Туркменский газ для российского юга
Аналитика

Туркменский газ для российского юга

5 июня 2019, 16:40Екатерина ВадимоваPhoto: turkmenistan.gov.tm
Сотрудничество России и Туркмении в газовой сфере эксперты оценивают как попытку Ашхабада диверсифицировать рынки сбыта в условиях серьезных экономических проблем

Недавний визит в Ашхабад председателя российского правительства Дмитрия Медведева открыл новую главу в отношениях России и Туркменистана в энергетике. Стало известно, что «Газпром» возобновил покупки туркменского газа и собирается уже в III квартале 2019 г. закупать сырье на контрактной основе. Согласно экспертной оценке, сотрудничество двух стран в газовой сфере стало более актуальным в связи с желанием Ашхабада диверсифицировать рынки сбыта в условиях серьезных экономических проблем.

В последнее время страна экспортировала свое сырье главным образом в Китай. Закупка туркменского газа Россией была прекращена в июне 2015 г. на фоне инициированного «Газпром экспортом» спора в арбитраже Стокгольма, касающегося цены сырья. В январе 2016 г. «Туркменгаз» сообщил, что «Газпром» досрочно расторг с ним контракт. Российский газовый холдинг назвал причиной серьезные нарушения контракта со стороны «Туркменгаза».

Тем не менее в январе 2019 г. компании подписали мировое соглашение, а в апреле после трехлетнего перерыва «Газпром» сообщил о возобновлении закупок газа у Туркменистана.

«Газпром экспорт» заключил новый контракт на покупку газа, согласно которому планирует до 30 июня купить до 1,155 млрд м3.

В настоящее время закупки туркменского газа осуществляются по краткосрочному контракту. Но, по словам первого замглавы аппарата правительства РФ Сергея Приходько, начало действия нового среднесрочного контракта по покупке «Газпромом» туркменского газа, переговоры по которому сейчас ведутся, планируется с III квартала. Ранее замглавы Минэнерго РФ Анатолий Яновский сообщал, что «Газпром» и Туркмения завершают переговоры по заключению нового контракта на покупку туркменского газа сроком до 5 лет. Он уточнял, что сторонами обсуждаются разные варианты объема закупки газа, а окончательное решение, вероятно, будет зависеть от цены.

Туркменистан считается одной из самых закрытых среднеазиатских стран на всем постсоветском пространстве. В 2018 г. в СМИ появлялись сообщения о разразившемся в Туркменистане голоде, годом ранее в стране были значительно сокращены социальные льготы. Вполне естественно, что на официальном уровне данные о нехватке продовольствия не подтверждались, но, как известно, дыма без огня не бывает, и все заговорили о серьезных экономических проблемах Ашхабада.

Туркменистан не прекращал активно заниматься экспортом природного газа, но главным и практически единственным экспортным направлением для него стал Китай.

Поскольку собственной газовой промышленности в стране нет, а при прежнем руководстве прекратила свое существование геологическая служба, действующие месторождения были обустроены иностранцами — за их же кредиты. В результате поставки в КНР во многом идут на выплату ранее предоставленных Туркменистану средств, а в Ашхабаде заинтересованы в увеличении экспортных направлений для собственного голубого топлива.

Основные свои надежды страна связывала с реализацией знаменитого проекта газопровода в Индию — ТАПИ (Туркменистан — Афганистан — Пакистан — Индия), но из-за проблем с прокладкой трубы через неспокойные районы Афганистана пока проект газотранспортной артерии продвигается очень медленно. Хотя в перспективе именно он способен вывести туркменский газ к огромному рынку Юго-Восточной Азии.

Кроме того, после подписания в 2018 г. Конвенции по правовому статусу Каспийского моря возникла вполне реализуемая возможность транспортировать голубое топливо на европейский рынок.

Надо сказать, что Евросоюз давно готовился к этому и постоянно вкладывал средства в строительство газопроводов, которые могли бы быстро принять туркменский газ и стать составной частью единой газотранспортной системы «Южный газовый коридор».

К ним относится проект ТАНАП (Трансанатолийский газопровод из Азербайджана в Турцию) и ТАП (Трансадриатический газопровод из Турции на юг Италии).

Вместе с тем до недавнего времени европейские компании не работали в Туркменистане, поэтому, если эта страна захочет выйти на рынок Европы, ей придется основательно заняться разведкой и освоением новых газовых залежей: КНР, которая в последнее время активно развивала добычу газа в Туркменистане, не захочет делиться с Европой. Что же касается России, то, по мнению экспертов, ей важно присутствовать на газовом рынке этой страны, помогая ей воссоздавать газовую отрасль. В то же время они отмечают, что инструментов экономического влияния на Туркменистан у РФ гораздо меньше, чем у Китая, — Россия не является активным потребителем туркменского газа.

Директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов рассказал, что Узбекистан и Казахстан не прерывали закупки туркменского газа. Россия же прекращала их только потому, что газ оказывался дороже экспортной цены, по которой «Газпром» мог его продать.

«"Газпром" мог покупать только себе в убыток, после чего он обратился к Туркменистану с просьбой снизить стоимость, но понимания не нашел. В результате закупки прекратились. Очевидно, какой-то компромисс найден», — пояснил эксперт в интервью «НиК».

Он считает, что с экономической точки зрения закупки газа выгодны России.

«"Газпром" купил газотранспортную систему Киргизии и активно ее развивает. Соответственно, потребление газа в этой стране будет расти. Сейчас для обеспечения данного региона газ закупается в Узбекистане, но, возможно, частично и таджикский газ туда может пойти. Кроме того, поставки из Средней Азии направляются в южные регионы России и на экспорт.

До юга России из Ямало-Ненецкого округа транспортировать сырье далеко. В советское время такая схема была отработана. Сейчас ее хотят возобновить, но весь вопрос в цене, насколько она адекватна.

Тем не менее, поскольку закупки возобновились, можно говорить, что были найдены схемы, при которых они стали приносить прибыль», — отметил Правосудов.

По его мнению, Россия, конечно, может опасаться Туркменистана в качестве конкурента на европейском газовом рынке.

«С другой стороны, те гигантские запасы в 20–30 трлн м3, о которых говорят в Туркменистане, — очень сложный в добыче газ. Он залегает глубже 4 км и содержит большое количество сероводорода; данное сырье дорогое в извлечении и переработке. Похожий газ содержится на Астраханском месторождении, его запасы составляют 3 трлн м3, добывать там можно 100 млн м3 в год, но добывают не больше 15 млн м3. Тем не менее России как-то надо работать с Туркменистаном, который обладает большими запасами газа и теоретически может стать конкурентом на европейском рынке», — напомнил директор Института национальной энергетики.

Эксперт Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев предположил, что закупка туркменского газа — это чисто политическая договоренность.

«С точки зрения газового баланса России туркменский газ сейчас не нужен. Для Туркмении возвращение к поставкам в Россию выгодно, потому что сейчас они критично зависят от Китая. Платежи за поставки в КНР идут на обеспечение кредитов, которые Пекином и выдавались.

Поэтому здесь не идет речь о газе или газовой отрасли — это политика»,

— заявил эксперт в интервью «НиК».

Он заметил, что Россия не может контролировать Туркменистан, поскольку наша страна не является конечным рынком сбыта для его газа и тем инвестором, который мог бы всерьез вкладываться в его месторождения. Белогорьев выразил большое сомнение в том, что Туркменистан может в ближайшее время стать серьезным конкурентом России на европейском рынке: Евросоюз меняет отношение к Турции, которая в случае строительства «Южного газового коридора» способна стать крупнейшим газовым хабом.

«Я не вижу в ближайшие годы какой-то альтернативы поставкам российского газа в Европу. Я не вижу какого-то смысла контролировать то, что нельзя контролировать. Европейские компании тоже пока не рвутся в Туркменистан»,

— отметил Белогорьев.

Политолог Марк Калмыков предположил, что возобновление закупок стало следствием того, что экономическая ситуация в Туркменистане ухудшилась.

«Я думаю, что поставки возобновятся потому, что российской стороне удалось сдвинуть с мертвой точки ситуацию с разработками и с тем оборудованием, которое туда ранее поставлялось Россией.

Там есть финансовые интересы, связанные с тем, что туда было очень много вложено — не только в советское время, а уже гораздо позже. И это вложенное нужно или возвращать, или использовать. Такой возможности у России не было, сейчас она появилась»,

— указал эксперт.

По его словам, политическая составляющая российского интереса заключается в том, что Туркменистаном интересуются и другие страны, например Иран и Китай.

«Судя по всему, изменилась позиция Туркменистана по поводу собственного газового сектора. Можно предположить, что они наконец-то допустят туда Россию, чтобы там проводить исследования с нашим же оборудованием. Остальные страны тоже будут допущены для создания конкурентных условий», — отметил Калмыков.

Екатерина Вадимова

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter