ТЭК толкает БАМ

Аналитика
ТЭК толкает БАМ
ТЭК толкает БАМ
8 апреля, 12:45Екатерина Вадимова
Главным локомотивом для продвижения инфраструктурных проектов на Дальнем Востоке приходится быть топливно-энергетическому комплексу

Развитие инфраструктурных проектов на Дальнем Востоке всегда сопряжено с трудностями объективного и субъективного характера. К объективным можно отнести дороговизну и сложность в реализации каких-либо строек в этом регионе, к субъективным — нежелание компаний, в том числе госмонополий, взваливать на себя дополнительные обязательства. Вот и получается, что главным локомотивом для продвижения дальневосточного направления приходится быть ТЭКу.

В начале марта глава «Роснефти» Игорь Сечин, который является ответственным секретарем президентской комиссии по ТЭКу, написал письмо президенту РФ Владимиру Путину. В этом документе содержалась просьба обеспечить исполнение решений комиссии от 2018 года о наращивании вывоза угля по БАМу и Транссибу к 2025 году до 195 млн тонн.

Напомним, что проект модернизация БАМа и Транссиба «Восточный полигон» — это один из крупнейших инфраструктурных проектов в России. Изначально президент России Владимир Путин поручил правительству представить дополнительные предложения по расширению восточного участка Байкало-Амурской магистрали (БАМ), которые бы позволили в частности увеличить объемы поставок угля из Якутии. В августе 2018 года на заседании комиссии по вопросам стратегии развития ТЭК Путин призвал расширить присутствие России на мировом угольном рынке, удвоив объем поставок в восточном направлении к 2025 году и доведя его до 200 млн т. Уже в декабре 2019 года президент напомнил, что спрос на уголь в Европе снижается, поэтому необходимо обеспечить развитие Восточного полигона.

Стоит учитывать, что дефицит провозных мощностей в восточном направлении остается одной из главных проблем РЖД, сдерживающих рост погрузки, поскольку помимо угля в Азии находятся рынки сбыта металлов, удобрений и зерна.

Кстати, первый этап Восточного полигона предусматривает увеличение уже в 2021 году провозной способности магистралей в направлении морских портов и пограничных переходов Дальнего Востока до 144 млн тонн. Реализация второго этапа позволит увеличить пропускную способность магистралей до 180 млн тонн в год до 2024 года. Угольщики просили уже к 2030 году построить третью очередь БАМа с провозной способностью 260–280 млн тонн, но пока судьба этого проекта сдвинута на неопределенный срок.

Развитие угольного экспорта в 2020 году говорит о том, что задача по наращиванию поставок угля на восточном направлении не решается, более того, грузы разворачиваются на юг. По итогам 2020 года на южное направление было поставлено по железной дороге на 12,3% угля больше, чем в 2019 году, поставки из Кузбасса выросли на 26,5%. В письме Сечина подчеркивается, что в последнее время предпринимаются усилия для ревизии или торможения принятых решений с целью развернуть потоки экспортируемого угля в направлении порта Тамань: «…попытки нерыночного принуждения участников рынка к перенаправлению экспорта на Тамань, где ставки перевалки составляют $17–18 за тонну, что более чем в полтора раза превышает тарифы в Ванино, не отвечают задачам развития российской угольной промышленности, а также экономически не оправданы и приведут к потере РФ доли на угольных рынках АТР».

Это особенно удивительно, учитывая, что модернизация БАМа и Транссиба задумывалась в том числе и по причине сокращения европейского рынка угля и отправки больших объемов сырья в страны АТР. В письме глава «Роснефти» сообщает, что несмотря на пандемию угольщики на 92% выполнили тот объем перевозок угля на восток, который был установлен в поручениях комиссии от 2018 года для 2020 года (115 млн из 125 млн тонн). Это принесло РЖД более 200 млрд руб. выручки и обеспечило финансовую устойчивость транспортной монополии в год беспрецедентного падения грузо- и пассажиропотока.

Отмечается, что угольные компании готовы заключить долгосрочные контракты на перевозку угля на восток в режиме «вези или плати».

Однако ведомства и инфраструктурные компании так и не представили четкие планы развития Восточного полигона для выполнения «кемеровских» решений.

Неудивительно, что 2 марта Владимир Путин поставил на письме Игоря Сечина резолюцию «согласен». Премьер-министр Михаил Мишустин поручил кабинету министров совместно с РЖД подготовить детальный план мероприятий по увеличению пропускной способности железных дорог на Дальнем Востоке с учетом предложений главы «Роснефти», а также распорядился проработать при этом источники финансирования. «Но здесь у нас появляется важное добавление: с учетом возможности использования средств Фонда национального благосостояния», — пояснил премьер.

Опрошенные «НиК» эксперты считают, что проблема обеспечения исполнения решений комиссии по ТЭК от 2018 года, на которую указал в своем письме Игорь Сечин, крайне актуальна, учитывая необходимость развития экспорта в страны АТР. Более того, в российских реалиях строительство в рамках Восточного полигона требует пристального внимания президента и правительства, в противном случае оно просто не начнется. Ведь у РЖД всегда найдутся объективные причины для торможения проектов: проблемы с подрядчиками, неготовность рабочей документации, задержки с получением разрешений на строительство и т. д.

Железная дорога — «узкое» место для угля

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин напомнил, что решения о наращивании вывоза угля по БАМу и Транссибу были приняты, но они не исполнялись:

«Почему это происходило — вопрос уже к исполнителям. Многое в нашей стране не реализуется, пока президент не обратит на это внимание. К сожалению, это факт»,

— заявил эксперт.

Он также указал, что в настоящее время существуют очень большие проблемы с транспортировкой угля, и железная дорога является самым «узким» местом: «Есть лимиты на его транспортировку по железной дороге и борьба за эти лимиты. Во многом развитие угольной отрасли останавливается отсутствием нормальной логистики. Тем более что задача стоит максимально использовать наш угольный потенциал. Спрос на это энергосырье может скоро упасть, и сейчас необходимо увеличивать его экспорт в данном окне возможностей. В следующие десятилетия таких объемов перевозок угля мы можем не увидеть», — рассказал Пикин.

Он указал, что помимо угля по железной дороге перевозится еще многое: «Глава „Роснефти“ заинтересован в развитии проектов компании на Дальнем Востоке, но их реализация отчасти завязана на логистику и Транссиб».

Эксперт считает, что помимо транспортировки сырья железная дорога может сделать Россию транзитным государством по перевозке товаров из стран АТР в сторону ЕС: «Сейчас такие альтернативные транспортные проекты как „Шелковый путь“ не затрагивают Россию. Потому нам надо предлагать свои варианты, которые будут экономически выгодны для всех участников рынка», — заметил Пикин.

Главная пробка — это Транссиб

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев напомнил, что для строительства Транссиба потребовался император Александр III, «который мог и в зубы дать», для БАМа был необходим Сталин, после его смерти эту дорогу толком и не смогли достроить: «Это огромные и дорогие инфраструктурные проекты, они архиважны и очень выгодны в общегосударственном масштабе. Но при этом подобные стройки очень удобны для воровства», — напомнил Журавлев.

При этом эксперт обратил внимание, что переговоры США с КНР, проходившие на Аляске 19 марта, показали, что тема создания нового транспортного коридора из Азии в Европу в скором времени может стать очень востребована властями Китая.

Заметим, что после письма Игоря Сечина правительство все же решило спешно перенаправить угольные потоки. Ради увеличения экспорта угля на восток кабинет министров готов поменять правила доступа грузоотправителей к железным дорогам. При этом очевидно, что без существенного расширения БАМа и Транссиба с этой задачей не справиться.

Екатерина Вадимова

Сюжеты:
Эксклюзив
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter