Куда течет нефтяная река?

Куда течет нефтяная река?
Аналитика

5 декабря, 09:00
Вторая половина 2014 года преподнесла отечественной экономике достаточно неприятный «сюрприз» – существенное падение мировых цен на нефть. В течение большей части 2015-2016 годов, несмотря на отдельные «отскоки» вверх и вниз, цены на нефть марки Brent колебались в коридоре между $40 и $50 за баррель. Что бы потом ни говорили аналитики и экспертные организации, предсказать такое развитие событий в краткосрочнойперспективе не смог никто. Когда ценовой крах на нефтяном рынке стал фактом, экспертное сообществопоспешило выдвинуть варианты причин, объясняющихпроисшедшее.

Вторая половина 2014 г. преподнесла отечественной экономике достаточно неприятный «сюрприз» – существенное падение мировых цен на нефть. Так, если в мае 2014 г. цена на нефть марки Brent в среднем составляла $109,5 за баррель, то уже к концу декабря 2014 же года она упала ниже $60 за баррель. В январе 2015 года мировые цены на нефть марки Brent пробили «психологический барьер», обвалившись ниже $50 за баррель. И в течение большей части 2015-2016 годов, несмотря на отдельные «отскоки» вверх и вниз, цены на нефть марки Brent колебались в коридоре между $40 и $50 за баррель.

Разумеется, такое положение дел не могло и не может не вызывать беспокойства. Российская экономика напрямую зависит от состояния мирового углеводородного и в особенности – от нефтяного рынка. В последние годы, на фоне «тучных» нефтяных цен под непрерывный аккомпанемент разговоров о необходимости диверсификации экономики, избавления от «нефтяной иглы» и отсылок к небезызвестной теории «нефтяного проклятия», доля нефтегазовых доходов в бюджете страны (имеются в виду только два налога – налог на добычу полезных ископаемых и таможенные пошлины) стабильно превышала 50%. Все, что произошло во второй половине 2014 г., стало полной неожиданностью для лиц, принимающих решение в сфере бюджетной политики. Напомним лишь, что первоначальный вариант бюджета на 2015 год создавался из расчета цены на нефть $100 за баррель. Что бы потом ни говорили аналитики и экспертные организации, предсказать такое развитие событий в краткосрочнойперспективе не смог никто. По крайней мере, в открытом доступе мы такихпредостережений не видели.

Когда ценовой крах на нефтяном рынке стал фактом, экспертное сообществопоспешило выдвинуть варианты причин, объясняющихпроисшедшее.

Сценарий 1. «Сговор»

В какое-то момент в печати промелькнула версия о том, что США в очередной раз «сговорились» с Саудовской Аравией (а возможно, и другими ближневосточными производителями нефти) и устроили демпинг нефтяных цен для того, чтобы подорвать экономику России. При этом единственный значимый аргумент этой теории сводился к отсылке на экономическую ситуацию времен перестройки, когда якобы нефтяной заговор США и Саудовской Аравии обрушил экономику горбачевского Советского Союза. Трудно сказать, чего в этих соображениях было больше – невежества или становящегося модным «ура-патриотизма».

Сценарий 2. Убить «сланцевую революцию»

Гораздо более реалистичное и правдоподобное объяснение сводится к проблеме «сланцевой революции». Схема выдвигается примерно следующая: в началеXXIвека спрос на нефть опережал предложение, вследствие чего начался быстрый рост мировых нефтяных цен, высокие цены простимулировали освоение трудноизвлекаемых запасов нефти, одним из элементов чего стала разработка месторождений «сланцевой нефти» (shaleoil) в США, где начался бурный рост добычи «черного золота». Как свидетельствуют данныеBP, в 2008 году Соединенные Штаты добывали 302,3 млн тонн нефти, а в 2013 г. – 446,2 млн тонн. То есть, объем нефтедобычи за пять лет вырос на 47,6% или почти в 1,5 раза. Далее нам объясняют: пытаясь не допустить нефтяного передела, крупные игроки и, прежде всего, Саудовская Аравия, ударили по сланцевым производителям, нефть которых характеризуется более высоким уровнем себестоимости добычи, чем нефть традиционных поставщиков, и обвалили нефтяные цены. Если следовать логике этого сценария, в дальнейшем неизбежно произойдет сокращение добычи «сланцевой нефти», рынок сбалансирует спрос/предложение, и цены на нефть начнут расти. То есть в конечном итоге через какое-то время все вернется на круги своя (или близко к этому) и беспокоиться стоит в основном на предмет того, когда же это случится.

Насколько правдоподобен этот сценарий? Судить еще рано, но в 2014 и 2015 годах США не только не сократили, но и заметно увеличили добычу нефти. По даннымBP, в 2014 г. американские нефтяники добыли 522,8 млн тонн нефти, а в 2015 году – 567,2 млн тонн. Правда, темпы роста нефтедобычи несколько замедлились. По итогам 2014 г. прирост добычи нефти составил 17,2 % по сравнению с уровнем предыдущего года, а в 2015 году – 8,5%.

Вообще же «сланцевая революция» поставила много вопросов, ответы на которые мы пока не имеем. С момента ее начала прошло совсем мало времени, что мешает адекватно оценить себестоимость «сланцевой нефти». Цифры по текущей себестоимости добычи называются в очень широких пределах. Есть вопросы и по технологии добычи. Пока для «сланцевой нефти» не решена проблема поддержания пластового давления, что делает производственный процесс весьма затратным – необходимо постоянно бурить новые скважины и проводить повторные гидроразрывы пластов. Но что, если эту проблему все-таки удастся решить?

К тому же проект «сланцевой нефти» имеет и политико-идеологическую составляющую. Совершив мощный технологический прорыв, американские нефтяники наконец приблизили США к самообеспечению нефтью, что являлось важной задачей нескольких поколений американской администрации. Разумеется, до полного самоообеспечения еще далеко, но наметившийся трендналицо. Что если вусловиях падения мировых цен на нефть правительство США поддержит производителей «сланцевой нефти» самыми нерыночными способами – путем предоставления разнообразных преференций и даже дотаций?! Тогда прогнозируемое восстановление нефтяных ценможет пойти далеко не так гладко, как это представляется при реализации рыночных механизмов в чистом виде.

Сценарий 3. «Давайте жить дружно»

Еще один сценарий объяснения обвала мирового нефтяного рынка сводился к тому, что страны-члены ОПЕК не соблюдали выделенные им квоты, и вообще на рынке появилось много «лишней» нефти, которую вбрасывает туда вышедший из-под санкций Иран, потихоньку приходящий в себя Ирак, а также сомнительные производители, среди которых есть откровенные бандиты типа «Исламского государства». Значительные политические силы, заинтересованные в росте нефтяных цен, предпринимают попытки подтолкнуть производителей «черного золота» к некоему согласованному объему добычи, который позволит овладеть ситуацией на нефтяном рынке. Но нельзя не видеть того факта, что процесс, который условно можно назвать «давайте договоримся», очень напоминает заклинанияжрецов и шаманов, нацеленные на ниспослание дождя или удачной охоты. Да, краткосрочный эффект от такого рода деятельности возможен и даже весьма вероятен, но восстановить нефтяной рынок в его прежнем «тучном» виде пока что не получается. Эксперты неумолимо констатируют – нефтяной рынок трансформировался из «рынка производителя» в «рынок потребителя». И ситуация может быть еще сложнее.

Сценарий 4. «Перед заходом солнца?»

В конце ХХ века ряд ученых выдвинул теорию о скором приближении конца «нефтяной эры». Большинство из них говорило, что она закончится в первой четверти XXI века и будет выражатьсяв том, что нефть утратит свое превалирующее значение как энергетическое сырье и будет использоваться в основном в других отраслях экономики. Как говорил министр нефти и минеральных удобрений Саудовской Аравии незабвенный шейх Ямани, каменный век закончился не потому, что закончились камни. Так и «нефтяная эра» завершится не потому, что истощатся запасы нефти. В 1998 году один из авторов этой статьи писал, что конец «нефтяной эры» можно рассматривать как «резкое (в течение нескольких лет) падение потребления нефти», что будет «обусловлено развитием альтернативных источников энергии и использованием принципиально новых транспортных средств»[1].

В настоящее время мы не наблюдаем обвального сокращения мирового потребления нефти. Однако имеет место другая тревожная тенденция – уменьшение нефтяной компоненты в мировой экономике. В последние годы отмечается неуклонное отставание темпов роста потребления нефти на фоне роста мировой экономики. Это хорошо видно из таблицы, где показано, что с 1999 года наметилась тенденция существенного опережения темпов роста мировой экономики над темпами потребления нефти. Нефть теряет свои позиции. Легко заметить, что при отсутствии падения потребления нефти падение относительной доли в ВВП уже имеет место. Это, конечно же, еще не конец «нефтяной эры».Но это вполне могут быть первые грозные предвестники.

Прирост ВВП, %

(Данные Всемирного Банка)

Прирост потребления нефти,% (данные ВР)

1996

2,14

2,22

1997

-0,28

2,53

1998

-0,39

0,72

1999

3,70

1,96

2000

3,23

1,20

2001

-0,59

0,78

2002

3,77

0,85

2003

12,3

2,16

2004

12,58

3,93

2005

8,18

1,19

2006

8,33

0,98

2007

12,6

1,50

2008

9,64

-0,37

2009

-5,28

-1,83

2010

9,53

2,97

2011

10,61

1,06

2012

1,90

1,20

2013

2,82

1,4

Указанная тревожная, но объективная тенденция вполне может быть объяснением того обстоятельства, что мы как бы ушли в качественно другую реальность. Мы теперь живем не при ценах на нефть $100 за баррель марки Brent, а в поле значения $50 за баррель, плюс-минус дельта. Если наша гипотеза об обвале цен на мировом нефтяном рынке в результате приближения конца «нефтяной эры» верна, то необходимо сделать несколько важных выводов.

Новый курс

При таком сценарии руководству страны следует принимать во внимание тот факт, что стабильного роста нефтяных котировок на протяжении 10-15 лет не предвидится. Конечно, возможны отдельные «протуберанцы» цен, порожденные неэкономическими причинами (например, большая война в Персидском заливе). Но решающего влияния на общую ценовую конъюнктуру даже эти «протуберанцы» в интервале хотя бы ближайших 2-3 лет не окажут.

Не стоит также переоценивать попытки договориться с другими производителями нефти о планомерном регулировании добычи. Конечно, эти переговоры полезны. Но каким будет реальное поведение руководства нефтедобывающих стран и транснациональных компаний при первых признаках приближения конца «нефтяной эры», нетрудно догадаться. По всей видимости, придется думать уже не о ценах, а о том, как реализовывать свой ресурсный нефтяной потенциал по сколько-нибудь приемлемым ценам. Своевременная реализация нефти с оптимальными параметрами извлечения (и по физико-химическому составу нефти, и по качеству природных резервуаров, в которых нефть аккумулирована) станет важнейшей государственной задачей для очень многих игроков нефтяного рынка и для России – в том числе.

В известной мере, должна быть откорректирована парадигма развития как отечественной нефтяной промышленности в целом, так и отдельных компаний и даже проектов. Современную парадигму развития отечественной нефтяной отрасли можно, перефразируя поэта, сформулировать так: больше нефти, хорошей и разной. В эпоху высоких цен над всеми тяготела мысль о том, что нефтяные цены будут неуклонно расти, а, следовательно, добыть бы нефть, а прибыль придет. Указанная система координат предусматривала все большую долю нефти, добываемую из трудноизвлекаемых запасов. На добычу такой нефти нацеливалось технологическое развитие отдельных компаний и нефтяной промышленности в целом. Но теперь обвал цен на мировом нефтяном рынке выдвигает и другую цель технологического развития отрасли, а именно – снижение себестоимости добычи нефти, и, прежде всего, на традиционных «обычных» объектах. Уже сегодня многие проекты пересматриваются.

Ближайшие годы нефтяникам, возможно, придется решать очень непростую дилемму: что выгоднее – инвестировать в технологии, которые позволяют добывать нефть из трудноизвлекаемых запасов, или вкладывать в технологии, которые снизят себестоимость добычи «обычной» нефти на уже реализуемых проектах?

Нам представляется, что в ближайшее время в среде нефтяных и экономических экспертов необходимо развернуть серьезную дискуссию по затронутым проблемам.

Динамика цен на нефть марки BRENT

Заслуженный деятель науки РФ, доктор геолого-минералогических наук,профессор Владимир Славкин

Доктор исторических наук Мария Славкина

Материал написан специально для портала «Нефть и Капитал»


[1](Славкин В. Что оставим нашим внукам по окончании «нефтяной эры»? Никчемные запасы нефти или развитую экономику/«Сегодня», 1998, № 106 (20 мая)

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter