Тема недели: рынок ждет выздоровления
Аналитика

Тема недели: рынок ждет выздоровления

7 февраля , 16:30Екатерина Вадимова
В качестве «противовирусного» для нефтяного рынка техкомитет ОПЕК выписал сокращение добычи на 600 тысяч б/с

На прошедшей неделе нефтяной рынок лихорадило, а его участники изо всех сил старались справиться с болезненным состоянием и повышенной температурой. В качестве противовирусного лечения техническим комитетом ОПЕК+ было рекомендовано дополнительное сокращение добычи нефти.

Напомним, для стабилизации нефтяного рынка после вспышки коронавируса технический комитет ОПЕК+ рекомендовал дополнительное сокращение добычи нефти на 600 тысяч б/с. При этом Россия пока отказалась поддерживать данное предложение. «Сейчас в Вене продолжает работу JTC (технический комитет по мониторингу сделки ОПЕК+). Я сейчас даже не готов вам сказать, к чему мы готовы или не готовы, до конца не понимая ситуацию и четкие прогнозы по развитию событий в связи с коронавирусом. Для этого нужно еще некоторое время, чтобы посмотреть, как будет развиваться ситуация, какое влияние будет на мировые рынки, на нефть», — цитирует министра энергетики России Александра Новака агентство «Прайм». Позже он заявил, что решение России по возможному сокращению добычи нефти в рамках соглашения стран ОПЕК+ является вопросом ближайших дней.

В декабре 2019 года членами ОПЕК+ была достигнута договоренность о сокращении производства нефти на 1,7 млн баррелей. Россия подтвердила свое согласие на сокращение после решения картеля не учитывать в структуре ее добычи газовый конденсат.

Российские эксперты считают, что новые сокращения добычи нефти не сразу, но все же могут негативно сказаться и на экспорте российского нефтяного сырья. При этом они отмечают, что в настоящее время общая конъюнктура рынка скорее депрессивна и способствует дальнейшему снижению продаж.

Независимый эксперт Вячеслав Мищенко в интервью «НиК» предположил, что дополнительные сокращения производства нефти в рамках соглашения ОПЕК+ в краткосрочной перспективе не повлияют на российский нефтяной экспорт, но уже к лету текущего года Россия будет испытывать определенные сложности, а российским компаниям придется ужимать не только добычу, но и экспорт: «Хотя структура рынка сейчас такая, что спрос падает, в том числе и в связи со спекулятивными ожиданиями последствий распространения коронавируса и замедлением мировой экономики, в первую очередь, в связи с падением спроса со стороны Китая», — напомнил эксперт. В связи с этим, по его мнению, какие бы сейчас решения не принял ОПЕК+, все равно будет превалировать тенденция к сокращению экспорта как нефтепродуктов, так и нефти:

«Сейчас самый важный элемент — это китайская экономика. Если КНР сможет погасить вспышку вируса в течение одного месяца, то провальным будет только первый квартал. В противном случае падение неминуемо уже со второго квартала»,

— заметил Мищенко.

Главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович придерживается несколько иной точки зрения. По его мнению, заметное снижение объемов потребления нефти в Китае (в рамках параллельного снижения объемов производства нефтепродуктов) не гарантирует аналогичного снижения китайского спроса на нефть и критического нарушения баланса на мировом рынке нефти: «Заметим, что описанный выше формат может рассматриваться в ОПЕК+ как один из основных факторов, ставящих под сомнения необходимость реализации экстренных мер дополнительного сокращения добычи. В данный момент мы ожидаем, что, вероятно, экспортеры соберутся во второй половине февраля для обсуждения предложенных техническим комитетом мер по сокращению добычи на дополнительные 600 тыс. б/с. Однако целесообразность принятия данных изменений в квотах пакта ОПЕК+, на наш взгляд, до последнего будет оставаться неочевидной.

По нашим оценкам, у нефтяных цен все ещё остаются шансы для самостоятельного восстановления к уровням 60$ и выше в перспективе конца февраля-начала марта»,

— заметил аналитик в своем комментарии.

Доцент ВШЭ Станислав Рогинский уверен, что в случае нового сокращения добычи в рамках ОПЕК+ Россия также сократит и экспорт: «Сократят экспорт. Россия уже несколько лет придерживается стратегии, согласно которой она сдает долю рынка сланцевым производителям в обмен на высокие цены. За долю никто бороться серьезно не собирается, потому что это технологически невозможно», — заявил эксперт в интервью «НиК».

Тем не менее, России удалось воспользоваться лихорадочным состоянием рынка: наша страна в 2019 году резко увеличила поставку нефти и нефтепродуктов в США, став вторым по объемам экспортером энергоносителей в эту страну после Канады. И тут же на этом фоне Вашингтон пригрозил новыми санкциями российским проектам и компаниям, объявив о своем намерении в ближайшие недели рассмотреть вопрос о введении санкций в связи с деятельностью компании «Роснефть» в Венесуэле. И хотя никакой конкретной информации по деталям новых санкций не поступило, эти заявления властей США не вселяют оптимизма на общем фоне негативных событий. В то же время эксперты пока считают, что новые санкционные ограничения не коснутся экспорта «Роснефти».

Финансовый аналитик «БКС Премьер» Сергей Дейнека в своем комментарии для «НиК» указал:

«По нашим оценкам, риски введения жестких санкционных рестрикций со стороны США в отношении „Роснефти“ в данный момент находятся на сдержанных уровнях и, вероятно, не окажут существенного влияния на действующую структуру поставок российской компании».

Вячеслав Мищенко заметил, что «Роснефть» давно под санкциями, соответственно, какой-то пакет ограничений американские власти еще придумают, но прежде всего они будут касаться исключительно активов компании в самой Венесуэле.

Станислав Рогинский заметил, что все будет зависеть от того, какие конкретно санкции и в отношении какого сегмента бизнеса компании будут введены: «Каждый ввод санкций приводит к тому, что они ухудшают работу в каком-то отдельном секторе бизнеса. Если новые ограничения начнут распространяться на партнеров „Роснефти“, то можно ожидать сложностей в работе зарубежных НПЗ компании, в том числе в Германии. Если они технологического характера, давление, скорее всего, будет оказано на ExxonMobil. Это американская тактика постепенного выдавливания санкционными запретами нежеланных стран с нефтяного рынка», — заявил эксперт.

По его мнению, давление на российский нефтяной сектор — долгосрочная и последовательная стратегия США: «Она началась еще при Обаме. Я об этом впервые услышал еще 2013 году, до какого-либо обострения отношений России с Украиной.

Заключается эта стратегия в том, что потенциал сланцевой добычи должен быть направлен на снижение цены нефти и газа до уровня $12 за баррель, чтобы просто вышвырнуть Иран, Венесуэлу и Россию с этого рынка. Так что это совершенно последовательно реализуемая стратегия»,

— указал Рогинский.

Тем не менее, на фоне санкционной риторики американских властей экспорт российской нефти в Соединенные Штаты только увеличился. В прошлом году Россия стала вторым экспортером нефти и нефтепродуктов в эту страну после Канады, о чем свидетельствуют отчеты Управления энергетической информации Минэнерго США (Energy Information Administration, EIA) за январь–ноябрь прошлого года. Пик поставок российского энергосырья пришелся на октябрь, когда американские компании приобрели 20,9 млн баррелей российской нефти и топлива. Первое место по экспорту сохранила Канада — 136,5 млн баррелей, поставки из Мексики составили 17 млн баррелей, из Саудовской Аравии — 13,7 млн баррелей.

По данным агентства Argus, в октябре США закупили нефть ЛУКОЙЛа, «Роснефти» и японской Sakhalin Oil and Gas Development Co., которая владеет 30% проекта «Сахалин-1».

Все опрошенные «НиК» эксперты пояснили, что данная статистика — это ни что иное как результат санкционного давления Вашингтона на Венесуэлу и Иран. По их мнению, это не стратегическое изменение в российском нефтяном экспорте, а некоторый тактический успех.

Вячеслав Мищенко отметил, что рост поставок российского энергосырья в США отражает структуру нынешнего международного нефтяного рынка с точки зрения спроса на сернистые сорта нефти: «Ограничения, которые сами американцы ввели в отношении нефти Венесуэлы и Ирана, собственно, и привели к тому, что по структуре спроса возник дефицит сернистых сортов нефти, которые нужны американским НПЗ. Россия — один из ключевых поставщиков сырья такого качества. Было бы неправильным говорить, что это исключительно наша заслуга.

По сути, американцы сами создали себе дефицит. Это тактический успех, но насколько он долго сохранится, зависит от американских санкций в отношении Венесуэлы, которая была ключевым поставщиком сернистой нефти на американский рынок»,

— заявил эксперт.

Сергей Дейнека также указал, что РФ наращивает экспорт нефти в США, частично перекрывая потерю иранских и венесуэльских поставок: «Иран и Венесуэла остаются под американским санкционным давлением, что уже привело к существенному спаду добычи в этих странах. Между тем как исламская, так и боливарианская республики экспортируют тяжелые сорта нефти. Россия, которая также экспортирует тяжёлые сорта, в определенном смысле занимает „освободившуюся“ долю рынка. Полагаем, что умеренный рост объемов экспорта нефти из РФ в США продолжится в обозримой перспективе», — считает аналитик.

Резюмируя экспертные мнения, можно сказать, что в настоящее время нефтяной рынок оказался на перепутье. Ближайшие недели должны показать, будет ли меняться структура энергопотребления и объемы экспорта в Китай, именно это даст возможность прогнозировать будущее развития мировой экономики и продаж энергосырья. Что же касается санкционного давления США, то оно продолжится, хотя пока американский бизнес сам наступает на те «санкционные грабли», которые ему подложил Вашингтон.

Екатерина Вадимова

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter