай, когда суд заставил транснациональную корпорацию выполнять Парижское соглашение по климату. Напомним, что в соответствии с этим соглашением многие транснациональные (прежде всего нефтегазовые) корпорации объявили о планах снизить углеродные выбросы до нуля к 2050 году.

Инициативу транснациональных корпораций поддержали главы государств: ещё на апрельском саммите по климату, прошедшем онлайн, президент США Джо Байден заявил, что США к 2050 году полностью откажутся от производств, генерирующих выбросы парниковых газов в атмосферу (это заявление, вероятно, было не вполне корректно интерпретировано Международным энергетическим агентством как планы чуть ли не всего мирового сообщества полностью отказаться от использования углеводородов к 2050 году). Корпорация Shell была одной из первых транснациональных нефтегазовых компаний, поддержавших планы сокращения углеродных выбросов к 2050 году, и в своей бизнес-стратегии, обнародованной ещё в 2019 году, планировала к 2030 году снизить выбросы углекислого газа на 20% по сравнению с 2016 годом, а к 2035 году – уже на 45%. Но такие планы не устроили экологов, потребовавших через суд от Shell снизить выбросы углекислого газа на 45% не к 2035, а уже к 2030 году, и суд требования экологов удовлетворил.

Итог данного судебного процесса стал сенсацией даже не потому, что это был первый случай, когда суд оказался на стороне экологов. Такого рода прецеденты в странах «большой семёрки» были и раньше, в том числе в США суды удовлетворяли требования экологических организаций, требовавших призвать к ответу за загрязнения окружающей среды и Chevron, и Exxon Mobil.

Данный прецедент победы экологов над транснациональной нефтяной корпорацией оказался сенсационным и поистине историческим, поскольку нефтяную корпорацию призвали к ответственности не за конкретный ущерб, причинённый окружающей среде в прошлом, а за потенциальный ущерб, и, по сути, за её стратегию.

С одной стороны, беспокойства экологов можно понять, да и транснациональные нефтегазовые корпорации до пандемии «ковида» и обвала нефтяного рынка чувствовали себя слишком вольготно — заботились об окружающей среде там и в тех случаях, когда это было выгодно им самим, а не населению стран и регионов, где эти корпорации добывали углеводороды. Но с другой стороны, ещё никто в мировой истории не подавал в суд на компанию из-за её стратегии (если только истцами не были акционеры или кредиторы компании). Shell объявила, что оспорит решение Гаагского окружного суда в апелляционном суде, и эксперты пока расходятся во мнениях, удастся ли корпорации отстоять свои интересы против экологов, или не удастся, и ей в итоге придётся больше советоваться с экологами при разработке бизнес-стратегий.

Мы не исключаем, что в ближайшее время всем транснациональным корпорациям придётся советоваться с экологами больше, чем было раньше, а экологи, в свою очередь, будут получать всё больше контроля над корпорациями. Так, в США хедж-фонд Engine No. 1 на общем собрании акционеров смог провести сразу двух кандидатов, являющихся экологическими активистами, в совет директоров ExxonMobil. Акционеры Chevron потребовали от компании резкого сокращения выбросов парниковых газов.

Газовая отрасль. Первая нитка «Северного потока-2» уже построена

В конце мая работы по строительству «Северного потока-2», ненадолго приостановленные в связи с иском немецких экологов, возобновились, хотя иск до сих пор рассматривается в суде.

В начале июня президент России Владимир Путин объявил в ходе Петербургского международного экономического форума о том, что первая нитка «Северного потока-2» построена.

Строительные работы на самом проблемном датском участке уже завершены, теперь остаются работы в немецких водах и сухопутная часть газопровода. В российском Минэнерго уверенно заявляют, что до конца 2021 года «Северный поток-2» будет полностью достроен, хотя осторожны в прогнозах относительно сроков пуска первого газа потребителями по этому газопроводу.

Вероятно, что ускорение строительных работ могло быть связано с некоторым ослаблением политического давления США на газопровод, так как Джо Байден заявил в мае, что введение новых санкций против компаний, участвующих в строительстве «Северного потока-2», было бы «контрпродуктивно». Ясно, что такое заявление Байден сделал в преддверии российско-американского саммита, который пройдёт в Женеве 16 июня, то есть в преддверии переговоров с Владимиром Путиным.

Это заявление расстроило «ястребов» из американского Конгресса, да и ранее введённые санкции против «Северного потока-2» никто пока отменять не собирается, поэтому рано говорить, что борьба США против газопровода, которую они ведут при активной поддержке Украины и Польши, пока не закончена.

Тем не менее, эта борьба переходит в плоскость риторики: например, американский министр энергетики Дженнифер Грэнхолм заявила, что решение не вводить новые санкции против «Северного потока-2» Байден и его советники приняли без согласования с ней, и что она выступает против этого газопровода, так как у России якобы «самый грязный метан в мире». На выпад американского министра достойно ответил российский министр энергетики Александр Новак, недвусмысленно намекнувший, что углеродный след в российском метане в четыре раза меньше, чем в американском СПГ, который тоже поставляется в Европу. Скорее всего, пока не пройдёт встреча на высшем уровне в Женеве, можно будет ожидать от американских чиновников новых подобных выпадов по адресу России, Газпрома и «Северного потока-2», только они ни на что не влияют и не повлияют.

Тем временем Дания отозвала решение о строительстве в датских территориальных водах совместного датско-польского газопровода Baltic Pipe, который европейские СМИ называли чуть ли не противовесом «Северного потока-2», хотя этот газопровод, если был бы построен, оказался бы способен поставлять максимум 5 млрд кубометров газа в год, при том что проектная мощность «Северного потока-2» составляет 55 млрд кубометров газа в год. В Польше разочарованы решением Дании и намерены его обжаловать в суде или требовать компенсации (ведь строительство польско-датской трубы началось в апреле, и начало строительных работ торжественно открыл сам президент Польши Анджей Дуда). Но даже если бы этот газопровод был построен, у него неизбежно бы возникли проблемы с сырьевой базой.

Изначально в Польше рассчитывали на норвежский газ, но сегодня в Норвегии сильно истощены газовые месторождения, а добыча газа и других углеводородов в Норвегии может сильно сократиться из экологических соображений. На поставщиков газа из стран СНГ Польша вряд ли сможет рассчитывать. Так что в любом случае этот «альтернативный» проект неизбежно ждала бы печальная судьба европейского газопровода «Набукко».

Наталья Мильчакова, к.э.н., заместитель руководителя «Информационно-аналитического центра «Альпари»

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter